Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Агарис » Здесь умирает маркиз Эр-При [393 К.С.; закрыт Лучшим Людям]


Здесь умирает маркиз Эр-При [393 К.С.; закрыт Лучшим Людям]

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Название: «Здесь умирает маркиз Эр-При».
Краткое описание:

Вот дом, в котором живут Раканы.
А вот маркиз Эр-При,
с трудом выбравшийся из болотной канавы,
он ранен и умирает
в доме, в котором живут Раканы.
А это два брата, Приддов вассалы,
их тоже ранило, они ж воевали...
Но сегодня они пришли на прощанье
с маркизом Эр-При,
что выбрался из Ренквахи канавы
и нынче, раненный, умирает
в том доме, где как бэ живут Раканы...

Место: дом Раканов если еще не понятно.
Время: где-то в прекрасном 393, после Ренквахи.
Участники: Альдо Ракан, Робер Эр-При, Рихард Борн, Удо Борн.
Доступ на чтение: закрыт Лучшим Людям.

Отредактировано Робер Эпинэ (2012-11-26 21:06:17)

0

2

Маркиз Эр-При нашелся пару дней назад. Это одновременно и радовало, и огорчало. Радовало - потому что вот он, живой. Огорчало - потому что будет ли он жить с такими ранениями, было непонятно.
На протяжении всех девятнадцати лет своей жизни таких ранений Альдо не видел. Как и вообще ничего более опасного, чем порез кухонным ножиком. И сейчас ему было не по себе.
Он снова и снова с беспокойством вглядывался в лицо Эпинэ, но тот приходить в себя не спешил.
- Да очнешься ты уже или нет?.. - тихо пробормотал Альдо и, поднявшись на ноги, заходил по комнате. Хотелось верить, что маркиз Эр-При не умрет за те пять минут, которые он, Альдо, не будет сидеть рядом с ним.

0

3

Странное движение началось в арьергарде, и отец теперь постоянно кидал туда обеспокоенные взгляды. Роберу очень хотелось понять, что же там происходит, но пока все было тщетно. А теперь еще и это...

- Ро! Ро, правь сюда и слушай!

Отец пытается перекричать ветер, хлест знамен и конское ржание.

- Скачи на левый фланг, найди Мишеля и оставайся с ним.

Скакать? Младший из Эпинэ непонимающе посмотрел на отца. Если отсылает - значит тут скоро станет жарко; если тут станет жарко - значит ему место здесь. Он обещал друзьям, матери... Он много чего обещал.

То, что Морис не пустит сына под пули, было понятно и дома, но Ро может... нет! должен... обязан прикрывать ему спину. Он не поедет. И к кошкам уставы!..

- Нет!.. нет... - то, что в призрачном мире иллюзий и закатной агонии звучит твердо, в этом мире едва слышно срывается с губ новоиспеченного маркиза Эр-При. Он еще не знает, что занял место отца. Что теперь и вместо него, и вместо старших. Он еще ничего не знает - ни где он, ни кто с ним. И в этом незнании надежда еще пока жива...

Отредактировано Робер Эпинэ (2012-11-29 22:35:25)

0

4

Молоток на двери дома Раканов был старым и, кажется, плохо вычищенным, но звон разнесся едва ли не по всей улице. Может быть, конечно, Рихард ударил слишком сильно. Но ни сил, ни желания представляться куртуазным и сдержанным, не было.
Робер Эпинэ жив!
Известие, полученное полчаса назад, отдавалось счастливым и одновременно тревожным стуком в висках.
Счастливым, потому что чудеса все-таки случаются. После полного бессильной злости и горечи поражения бегства в Агарис, после бесконечных причитаний давно осевших в Святом Граде талигойцев о том что род Эпинэ прервался. Эти причитания вызывали одно желание: сжать посильнее руки на шее очередного радетеля за дело Великой Талигойи. Ну, или огреть его со всей силы кулаком по макушке. Все они были чересчур многословны, все рассуждали витиевато и пусто о не напрасных жертвах, о героических смертях, но в бегающих глазках угадывалось липкое любопытство и тщательно скрываемое удовлетворение оттого, что они сами оказались умнее и не полезли в пекло. Может быть последнее и казалось Рихарду, но после Ренквахи быть терпимым и снисходительным не получалось.
Тревожным же оттого, что Робер, судя по полученному полчаса назад известию, был плох.
Плох, но жив, а это главное! 
Рихард обернулся к Удо, подмигнул ободряюще.

Дверь отворилась, немолодой слуга пригласил братьев в дом.

0

5

- Робер!!!

Поражение было сокрушительным, а бегство позорным. Но, по крайней мере, их раны оказались несмертельными и как Рихард, так и сам Удо могли самостоятельно передвигаться. Плечо болело и орудовать шпагой в полную силу было ещё проблематично, но, слава Создателю, агарисские лекари утверждали, что заражения нет и через несколько недель он сможет снова быть в строю. Только вот в каком?

Во всяком случае, капитан Борн был не в самом плохом положении: у него были живы оба брата, а что может быть лучше? После сокрушительного поражения, что вновь понесла великая Талигойя, на большее счастье для выживших, чем жизнь их родственников трудно было и надеяться.

Вот у Робера... Его однокорытник и друг, которого он в последний раз видел в лагере перед решающим сражением, потерял всех братьев и отца.

Удо содрогнулся. Он знал, что такое потери, память о собственном героически павшем старшем брате была жива, а горечь от потери никогда не приестся. Но у Робера Ренкваха отняла всех, кто был с ним в  бою. И теперь он внезапно маркиз Эр-При. Вот только рад ли он этому сам? Да как такому радоваться...

Вздохнув, Удо поправил фамильную цепь - подарок отца, заказанный к рождению младшего сына, как впрочем, и всех остальных, по традиции Борнов - и с тревогой уставился на закрытую дверь. Скорее бы открывали! Там ведь Робер...

Отредактировано Удо Борн (2012-11-30 02:11:30)

0

6

- Нет!.. нет...
Понятно, что это не ответ на его вопрос, это протест против чего-то, что тревожит маркиза Эр-При там, в глубине его бреда. Но... все равно жутковато...
Интересно, с чем он там не согласен? С поражением в Ренквахе, с перспективой смерти или с чем-то еще?
Неважно, главное - пусть все-таки выживет...

Тихо скрипнула дверь, появившийся на пороге Франко доложил о приходе гостей.
Что? Гости? Кого еще принесла нелегкая сейчас?
- Спасибо, Франко. Проводи их в гостиную, я сейчас спущусь.
А маркиза Эр-При придется оставить одного... Страшно, но что делать... Кого там все же принесло, интересно?..
Принц обреченно вздохнул, прикрыл за собой дверь комнаты и спустился в гостиную.

0

7

- Прошу, господа. Его Высочество сейчас спустится, - сказал слуга, жестом приглашая следовать за собой.

"Его Высочество?! "
Рихард вдруг осознал, что сейчас увидит того самого Ракана - нынешнего главу легендарной фамилии. Человека, которого, поднимая восстание, хотел привести на трон Эгмонт. Пока метались по городу, пока искали дом Раканов, Рихард об этом не размышлял - он мог думать только о раненом Робере.

Рихард окинул беглым взглядом гостиную, в которую их привел слуга. Дом того, кого хотели видеть на Талигойском престоле, мало отличался от жилищ других агарисских изгнанников, в которых братья успели побывать. Выцветшие обои,  траченые молью портьеры, тот особенный запах, который навсегда поселяется в комнатах, полных старинных вещей.  Их здесь и правда хватало, впрочем, дома многих агарисцев были забиты старьем - по большей части никому, кроме хозяев, не нужным и никакой ценности не имеющим.

Дверь скрипнула, отворяясь, и в гостиную вошел молодой человек - высокий и светловолосый.

- Ваше Высочество, - склонил голову в поклоне Рихард.

0

8

Закусив губу, Удо следовал за братом. Ветхость и затхлость кругом - таковы были первые впечатления. Конечно, с окончательными выводами  торопиться не стоило, но на дворец достойный Ракана это жилище походило мало.

Под сапогами скрипнули половицы, служившие, однозначно, не первый год. Бросая внимательные взгляды по сторонам, Удо не переставал думать о своем. Многие новые знакомцы из борцов за дело Великой Талигойи встреченных в Агарисе производили впечатление пустословов и напыщенных болтунов. Как Ракан их терпит? И почему не образумит? А, главное, почему он сам не пытался присоединиться к нам во время восстания? В конце концов, 19 - достойный возраст для воина, мог бы и попытаться...

Открылась дверь, вошел светловолосый юноша. Первый вердикт: вполне себе любимчик женщин. Это хорошо. Будет о чем поговорить, - с этими мыслями Удо склонил голову в поклоне. О том, каков Альдо как друг и принц выводы ещё делать рано. Сейчас главное - наблюдать и запоминать. И добраться, наконец, до Робера!

Отредактировано Удо Борн (2012-12-05 03:54:02)

0

9

Гости были Альдо незнакомы, скорее всего, кто-то из участников восстания. И, насколько можно было судить по первому впечатлению, имели мало общего с друзьями деда, выглядели значительно достойнее и благороднее.
- Добрый день, господа, - принц приветливо улыбнулся. - Простите, не имею чести знать ваши имена.

0

10

Слуга и впрямь не спросил имена пришедших, чтобы доложить господину.
В доме Раканов так принято, или простота нравов? Если второе, то Рихарду это было по душе. Как и сам молодой Ракан, в котором не чувствовалось, слава Создателю, ни чванства, присущего многим агарисским изгнанникам, ни заносчивости. Принц, молодость которого проходит в пыльных стенах, среди воспоминаний об утраченном несколько веков величии рода. Впору  посочувствовать.

- Рихард Борн, Ваше Высочество, - Рихард поклонился. - Мой брат - Удо Борн. Мы в Агарисе чуть больше недели, и не имели чести быть представленными вам. Но немедленно прибыли в ваш дом, когда узнали, что вы и Ее Высочество отыскали нашего товарища - Робера Эпинэ. Сражавшиеся вместе с ним в Надоре успели оплакать его, как погибшего, - добавил Рихард. - К счастью, мы ошиблись.

0

11

Молчаливым кивком Удо подтвердил слова брата. Как младший он из уважения к Рихарду предпочитал не лезть вперед. К тому же, так  было много удобнее наблюдать и составлять впечатление о происходящем.

На опытного интригана молодой Ракан не походил от слова "никак". Может, он будет ещё и своим парнем? Или это только первое впечатление, а на должную дистанцию при общении им ещё укажут?

Отредактировано Удо Борн (2012-12-05 23:54:49)

0

12

- Рад вас видеть, - кивнул Альдо. - Я слышал о вас. То, что вы с нами, вселяет надежду на то, что дело Эгмонта Окделла все же будет завершено, пусть и не сразу, потому что есть кому его продолжить.
Пустые слова. Ничего не значащие, никому не нужные. Зачем он их говорит? Так положено, а общаться без всех этих вежливых расшаркиваний, предложить с порога перейти на "ты" не положено. Не нарушать же все правила этикета прямо сразу...

- Что же касается Робера Эпинэ, его состояние оставляет желать лучшего. Конечно, мы надеемся, что все кончится благополучно, но надежды не так много...

0

13

Альдо Ракан наверняка произносил слова много раз повторенные, едва ли не заученные, говорил тускло, немного устало. Для него Ренкваха, Надор были всего лишь названиями. Что же, его счастье...

- Не знаю, будет ли оно завершено, по крайней мере при нашей жизни, Ваше Высочество, - Рихард не сдержал невеселой усмешки, - но лично я не успокоюсь, пока не попытаюсь отомстить.

Он помрачнел: перед глазами, словно это было час назад, проносились лица падающих в грязь товарищей, искаженные в крике рты, грязные лица, слипшиеся волосы. Кровь на комьях мокрой жижи сразу становилась бурой, почти не отличимой. За время службы Рихард видел достаточно сражений, но в Ренквахе была бойня. Есть вещи, которых простить нельзя, даже если противник был в своем праве.

- Можем мы увидеть Робера? - спросил Рихард. Это казалось очень важным: увидеть Эпинэ живым. Пусть и бесчувственного.

Отредактировано Рихард Борн (2012-12-06 19:21:02)

0

14

Пять лет тому назад, когда погиб брат Карл, Удо и самому было 19. И он уже тогда знал, что смерть безжалостна. Теперь, к 24, он твердо придерживался мнения, что прошлым жить бесполезно, а будущим бессмысленно, поскольку та самая смерть может легко нарушить все планы. Но это совершенно не повод не жить настоящим. Только им можно и нужно жить. "Лови момент, как можно меньше верь будущему" - так говорили древние и Удо не видел повода им не верить.

Младший Борн чуть нахмурился. Сейчас их задерживали, не давая тот самый момент поймать. Если Робер так плох, то само промедление было смерти подобно. Как несостоявшийся политик, молодой человек готов был много терпеть и слушать, но в такие моменты он и не думал подавлять в себе военного: нужно действовать, спешить, увидеть, лечить... А не обмениваться пустыми фразами в гостиной.

Слегка закусив губу,  Удо опустил глаза, дабы не выдать нарастающего нетерпения.

Сarpe diem, quam minimum credula postero...

0

15

- Увидеть? В этом нет особого смысла, но причин отказать вам у меня тоже нет. Идемте, - Альдо приглашающе взглянул на Борнов и направился в комнату, где оставил Эпинэ, не сомневаясь, что гости последуют за ним.
Возможно, это было даже к лучшему, надолго оставлять Эпинэ одного было страшно. Да и для Борнов, видимо, важно увидеть его, пусть и в бессознательном состоянии...

0

16

- В этом нет особого смысла.

Если Робер так плох,  тем более надо спешить, звать лекарей. Конрад может помочь, посоветовать каких-нибудь агарисских светил.

- Благодарим, Ваше Высочество, - коротко поклонился Рихард и последовал за принцем.

Тот, кажется,  был искренне взволнован состоянием маркиза Эр-При, которого знал всего день или два. И это делало Альдо Ракану честь.

0

17

Комната в которую их привели была скромной и светлой - постель у окна, стол со стулом в углу, два кресла перед кроватью, комод... Все потертое, но воздух , казалось, был чище, чем в остальном доме - сказывалось регулярное проветривание и явное старание содержать комнату, ставшую палатой, в особой чистоте.

Удо рванулся к другу, первым оказался у постели. - Робер! - склонился, вглядываясь в бледное лицо с темными кругами пода глазами, взял за безвольно свесившуюся с кровати руку. Показалось или пальцы чуть шевельнулись? - Робер!- позвал он ещё раз. - Ты слышишь меня? Дай хоть знак ресницами!

Из всех присутствующих, он знал Робера лучше всех. Конечно, потом с Эпинэ сошелся и Рихард, но проделки времен Лаик навсегда останутся у них на двоих. И ни для кого из присутствующих жизнь Робера не могла быть так дорога как для него.

Отредактировано Удо Борн (2012-12-13 23:23:38)

0

18

Морис нахмурился, видимо, собирался отчитать сына. Но передумал - не до того.

- О чем ты думаешь?! Альбера где-то носит, а пушки надо развернуть! Предлагаешь мне самому ехать с приказом и там помогать?!..

Робер опешил. Так значит, отец вовсе не думает его отсылать? Значит, там он просто нужнее? Вот ведь дурак!..

Пока младший Иноходец раскаивался в собственной глупости, маркиз Эр-При тем временем откопал где-то лист бумаги и принялся быстро на нем строчить. На всякий случай. Если Ро не доедет... по какой-либо причине.

Когда с писаниной было покончено, мужчина спешно сунул приказ сыну и, хлопнув мальчишку по бедру, выдохнул:

- Скачи.

Обнадеживающий кивок и улыбка, выглядывающая из седеющей бороды. Робер не смог не улыбнуться в ответ и, развернув коня, дернул поводья. Копыта Эклера уходили в вязкую землю, но, оправдывая свое имя, он мчал всадника достаточно быстро, чтобы тот не видел, как надежду во взгляде маркиза Эр-При сменила грусть.

Робер неудачно переменил позу, и с бледных губ слетел тихий стон.

- Робер! Робер! - принес ветер.

Всадник оглянулся и увидел, как давным-давно спешившийся Мишель машет руками, привлекая его внимание. Ро было удивился, почему так, но односложное прозвище скорее растаяло бы в царящей вокруг суматохе, чем достигло бы его слуха.

- Мишель!.. - окликнул брата Робер, давая понять, что он его видит, и всадил шпоры в бок коню, прибавляя скорость. Рука, когда-то в другое время и в другом месте сжимавшая подписанный отцом приказ, сейчас сжала простынь, а ее хозяин - нахмурился от стрельнувшей в ребро боли.

Отредактировано Робер Эпинэ (2012-12-14 00:35:39)

0

19

По челу Робера сначала пробежало облачко, затем он нахмурился,  рука сжала простынь, он вздрогнул, словно от внезапной волны боли и побелел ещё больше, хотя, казалось, это было невозможно.

- Он слышит! - хриплым шепотом, боясь потревожить больного, произнес Удо. - Понимаете - слышит! - повторил младший Борн, оглядываясь на присутствующих, словно поражаясь их бесчувственности. - Где же этот ваш лекарь? Тут действовать надо!

Обычно Удо хорошо держал себя в руках, но внезапно вспыхнувшая надежда после месива недавней бойни была такой хрупкой, такой призрачной... И тем не менее надежда была. Сохранить последнего молодого Эпинэ, будущего продолжателя рода и хорошего друга - ещё живого, в отличие от тех, бездыханных, покрытых грязью и кровью и оставленных совсем недавно позади - сейчас казалось самым важным, самым главным.

В тот же момент запекшиеся губы зашевелились, словно произнося какое-то имя, но ничего разобрать было невозможно, хоть Удо и склонил голову почти на самую грудь больного.

Отредактировано Удо Борн (2012-12-14 19:30:43)

0

20

- Лекарь уверял, что сделал все возможное, теперь только как он сам, справится или нет... Увы, Агарис никогда не славился своей медициной, и наши лекари большего не сделают. Если только кто-то из по-настоящему хороших отступал с вами...
В голосе Альдо слышалось волнение, которое он и не пытался скрыть. Познания в медицине у юноши были неважные. Ему казалось, что сейчас, в эти самые минуты, судьба Робера решается уже бесповоротно, сейчас станет понятно, выживет он или нет. И он, Альдо, бессилен чем-либо помочь, только ждать, пока все решится само...

0

21

Удо был по-настоящему потрясен, так что на какой-то миг утратил присущее ему обычное равновесие. Как всегда случалось в такие моменты, Рихард наоборот собрался, успокаивающе сжал плечо брата:

- Я уверен, что Их Высочества сделали все возможное. Мы спросим Конрада, - сказал он Альдо. - Возможно, он знает каких-то лекарей.

В этот момент губы Робера зашевелились, он проговорил что-то неразборчивое, и Рихард стремительно склонился к нему, сжал его теребящую простыни ладонь:

- Робер, это я, Рихард Борн. И Удо здесь. Что ты хочешь сказать?

0

22

Мишель протянул ему руку, помогая соскочить с коня. Не то, чтобы он сам не справился, но на поле боя так мало способов показать свою заботу о друге, что проявляется она в таких вот мелочах.

- Так мало и так много... - Ро уставился на солдата, которого тащили в укрытие двое.


- О чем ты? - рассеянно спросил Мишель.

Он думал о деле и внезапные слова брата его только сбивали с толку. Робер покачал головой.

- Да так. Ни о чем. Отец велел разворачивать пушки, здесь, у вас, и у Сэц-Пуэна, но туда он вроде уже кого-то направил. Если нужна по...

Договорить он не успел. Мужчина лет сорока на вид затянул в узел веревку вокруг ствола и кинул конец ему. Неужели они предвидели приказ?!

- Руки лишними не будут, - согласился Мишель и, перетянув лентой хвост, тоже ухватился за веревку. Видимо, младший брат выглядел удивленным, потому что старший поспешил объяснить. - Ряды сзади смяты, уже понесли раненных. Их немного, шума куда больше, но если предполагать плохое, то число жертв возрастет. Сейчас пока во всем виноваты люди и кони. И мы, которые слишком понадеялись на болота...

- Что ты имеешь в виду?

Роберу не понравилось, как прозвучало последнее, но пугать брата Мишель не спешил. Может, переполох устроили местные? Они умеют ориентироваться в топях, а чтобы напугать лошадей достаточно двух выстрелов. Если удачных - то хватит и одного. Армии тащиться сюда не за чем. Армия здесь не пройдет. Она ждет, когда от нее отвернут все пушки...

Мишель собирался исполнить приказ лишь на половину, но дурные предчувствия его все равно не покидали.

- Ты знаешь, где Арсен? Серж?!

Арсена, как и Мишель, Робер не видел с утра, но он, как и Серж, должен был быть на своем месте. Где было место старшего, Ро не мог вспомнить, где-то у перелеска, а вот Серж находился с остатком артиллерии, разворачиваться которому приказа не было.

- Считаешь, что нужно развернуть все пушки? - догадался Ро, но в словах его уверенности не было. Это Мишель был оруженосцем артиллериста, а он-то всю жизнь в седле.

- Именно, - кивнул брат. - Мчись сперва к Пуэну, он должен быть как раз по пути, убедись, что он выполнил приказ, как надо. Потом через него к левому флангу, найдешь там Сержа и передашь ему это, - в руку Ро легла уже знакомая бумага. - Медлить некогда. Пока ты получишь у отца новый и все ему объяснишь, мы потеряем время. Отдашь этот, а на словах скажешь, чтоб разворачивались лишь на половину, причем чуть больше четверти орудий, сколько их там у них всего, на девяносто градусов к правому флангу и центру. Если кто со стороны болот и выскочит, то сделают это западнее, там суше должно быть, поэтому ребятам придется тогда прикрывать отступление...

Мишель говорил так быстро, что Робер успевал только запоминать - не думать и не спорить. Впрочем, даже подумав, вряд ли бы Эпинэ отказал брату. Мальчик-Удача все знает наперед, он чувствует, знает, как правильно...

Вскочить в седло - в который раз за день, уткнуться темной макушкой в светлое-светлое небо... Каждый раз вставляешь ногу в стремя, прыгаешь и кажется, что небо всасывает тебя в себя, что сейчас улетишь. Робер хотел бы улететь - от грязи и пыли, от дыма, потянувшего откуда-то справа, от бесконечного ржания и непонятного движения толпы. Зачем она движется? Что происходит?!..

Он оборачивается, чтобы спросить брата, но Мишель уже снова отдает кому-то какой-то приказ и горло последней пушки из тех, что велено повернуть, стягивают веревки. Слова замирают на губах, Робер упрямо сживает их и стискивает коленями бока коня. Эклер с шумом втягивает носом воздух и мотает головой - тоже упрямый. Но коню ли спорить с Иноходцем?!..

Новый виток воздуха подхватывает Эпинэ и несет, каким чудом он умудряется уворачиваться от лезущих под копыта коню людей, ни Ро, ни Эклер не знает. Они уже не похожи на людей, что-то дикое проявилось в их бледных лицах. Так все-таки, мертвы они или живы? Голова идет кругом, а где-то там, внутри только и делает, что звенит:


Мишель, Мишель, Мишель...

Он передаст приказ и вернется. Сперва к Мишелю, а потом и к отцу, хотя как бы было здорово остаться с братом!

Мишель, Мишель, Мишель, Мишель...

- Мишель... - спокойно выдыхает Робер и успокаивается. Ребро больше не больше не болит, а рука сжимает чью-то руку. Мишель. Ну конечно же это он. На душе становится спокойнее, вечное движение куда-то исчезает, а глаза застилает тьмой. Даже звуки смолкают. Но Ро не страшно. Ну и что, что брат остался там? Мыслями он все равно здесь, с ним... как всегда.

0

23

- Мишель...

Рихард прикусил губу. Мишель был мертв, как и другие братья Робера, как и Морис... Но не говорить же об этом здесь, не говорить ему, полубесчувственному, болтающемуся на границе жизни. Маркизу Эр При еще предстоит узнать о судьбе своего семейства. Даст Создатель - предстоит.
Рихард сильнее сжал пальцы Робера, а потом отпустил, провел по влажным от пота волосам больного.

- Выздоравливай, Робер, - сказал он, выпрямляясь и чуть отступая назад.

На душе было тошно.

0

24

Удо сморгнул, отворачиваясь.

Робер был плох, очень плох. Похоже их ждала ещё одна смерть. Вернее, эта смерть была очень близка и очень вероятна. После всего что они пережили, после всех потерь блеснула надежда и почти погасла. Звезда Робера мерцала весьма тускло и шансов оставляла крайне мало. Кто-то мог бы подумать: что есть одна жизнь на фоне тех смертей, что они видели в болотах Ренквахи? Тех угасающих стонов, истекающих кровью тел, стекленеющих глаз...  Эти воспоминания были свежи в памяти, да и  как можно забыть то, что сниться каждую ночь?

Удо сглотнул, чувствуя как к горлу подступает комок. Он был воином и знал, что означают потери, однако одно дело - честный бой, а другое - недавняя бойня и тот промозглый туман, что окутывал болота при их спешном отступлении, когда все шансы были потеряны и чавкающие топи медленно но верно поглощали, наслаждаясь, тела их товарищей. Некоторым повезло больше - умирая на кочках они могли рассчитывать, что их тела будут преданы земле, а не будут поглощены мутной болотной жижей. Умирающий боевой товарищ, которого Удо тащил на себе до последнего, был оставлен им в одном из импровизированных придорожных лазаретов и о его судьбе Удо ничего не знал до сих пор, кроме того, что до Агариса тот, похоже, не добрался.  И сейчас молодой Борн молил Создателя сразу о двух жизнях - той, что была для него в полной неизвестности и той, чья судьба решалась у него на глазах.

Это была слабая попытка утвердить торжество Жизни над Смертью, попытка, которая, похоже, была обречена на провал. Если только Робер не соберется. Не соберется и не выживет.

Удо сжал кулаки, даже не чувствуя как ногти входят в собственную плоть.

Отредактировано Удо Борн (2013-01-15 03:00:42)

0

25

Альдо было страшно. В происходящем он понимал все меньше, и что со всем этим делать - не знал. Кто этот Мишель, которого зовет маркиз Эр-При? Что он там вообще видит сейчас?.. - наверняка ведь там, в его бреду происходит что-то, важное для него...
И - а что делать-то? Звать очередного лекаря? Сидеть и ждать, оставив все на волю судьбы? Или... или что?..
Принц чуть растерянно взглянул на Борнов - может быть, хоть они знают, что делать?

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Агарис » Здесь умирает маркиз Эр-При [393 К.С.; закрыт Лучшим Людям]