Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Возвращение блудного героя [15 О.С. 397 КС; свободный]


Возвращение блудного героя [15 О.С. 397 КС; свободный]

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Сидеть в кресле было не так удобно, как было б лежать, но намного приятнее, нежели стоять, идти или - упаси Создатель - куда-то ехать: как бы то ни было, оно не качалось, не дёргалось и не норовило пойти галопом, пуститься вскачь, понести. "Скачущая мебель - бред какой-то! Может, уже брежу, коли такое в голову пришло? Сплю, и мне снится кошмар? Хорошо бы, вся последняя неделя им оказалась - вот бы проснуться, и чтоб ни дуэли, ни раны не было!" - Жюстен отогнал образ вставшего на дыбы предмета интерьера и продолжил наслаждаться долгожданным, хотя и не полным покоем и отсутствием необходимости что-либо говорить. Он любовался пламенем свечи, старательно игнорируя навязчивую мысль закрыть глаза и задремать, пока сестричка давала указания насчёт ужина.

Счастье длилось недолго: графиня - благо, сестра, не мать - настойчиво требовала рассказа, а наскоро выдумывать оный и особенно упомянутую ею "милую девицу" исключительно для развлечения Ивонн было чревато уличением во лжи и дальнейшими расспросами. Помимо того, молодой человек вымотался за день и не хотел сочинять малоправдоподобную историю: "Не поверит же или подробности пожелает услышать, подловит где-нибудь. Пусть всё будет банально и обыденно, но так, чтоб не поймали на вранье."

- Ивонн, я ездил играть. Там играют, кутят, пьют, шутят, обсуждают оружие и лошадей, ссорятся, дерутся, заключают нелепые пари, но там нет милых девиц, - cерьёзный тон был разбавлен невесёлой полуулыбкой-полуусмешкой, между прочим, не поддельной, не наигранной, а настоящей, так как Жюстен подумал, что в таверне всё-таки были очень даже миловидные девицы, хотя и мало его заинтересовавшие или просто не успевшие этого сделать до того, как какой-то - Не какой-то, а поплатившийся за это, - позлорадствовал Жюстен, - умник вздумал пошутить относительно то ли Ивонн, то ли одной из них, действительно отдалённо напоминавшей его сестру-красавицу, но эти весьма привлекательные служаночки, строившие глазки посетителям, едва ли соответствовали ожиданиям сестры касательно милых девиц, по правде, они и его представлениям о девушках, достойных упоминания в разговоре в приличном обществе, не отвечали. Воспоминание о дуэли и её причине взволновало и смутило его,- тех, о ком ты хотела бы услышать, по крайней мере. Мне практически нечего тебе рассказать... - А если рану обнаружат? Обнаружат безо всякого "если". Надо бы объясненьице притянуть за уши. Падение с коня, с лестницы или с дерева? Ужель то не происшествие? - Ничего из ряда вон выходящего, разве только котёнка с дерева спасал. Он, глупый, залез, а слезть сам не мог, мне его жалко стало: он же такой маленький, пушистенький, пятнистенький и мяукал жалобно, словно верещал: "Помогите! Спустите меня на землю, умоляю!" - живое воображение услужливо нарисовало в красках пищащий с ветки маленький комочек пёстрой шерстки с блестящими пуговками глаз, почти заставив юношу поверить в выдуманную им же историю. - Только маменьке не говори, пожалуйста: старший сын и наследник графа Марана свалился с дерева, доставая оттуда тварюгу Леворукого, - курам на смех! Вообще никому не говори - засмеют ещё. Ладно? Договорились?

Отредактировано Жюстен Маран (2013-06-05 15:13:47)

0

32

Глаза юной графини мигом загорелись чем-то диким и непередаваемым, точнее сказать - высшей степенью кавая умиления.
- Ой, котёночек, котёёёночек! - запищала она, чуть ли не напомнив объект своего умиления, и захлопав в ладоши.
Ни на одну девицу, будь она хоть трижды набожной, ещё никогда благоразумно не действовало упоминание о том, что котята - тварюшки Леворукого. В конце концов, кто его знает, этого Леворукого, - а вдруг он такой же милый, как и его твари?
- Ты упал с дерева? - вмиг погрустнела Ивонн. - Это очень плохо. Ушибся?
Ответа на вопрос она, однако, не дождалась, потому что её уже мучил следующий:
- А ты привёз мне этого милаху, Жюстен? - теперь глаза девушки загорелись надеждой - не менее дикой, чем вернувшееся умиление.

0

33

- Упал... - эхом отзозвался Жюстен, но графиня Маран его не слушала и не прекращала щебетать, предвкушая получение пушистого подарка, поэтому молодой человек, дождавшись, когда девушка закончит фразу, продолжил. - Никто и не говорит, что хорошо: упал, ушибся, на сук напоролся... А котёнок... Котёнок выпустил когти, попортил рукав мне и удрал в кусты - только его и видел; ловить не стал: мне не до того, чтоб за ним гоняться, было, извини.
Разочаровывать Ивонн было совестно: "Не мог ничего лучше придумать, чем спасение котёнка! Мог бы и догадаться, что сестрёнка захочет взглянуть на "милаху". Ладно б, по-настоящему котёнок был, а тут получается, что солгал да ещё и огорчил своим враньём. И что теперь? Признаешься, во лжи? Зачем лгал, спрашивается... Нет, сам, конечно, знаю, зачем, но как сестре объяснить? Позабавить, рассказом развлечь надумал, да не вышло? А рана откуда? Пусть всё остаётся, как есть, точнее, как сказал. Еду б побыстрее принесли, чтоб поужинать с Ивонн и поскорее лечь отдыхать. Лишь бы Ивонн - она ведь добрая, заботливая - врачевателя для осмотра последствий "падения" не пригласила ко мне: он уж точно догадается, поймёт, расскажет матушке, отцу, сёстры тоже узнают, братики... Все будут волноваться, хоть и поздно уже волноваться. Почему поздно? А если повторится? Почему должно повториться? Не должно, ежели случайность, но не похоже это на случайность: две дуэли за месяц по одному и тому же препротивному, мерзкому, гнусному поводу. Месяц назад такого себе представить не мог: сказал бы кто - не поверил бы, что вообще когда-либо вызову кого-либо после того, как тогда трясся от страха перед дуэлью, а после выслушивал матушкины причитания. Как бы то ни было, так продолжаться не должно, поскольку не может: не могу же я с каждым, кому не лень сплетничать, драться! Фехтовать умею, но не настолько хорошо, не так, как... как кто?.. как господин Первый маршал, например? Душу Леворукому за талант фехтовальщика и неслыханную удачу я не продавал. А если б предложили, согласился бы? Вполне возможно, только кому она нужна?.. Повезло, если это можно называть "повезло", два раза, но везёт лишь до поры до времени. Вопрос, до какого. Кому и зачем потребовалось обижать Ивонн - она же ангел! Милая сестрёнка, кто же тебя так невзлюбил? Это ж надо додуматься до этой подлости! Кто бы это мог быть?" Осознав, что на выяснение причин всех своих бед и поиска средств их устранения у него ещё будет немало времени, когда он будет прятаться от родных в своей комнате, избегая общения с ними, наследник Маранов вернулся к более актуальной в данный момент для него проблеме предотвращения немедленного оповещения о своём мнимом падении кого бы то ни было и неминуемого в таком случае прихода врача для осмотра ушиба ли, раны ли.
- Ты только никому, пожалуйста, не говори о котёнке, а я не скажу, что ты этого самого котёнка завести хотела, - желая обезопасить себя от разоблачения мэтром Октавиусом, Жюстен предпринял попытку договориться с сестрою, тут же укорил себя за это. - "Уже сестричке условия ставлю - ультиматум целый..." - и, оправдываясь то ли перед Ивонн, то ли перед самим собою, хотя и особой неприязни, как, впрочем, и любви, к кошкам не питал, признавая, что порча мышами и крысами запасов продовольствия ничуть не лучше присутствия безобидного для людей, но чем-то не угодившего Создателю или слугам Его животного, пояснил. - В кошках у нас надобности нет, а животными Леворукого они считаются.

0

34

- Ну Жюстееен, - капризно протянула Ивонн, - ты же не маменька и не священник, чтобы проповеди читать. Если они и считаются животными Леворукого, то это очень глупо. Наверняка это придумал кто-нибудь наподобие нашего коморщика, который то и дело чихает от кошачьей шерсти, - рассмеялась девушка.
- Так я-то хотела завести, но не завела, - подразнилась юная графиня. - А ты таки залез и таки упал!
- Жюстен, - вдруг строго произнесла Ивонн, - а что значит тебе было не до того? Ты серьёзно поранился? Нужно позвать мэтра Октавиуса, чтобы он тебя осмотрел, - девушка решительно направилась к шнурку для вызова слуг и протянула руку, чтоб позвонить.

0

35

"Может, и вправду про кошек тот придумал, кому от шерсти нездоровилось или приходилось от неё одежду постоянно отряхивать, - Жюстен особо богобоязненным не был, ненависти по отношению к кошкам не испытывал, соглашался с сестрою относительно того, что роль проповедника ему не идёт,  но не касательно наличия потребности в котёнке и возможности сохранения благопристойности при его приобретении юной графиней, - но что люди подумают, как относиться станут... Станет "до того", когда уколят шпагой или - врём же - с дерева упадёшь!"
- Нет-нет-нет! - горячо запротестовал Жюстен в ответ на предложение обратиться к мэтру Октавиусу, чересчур резко вскочил, увидев, что Ивонн собирается позвонить, схватился за плечо, к счастью, больше из опасения потревожить рану, нежели от боли. - Мэтр Октавиус же матушке всё расскажет, она меня отчитает, может даже прогулки запретить, коли узнает. Мне это нужно? - зачастил он, оправдывая своё нежелание обращаться за медицинской помощь, и постарался успокоить сестру. - Там был врач, он осмотрел, обработал, велел беречь руку и пообещал, что всё заживёт.

0

36

Ивонн удивлённо воззрилась на юношу.
- Да что ты такой дёрганый сегодня, Жюстен?
Выслушав объяснения брата, вызывающие всё больше подозрений несмотря на то, что степень их внятности не снижалась, Ивонн сложила руки на груди и слегка прищурилась. Сама бы она ни за что не поверила, если бы кто-то ей сказал, насколько в этот момент она похожа на уважаемую госпожу Амалию, несмотря на собственные юность и красоту.
- Матушка отчитает тебя лишь за то, что ты упал с дерева? - последовал настороженный вопрос. - Жюстен, такое с нами случалось разве что в детстве. Покажи-ка мне, - и она снова протянула руку, но уже к Жюстену.

0

37

- Говорю же, устал за день.  Матушка сердиться будет за длительную отлучку и в особенности, если узнает, из-за падения с дерева, точнее, не из-за самого падения, а потому что полез, куда не следовало, рискуя свернуть себе шею, ещё и поездки запретит... Как тут спокойствие сохранять? Ругать будет не за падение, а за глупость: нелепо же навернуться с дерева, доставая оттуда котёнка, а не случалось такого с детства потому, что на деревья уже не лазили - вернее, ты не лазила - и, соответственно, с них не падали. Не надо никому ничего сообщать и никого звать, пожалуйста. Руку тоже осматривать не надо: уже осмотрели, там повязка с целебной мазью, нечего её трогать. Потом, как ты это себе представляешь? - юноша отступил немного, наткнулся на кресло, чудом в него не упав, замер, прислушиваясь,  опасаясь, что несколько последних его предложений, хотя и были сказаны отнюдь не громко, могли бы быть услышаны, если б кто-то оказался под дверью, например, слуга, принесший ужин. Чтобы удостовериться в отсутствии кого-либо там, он, по возможности мягко ступая, подошёл к двери и распахнул её: "Никого. А чего ты ждал? Что кто-то будет подслушивать под дверью, вместо того, чтоб постучать? Делать им больше нечего. Правильно Ивонн заметила, нервный сегодня. Только я что ли в этом виноват?"

Отредактировано Жюстен Маран (2013-07-18 14:17:38)

0

38

Девушка пронаблюдала за братом со всевозрастающим удивлением. Она не слишком любила усиленно размышлять на темы, охватывающие более, чем симпатичные офицеры или привезённые отцом из города наряды, но сегодняшнее явление Жюстена и его последующее поведение даже её девичьему уму дали весьма богатую пищу. Однако юная графиня была не из тех, кто любил долго мучиться загадками в одиночестве, ей требовалось знать всё сразу, поскольку морщины усиленных раздумий могли плохо сказаться на коже лица, это она знала точно, притом, с самого детства.
Её вдруг пронзила догадка, которую она не могла не высказать, в силу невероятности той.
- Жюстен... - Ивонн медленно опустилась в кресло, нервно сцепив руки вместе. - Ты ведёшь себя, как шпион! Видел бы ты себя со стороны. Послушай... Даже если это так, я хочу знать правду.
Это было слишком невероятно, чтобы быть правдой, но иначе к чему бы брату так обеспокоенно скрываться. Кое что о юношеских похождениях Ивонн вполне могла додумать и сама, благо, замковая библиотеки располагала к тому.
- Ты кого-нибудь убил?? - пролепетала девушка, ошарашенная не столько самой догадкой, сколько тем, что решилась произнести её вслух.
И только сделав это, она поняла, что не знает, готова ли услышать ответ - действительно правдивый ответ.

0

39

" Шпион?! - юноша, немного успокоенный результатом проверки, осознал, каким странным его поведение должно казаться сестре. - Хороший бы вышел шпион! Если б настоящие шпионы были бы столь мнительны и, следовательно, подозрительны, их бы тут же уличали... Правду? Хорошо, пусть будет правда, но не та. "
- Ты кого-нибудь убил? - предположение  графини  соответствовало действительности, и, хотя Жюстена тревожил не столько факт убийства на дуэли - прошедшего времени ему вполне хватило, чтобы вдоволь попереживать по этому поводу и убедить себя, что во всём произошедшем его вины нет и быть не может, напротив, он сам выступает в роли жертвы чьего-то злого умысла, - сколько её причины и собственное плачевное состояние,  слова герцогини его взволновали: " Не  спорю, не убивал, хотя нет, убивал... убивал. Всё равно не спорю: не обвинять же себя, не признаваться же самому... У меня не было выбора, к тому же, я не офицер действующей армии... Убивал или не убивал? Убил, но убить соперника на дуэли и промышлять разбоем на большой дороге - совершенно разные вещи, кроме того, я не специально... Ещё скажи, что не хотел! Хотел-хотел, настолько хотел, что на его шпагу сам бросился, за что и расплачиваюсь сейчас, лишь бы его достать. Не всё ли равно? Сестрёнка ждёт правды..."
- Ивонн, я не шпион. На кого мне шпионить? Убил? Со стороны правосудия мне едва ли что-то грозит,  можешь не беспокоиться на этот счёт.   - Жюстен ответил с небольшим промедлением, осторожно подбирая слова, чтобы не соврать в очередной раз. "Решил, что лимит лжи исчерпан? Важно ли, скажешь ты правду или ложь, коли уже соврал? Наверное, без разницы. Значение имеет то, что пока что всё обошлось, почти обошлось, если не считать раны и необходимости её скрывать. Удастся ли? Это необходимо. О чём я думаю?! Мог не убить - могли меня убить! Как избежать подобных ситуаций в будущем? Потом подумаю, а сейчас есть Ивонн, кому нельзя говорить всей правды, но кому не хочу и не могу лгать. Надо думать о ней, о том, что говорить ей, а не о том, что дуэль из-за неё. Из-за неё? Сестричку винишь? Нет, виноват кто угодно, но не она и не я! Они виноваты во всём, " - молодой человек злился на самого себя, но с поразительным упорством перекладывал ответственность за всё на чужие плечи, не уточняя, правда, на чьи.

Отредактировано Жюстен Маран (2013-10-25 09:29:40)

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Возвращение блудного героя [15 О.С. 397 КС; свободный]