Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Агарис » Залог [1 О.Волн 397 КС; свободный]


Залог [1 О.Волн 397 КС; свободный]

Сообщений 31 страница 60 из 75

31

Выслушав сложную речь гогана, Робер перевел взгляд на Альдо, пытаясь понять, примет ли тот приглашение или поступит мудро и уйдет. Да, уйдет — почему-то Эпинэ понимал, что это было бы правильным решением. То ли Иноходец вспомнил, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, то ли ему не пришлась по душе оценка их с принцем «полезности», но то, что они рискуют вовлечься в авантюру, последствия которой будет сложно предсказать, маркиз понимал прекрасно. Понимал — но сам для себя не мог бы однозначно ответить, как бы он сам поступил на месте спутника. С одной стороны Роберу была интересна развязка этого разговора, объявление цели столь странного и неожиданного приглашения, с другой — припомнив о чудесной морковке на завтрак, он не мог купиться обещанным «облегчением участи изгнанников». В конце концов, ему ведь приходится тяжелее, чем живущему с бабкой принцу?.. В общем, благоразумие встретилось с достойным противником, но, к счастью, от исхода этого поединка зависело мало — решение предстояло принять Альдо, и тот принял его, обещая первому поражение. Впрочем, участи своего вассала, раздираемого внутренними противоречиями — доверять или не доверять — Альдо не облегчил. Робер с задумчивым и серьезным видом прошел следом за сюзереном и опустился в соседнее кресло, коротко, но подчеркнуто благодарно кивая достославному из достославных, еще не зная точно, за что благодарит. За возможность облегчить муки желудка, пожалуй...

0

32

НПС. Гоганы, Енниоль.

Трапеза шла своим чередом, блюда сменялись, прислуживал за столом сам хозяин трактира - видимо, младших слуг сюда, в святая святых, и впрямь не допускали. Енниоль был спокоен и сдержан, он не бросал на Альдо и Робера пристальных взглядов, пытаясь что-то прочесть по их лицам, не следил за ними краем глаза - просто воздавал должное поданным блюдам, как, наверное, обедал бы за одним столом с собственной семьей, если она у него, конечно, была. Прочие следовали его примеру, хотя и были менее сдержаны.
Трапеза закончилась новыми чашами для омовения рук, и только когда их унесли, Енниоль поднял взгляд на гостей. Внесли знакомые курильницы, в воздухе поплыл сладковатый дурманящий запах.
- Прежде, чем предложить то, что мы хотели предложить, - невозмутимо начал достославный из достославных, которого явно ничуть не смущал непривычный для чужаков аромат благовоний, - я должен спросить: что знает великолепный Альдо из дома Раканов о прошлом своей семьи и нашей вере - кроме того, что со слов эсператистов правнуки Кабиоховы слывут демонопоклонниками?

Отредактировано Мэллит (2011-06-28 13:14:45)

0

33

- Почти что ничего. Даже, лучше сказать, совсем ничего, - голос Альдо, не ожидавшего подобного вопроса, прозвучал чуть растерянно - хотя, казалось бы, сейчас стоило быть готовым к ответу на любой, самый неожиданный вопрос. - Мне неоткуда, кроме слов эсператистов, было слышать о вашей вере, и я знаю лишь о их точке зрения. Что же касается прошлого моей семьи, мои мознания о нем, увы, не так глубоки и обширны, как бы этого хотелось.
Удивляться еще чему-то? Пытаться как-то подстраивать ответы под то, чего бы могли от него ожидать? Это, скорее всего, все равно бесполезная затея - куда клонят гоганы, угадать невозможно при всем желании. А значит, пусть все идет так, как идет.

0

34

Желудок, дорвавшийся до человеческой пищи, благодарно напоминал о себе, опрокидывая сознание Эр-При куда-то за приделы помещения, где тайны уже собрались и приготовились множиться. Множиться, потому что объяснять мотивы странного приглашения Енниоль не спешил, а сладкий запах застилал голову туманом, заставляя мысли в голове ворочаться медленно и лениво. Робер еще не успел проследить за направлением мысли гогана и понять, что общего между Раканами и верой этих торговцев, как снова заподозрил нечто, заговорившее все о том же многострадальном сыре. Который бесплатный и в мышеловке. Не то, чтобы к грызунам маркиз питал отвращение, но сравнивать себя с ними было не очень приятно, а делать это приходилось, потому что мерзкие мысли о сыре и не думали пропадать, более того — с каждым новым сказанным словом они обретали почву под своими эфирными ногами и заставляли бросать странные взгляды на Альдо. Пусть историю Эпинэ не любил, да и дипломатом не был, но если он что и понимал, так это то, что признаваться в своей неосведомленности — дело последнее. Особенно, если не знаешь точно, к чему ведут переговоры и с кем ты их ведешь. Были ли друзьями гоганы? Вряд ли другом можно назвать человека, пообещавшего отлучить тебя от морковки и перевести на менее постную пищу. Впрочем, если судить по тем, кого приходилось называть «друзьями» в Агарисе, и вышеназванное можно считать подвигом, следовательно, и Достославного — другом, если не сразу лучшим.

0

35

Если бы последний из Раканов проявил глубокую осведомлённость в вере правнуков Кабиоховых, Енниоль был бы весьма удивлён. Дети Гоха не кричали об истине, которую знали, на каждом углу, подобно глупой торговке. Это было разумно, но в этот вечер вынуждало достославного из достославных много говорить.
- Великолепный принадлежит к избранному роду, - начал Енниоль. - Сын моего отца развеет мрак, в котором пребывают блистательные, и откроет истину. Я не стану перечислять все колена Кабиоховы, как и обращать блистательных в нашу веру. Быть может, придёт день, когда сердца ваши откликнутся на зов истины, но этот вечер предназначен для иного.
Енниоль ненадолго умолк и продолжил:
- Как и вы, мы верим, что мир сей был создан за шестнадцать дней всеотцом, имя которому Кабиох, и что ушёл он по звёздной Нити. Но дальше наше знание и ваши заблуждения расходятся, как торная тропа и след глупого ежа.
Достославный из достославных устремил пристальный взгляд на молодых людей. Возмутятся или промолчат?

0

36

- И в чем же именно мы... заблуждаемся, как вы говорите? - желания яростно отстаивать истинность своей веры у Альдо не было. По крайней мере, не сейчас. К чему переводить разговор в спор о религиях, когда он, несомненно, должен зайти о более важных вещах. Хотя при чем тут гоганская вера и эсператизм, принц не очень понимал. Вот и надо поскорее узнать, в чем дело, а не уводить разговор в сторону.

0

37

Альдо все еще не понял того, что происходит. Обвинять сюзерена в этом было трудно, хотя Эр-При бы не отказался, если б особа королевской крови понимала больше своего вассала. Потому что этот самый вассал как-то слишком тяжело ворочал собственные мысли, то просто пялясь по сторонам, то уплывая в мир, где ему что-то увлеченно доказывал тот кусок баранины, который до того долго строил маркизу глазки, но так и не смог убедить себя съесть. Причем, очевидно, что в голове мужчины этот самый кусок давал о себе знать чаще, чем приличные умозаключения о предмете идущего разговора, так что Робер был склонен считать, что доказывала баранина ни что иное, как то, что он, маркиз бишь, упустил очередной шанс и теперь обречен еще долго страдать по безвременно покинувшему помещению блюду. Страдать, видеть сон на яву, скучать и чувствовать себя... сапогом. Эпинэ опустил взгляд на пятку, вздохнул и помянул Змея. Того Самого. В виду отсутствия альтернатив. Помянать Его Святейшество Робер стал бы лишь заупокойно, а призывать Создателя в гоганский дом было смешно и нелепо. Вдвойне — если учитывать еще и то, о чем говорил Енниоль. Оскорбленным замечанием Достославного маркиз себя не считал, Альдо, судя по всему, тоже рваться в бой за веру не собирался... Оставалось лишь слушать дальше. Слушать, гнать из головы туман с бараниной и пытаться найти в происходящем хоть какую-нибудь логику.

0

38

Гости не стали возражать и вставать на защиту своей веры, и это решение можно было счесть мудрым. Пока всё шло так, как должно было идти, и Енниоль заговорил вновь:
- Я не стану злоупотреблять вниманием блистательных. Вы верите, что мир, покинутый Создателем, захватили четверо демонов, кои правили в нём семь тысяч лет и были изгнаны вернувшимся Создателем. Но Создатель превосходит всех в Мудрости и Силе, Знании и Милосердии. Так мог ли Он позволить, чтобы сотворённое Им досталось ничтожным? Могли ли демоны осмелиться захватить принадлежащее Ему? - старый гоган устремил на молодых людей пристальный взгляд. - Я рассею мрак сомнения и заблуждений, окружающий блистательных. Четверо были не демонами, но первыми детьми Кабиоховыми.
Достославный из достославных умолк, ожидая ответа гостей.

0

39

- Хорошо, - кивнул Альдо, внимательно выслушав Енниоля. - Теперь нам известен общий смысл вашей веры. Но я все же не понимаю, как ваша вера связана с прошлым моей семьи...
Непонятного сейчас было значительно больше, чем понятного. И хотя принц изо всех сил старался понять как можно больше, пока получалось плохо. Он уже с интересом ожидал ответа Енниоля - может быть, наконец прояснится хоть что-нибудь...

0

40

Баранина, лицо Достославного, отраженного на стене за его же спиной, разговоры о старых и новых богах — к чему это все, когда они с Альдо собирались просто набить животы и развлечься? Эпинэ никогда не стремился прогуляться по Ожерелью, даже мысленно, а молитвы всегда были просто словами, которые произносят все и которые равно из уст этих всех ничего не стоят. Так, дань приличиям и привычкам... Только воспитания и мысли обо всем этом не делали взгляд почтенного гогана более приятным, их с Альдо —  смышлеными в делах дней минувших (минувших — если не сказать придуманных), а голову — менее тяжелой. Что за отвратительная традиция — досыта накормить и лишь после приступить к разговорам?! Сытый мысли ворочает медленно, впрочем, голодный предпочитает сосредотачивать их не на том... Если бы гоганы искали золотые середины, Иноходец чувствовал бы себя менее паршиво, но Енниоль, похоже, меры не знал, как и того, что, по крайней мере, один из его гостей послеобеденных проповедей не терпит. Маркиз бросил быстрый взгляд на Альдо — в глазах принца пряталась обреченность, но слушать и вежливо отвечать он все же не забывал. Оставалось разве что брать с друга пример и стараться потише скрежетать зубами. Вернее — этого как раз не делать. Разве что мысленно...

0

41

- Блистательный гость - последний в роду Раканов, - веско произнёс Енниоль. - Последний в семье властителей земных, в жилах которых течёт кровь всех сынов Кабиоховых. Раканы - внуки Кабиоховы, гоганы - лишь правнуки. Откажется ли Альдо Ракан от того, что принадлежит ему по праву, в обмен на трон Талига?
Главное было сказано. Теперь решал Первородный, но достославного мало терзали сомнения. Забывшие родство своё вряд ли станут цепляться за прошлое, о котором давно забыли их предки.

0

42

На трон Талига?! Он не ослышался? Это точно прозвучало именно так? И от чего он должен отказаться в обмен на трон?
Пару минут Альдо ошеломленно молчал, не в силах привести мысли в порядок и ответить. Все происходящее казалось то ли сном, то ли бредом, в котором среди непонятных слов вдруг всплыла призрачная возможность осуществления заветной мечты, и непонятно, что с ней теперь делать дальше. Потом он все же решил уточнить и поинтересовался:
- Я не совсем понял... От чего именно я должен отказаться в обмен на трон Талига? Да и каким образом вы сможете дать его мне?

0

43

Робер не подавился только потому, что давиться было нечем: блюда давным-давно унесли, а последний кусок был проглочен и того ранее. Была еще, конечно, застрявшая в голове баранина, но у той шанса соперничать с услышанным не было... Оставалось лишь списать все на плохой слух, и Робер бы списал, если б двое еще совсем недавно здоровых и вменяемых людей вообще могли так ослышаться одновременно. Нет, разумеется, еще неизвестно, что гоганы подмешали в еду, но, с другой стороны, раз фантазия затронула столь щепетильную тему... Почему бы не послушать?
Принц, похоже, думал так же. Впрочем, это и не удивительно. Багряноземельные миражи миражами, а трон для рожденного в изгнании наследника Раканов своей привлекательности не терял. Это у него, Эпинэ, за плечами осталась гражданская война и напрасно пролившаяся родная кровь, ему можно было разочароваться в деле Великой Талигойи, а тут... Только неужели Иноходец снова ошибся, а дед был прав, только вместо армии восставшим были нужны... гоганы?

Отредактировано Робер Эпинэ (2011-08-17 20:59:36)

0

44

Гости были удивлены, но ожидать иного и не следовало. Старейшина гоганов мысленно усмехнулся. Эсператисты полагали правнуков Кабиоховых всего лишь торговцами и не принимали их в расчёт. И пусть пребывают и впредь в этом заблуждении, но для Первородного завеса приоткроется.
- Первородному, должно быть, известно, что правнуки Кабиоховы сильны золотом, но мы сильны также и знаниями, и многим другим, о чём блистательным гостям знать необязательно. Когда Альдо Ракан наденет корону, а он её наденет, если согласится, он вспомнит об этом разговоре.

0

45

Поверить? Верилось, конечно, с трудом, но даже самая призрачная надежда - это уже гораздо лучше, чем ничего. Может быть, и вправду что-то получится. По крайней мере, попытаться стоило. Но все же - какой будет цена за эту попытку? Не станут же гоганы помогать им в ущерб себе.
- Но я слышал, что вы всегда остаетесь в выгоде и ничего не даете даром, - полувопросительным тоном отозвался Альдо. - Все же что я должен буду вам за эту услугу?

0

46

Разговор становился все интереснее и интереснее, тем паче, что Енниоль словно читал мысли Иноходца. Робер смотрел на лицо достославного, пытаясь разгадать планы этого старика, но подобным умением Эпинэ похвастаться не мог, потому и приходилось лениво переводить взгляд на сюзерена. Что смотреть, если все равно не видишь?..
Деньги, знания, религия и магия, о которой приходилось слышать от эсператистов, могли бы стать взрывной сместью у основания трона Оллара, которым Альдо не отказался бы завладеть. Память о Ренквахе, о том, что заставляло всех этих великих людей бросаться под чужие пушки и копья, еще неделю назад бывшие своими, союзными, требовало с одной стороны вцепиться в эту возможность (если то, конечно, возможность, а не пустые слова), с другой — смотреть в оба.
Только решение в любом случае предстояло принимать Альдо. И, судя по всему, у принца тоже имелись сомнения, потому что пока он предпочитал спрашивать, а не решать.

Отредактировано Робер Эпинэ (2011-08-19 17:00:09)

0

47

Первородный придавался сомнениям, его разум не мог поверить, что он может получить желаемое, не заплатив высокую плату. Он был прав, но потомок отрёкшихся от истины не понимал, что может быть по-настоящему ценным для тех, кто не утратил памяти.
- Потомки Гоха желают поднять ношу, брошенную нерадивыми, - глаза Енниоля блеснули. - Мы возьмём в уплату то, от чего предки блистательных отреклись много веков назад. Пусть Альдо из дома Раканов поклянётся, что отдаст правнукам Кабиоховым старую Гальтару и реликвии, созданные в те времена, когда Раканы не знали эсператизма, и он сядет на трон.

0

48

Или он ослышался, или что-то тут нечисто. Зачем гоганам может понадобиться заброшенный город? Понадобиться настолько, что ради этого они готовы разрушить действующую систему власти?
- Но... Гальтара же заброшена, там никто не живет... - осторожно проговорил Альдо, пытаясь понять, где здесь все-таки ловушка. - Зачем она вам?

0

49

Ношу? Робер вперил проникновенный взгляд на достославного и попытался предугадать очередное пояснение очередного загадочного утверждения. Не угадал. Впрочем, немудренно, о Гальтаре Эпинэ не думал очень давно, возможно, даже со времен Лаик, да и там, пожалуй, под давлением ментора. Значит, Гальтара... В памяти всплыл нестройный ряд древних имен. Эр-При, как наследнику Повелителей Молний, было бы полезно сопоставить эти имена с набросками портретов, но увы... маркиз думал о том, как же точно Енниоль подобрал это слово — ноша. Нет, Гальтару ты с места даже при всем желании не сдвинешь (если не по камешку разбирать, но на это гоганы точно не пойдут, если даже далекий от экономических вопросов будущий первый маршал великой Талигойи понимает, насколько это невыгодно), а вот реликвии древностей... Из них, пожалуй, ничего так ноша получится, ощутительная, особенно если брать все и разом валить на собственный горб...
Усмешка сорвалась сама. Робер, на которого, к счастью, внимания не обращали, даже не потрудился сделать вид, что ему жаль. Зато это немного отрезвило. Гогана с мешком за плечами, облюбовавшего себе тепленькое местечко в помыслах Эпинэ, ранее занимаемое бараниной, как ветром сдуло.[i]  Значит, Гальтара и древности... Желание спросить, а не жирно ли будет, так и тянуло за язык, но Альдо услужливо напомнил, что они получили ответы не на все вопросы. О том, что в старом городе никто давным-давно не живет, маркиз даже не вспомнил, впрочем, и наследию прошлого тоже в нынешние времена сложно найти применение. Так, действительно, зачем гоганам такой хлам? Может, Эрнани забыл вывести из развалин сокровищницу? Что ж, золото лишним не бывает, только зачем остальное? Сбыть историкам и прочим чудакам, любящим копаться в старье?

Отредактировано Робер Эпинэ (2011-08-25 01:36:00)

0

50

Первородный всё ещё не понимал истинной ценности того, о чём шла речь, и вряд ли поймёт. А если и поймёт, то тогда, когда время будет упущено окончательно. Значит, такова воля Кабиоха.
- Сын моего отца говорит внуку твоего деда, что то, что просим мы, не имеет ценности в глазах забывших родство свое, - храня терпение, произнёс Енниоль. - Блистательный Альдо из рода Раканов получит то, о чём грезит во снах, в обмен на то, о чём сердце его никогда не тосковало.

0

51

- А если свергнуть Олларов все же не получится, тогда что? - позволил себе еще раз усомниться Альдо. Нет, пусть забирают Гальтару, ему не жалко. Только вот все же это казалось слишком выгодным. Не мешает все же поинтересоваться, что будет в случае неудачи, которая, несмотря на все убеждения Енниоля, очень даже вероятна.

0

52

Кто забыл родство свое?! Да было бы это родство... и была бы возможность не забыть, находясь в разлуке с теми тех, с кем в родстве. Тут даже не важно, о могильных камнях ли речь, о живых ли людях, но тоска, часто накатывающая, была бы милосерднее, находись рядом хотя бы могила отца или кого-то из братьев. Очередные имена и лица, вызванные из памяти словами старого гогана, детские шалости, сохраненная Арсеном бутылка «Крови»... Где это все? В сердце. Эпинэ не спешил гнать воспоминания, упиваясь пониманием, что никому из погибших в Ренквахе Гальтара не нужна. Ни тогда не была нужна, когда их загнали в это четырехклятое болото, ни сейчас тем более... Может, гоганы и считают, что наследие прошлого могут сохранить камни да ржавое железо, Робер считал иначе. Кровь, честь, долг и память — четыре столпа, на которых после смерти  близких держался он сам. Если сменить дом, для Енниоля, значит забыть родство, пусть забирает свою Гальтару! Робер о родстве помнит не хуже, чем Альдо — о своих предках. Если сердце принца о чем-то никогда и не тосковало, так-то, наверняка, тоски и не достойно. Камни — это не кровь. Камни — это камни. К тому, если верить летописям, не принесшие Раканам ничего хорошего...

0

53

Первородный не собирался цепляться за то, что принадлежало ему по праву, но о чём предки его забыли много поколений назад. Но он не верил в победу, вернее, в то, что дети Гоха в состоянии ему её принести.
- Если свергнуть Олларов не удастся, значит, правнуки Кабиоховы не выполнили своих обязательств и заплатят неустойку. Каково слово блистательного? - Енниоль в упор взглянул на гостя, от решения которого сейчас зависело всё.

0

54

Альдо на минуту задумался. С одной стороны он, вроде бы, ничего не терял и оставался в выгоде, с другой стороны, едва ли все так просто и выгодно, как кажется... Отказаться? Но едва ли судьба предложит второй подобный шанс. Да, наверное, рискнуть все же стоит.
- Я согласен, - сумев решиться, принц больше не собирался сомневаться в своем решении. - В день моей коронации вы получите Гальтару и те старинные вещи, которые пожелаете.

0

55

Дальше Робер предпочитал уже не думать, судя по разговору и лицу Альдо, принц уже почти принял решение и раз не спрашивает его мнения о всей этой авантюре, значит, мнение вассала тут не нужно. Единственное, на месте друга, Эр-При не стал бы так точно объявлять о своем решении. Предприятие сомнительное, с какой стороны ни глянь, сложно сказать, чем придется заниматься новоиспеченному королю в день восхождения на престол, но маркизу отчего-то казалось, что всяко не подписаниями всяких там отречений... В общем, кто скажет, как оно там пойдет? Если пойдет вообще, а то ведь Чужой разберет этих фанатиков.

0

56

Первородный согласился и едва ли собирался отрекаться от своего решения. Но любой договор должно скрепить.
- Я прошу блистательного подтвердить своё слово в Чертоге Одного и Четверых и прошу его спросить свою кровь о минувшем, - веско произнёс Енниоль, не сводя с гостя пристального взгляда.

0

57

Альдо с сомнением посмотрел на Енниоля. Какой еще Чертог Одного и Четверых? Нет, особо ярым эсператистом принц никогда не был, религия была скорее необходимостью, но тем не менее и к гоганской вере явно не имел никакого отношения. Зачем им участие иноверца в их религиозных обрядах, что это дает?
- Но я все же эсператист, Достославный... - нерешительно проговорил принц, в очередной раз почти перестав понимать ситуацию.

0

58

Не присвистнул Эр-При тоже чудом, вспомнив, что он тут вообще вроде как стену изображает, а стены вроде бы и не свистят. Да и людям приличным тоже вроде не свистят, в конце концов, ни Енниоль, ни тем более Альдо на коней не похожи, так что нечего всякими там позывными разбрасываться... Опустив брови на приличествующее им место, Робер уставился куда-то в пространство, питая лишь одну надежду — лишь бы со всеми этими гоганами и они с принцем еретиками не стали. Чревато это в Агарисе, хотя и могло бы стать чудесной шуткой. Ну, если до Талига дойдет, конечно... То-то дед посмеется. Эпинэ тихонечко хмыкнул и перевел взгляд с одного говорившего на другого.

0

59

- Кабиоху и правнукам Его важна кровь блистательного, но не его мысли, - терпеливо пояснил старейшина.
Первородный колебался, как и его спутник, и им требовался толчок, чтобы принять верное решение.

0

60

- То есть я должен буду поклясться на крови? - уточнил Альдо, впрочем, уже почти решившись. Менять веру принц не собирался, но раз этого от него не требуется, то все остальное явно окупается надеждой на возрождение Талигойи, а значит, что именно от него потребуют, почти неважно.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Агарис » Залог [1 О.Волн 397 КС; свободный]