Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Факты и домыслы [22 В.С. 398 КС; свободный]


Факты и домыслы [22 В.С. 398 КС; свободный]

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Название: Факты и домыслы.
Краткое описание: графиня Ивонн Маран выражает барону Райнштайнеру опасения по поводу сложившейся обстановки.
Место: замок Эпинэ.
Время: 22 В.С.
Участники: Ойген Райнштайнер, Ивонн Маран.
Доступ на чтение: свободный.

0

2

Искушение подслушать разговор маркизы и приехавшего в замок человека было очень велико, но Ивонн не стала рисковать. Если маркиза и расскажет ему что-то, стоящее внимания, то они в любом случае об этом узнают. По крайней мере, мать была в этом уверена.
Слуги болтали что-то о том, что Жозине стало плохо, но девица не стала сейчас выяснять, что именно произошло. Главное - не упустить гостя, пока ему не наболтали чего-нибудь не того.

Ивонн мышью прошмыгнула по коридору - кажется, гость направлялся к выходу, и догнала она его уже у самых дверей.
Так, остановиться, принять более приличествующий вид. Девушка украдкой проверила, не растрепалась ли причёска, поправила подол и шагнула вперёд. Надо было, конечно, подождать, пока гость обернётся, но Ивонн отчего-то решила, что сейчас это не так важно, и поспешно обогнала командора уже почти на крыльце.
- Сударь!.. Прошу прощения... - наверняка щёки раскраснелись, ну да это было и к лучшему.
Было немного страшно вот так просто подходить к совсем незнакомому человеку. А вдруг он окажется ещё более грубым и неучтивым, чем какой-нибудь Карваль? Но выбора у Ивонн не было.
- Господин Ран... Райш... Райшт... - девушка с ужасом поняла, что не в состоянии выговорить сложную северную фамилию, кажется, бергерскую, хотя до этого старательно заучила, как та произносится.
Но самое скверное заключалось в том, что пока графиня пыталась совладать с непривычным для южного языка сочетанием, она забыла, как эта фамилия вообще должна звучать.
Ивонн почувствовала, как щёки залил теперь уже густой предательский румянец. От стыда она чуть не расплакалась. Кажется, её намеренье появиться перед гостем идеально продуманно с треском провалилось.
- Господин командор, - чуть дрожащим голосом продолжила девушка, собравшись с духом и зыркнув на гостя быстрым взглядом из-под ресниц. - Моя матушка - графиня Амалия Маран - сейчас больна и не может спуститься, но она просила передать, что очень рада вашему здесь появлению и хотела бы засвидетельствовать вам своё почтение.
Всё остальное, слава Создателю, прозвучало довольно гладко, и Ивонн осмелилась ещё раз взглянуть на гостя, теперь уже более пристально. "Только не переусердствовать!" - тут же пронеслась мысль, и девица быстро опустила смиренный взор.

0

3

Сзади послышались шаги. Кто-то явно торопился. Один. Похоже, женщина.
Райнштайнер позволил незнакомке обогнать себя и вежливо остановился, давая возможность ей отдышаться, попутно разглядывая молоденькую девушку и уже прикидывая возможные варианты, кто бы это мог быть.
Девица меж тем попыталась обратиться к Ойгену, но не преуспела, начав с того, что запуталась в слишком сложной для нее бергерской фамилии, и окончательно смутилась. Кажется, Мишель считал подобное поведение юных дам очаровательным. Райнштайнер же полагал неумение владеть собой более недостатком, чем достоинством.
Меж тем девица наконец справилась с волнением и, ловко избегнув коварной для языка южанина северной фамилии, торопливо выдала:
- Господин командор, моя матушка - графиня Амалия Маран - сейчас больна и не может спуститься, но она просила передать, что очень рада вашему здесь появлению и хотела бы засвидетельствовать вам своё почтение.
Значит, дочка Маранов... Да, вполне вероятно.
Командор коротко, по-военному, кивнул:
- Благодарю, сударыня. Я непременно засвидетельствую свое почтение графине, как только нанесу визит герцогу и разрешу ряд вопросов, из-за которых я и прибыл в Эпинэ.

0

4

- Визит к герцогу? Ах да, - хлопнула Ивонн ресницами и робко улыбнулась, вложив во взгляд некое подобие "чистой надежды". Ну, или то, что было таковым в её понимании.
- Мы очень рады, что вы здесь, потому что... - девушка смущённо посмотрела куда-то в сторону, словно чего-то опасаясь, и сделала маленький шажок ближе к гостю, - ...вы, наверное, приехали, чтобы всё это... предотвратить?
Внезапно под взглядом командора - несколько не таким, на который Ивонн закономерно рассчитывала, - она почувствовала себя неуютно. И всё же, она отбросила пока это ощущение, потому что оно могло существенно помешать ей повести разговор нужным образом.
- Я надеюсь, вы проверите всё здесь тщательнейшим образом? Здесь... В смысле... Моя матушка, - быстро и взволнованно заговорила графиня, - мы все - очень беспокоимся. И маркиза тоже... Слуги говорят, что ей стало плохо сегодня? - жалобно продолжала Ивонн, доверчиво глядя на мужчину снизу вверх. - И это не впервые... Её тоже это беспокоит. Но она ничего не может сделать. И мои родители... Хотели бы, но старый герцог...
Ивонн перевела дыхание, опустила глаза и принялась судорожно теребить кружево платья.

0

5

Девица несла какой-то бессвязный вздор, и Ойген слегка нахмурился в попытке уловить основную мысль.
- Успокойтесь, сударыня, и расскажите все по порядку, - Райнштайнер сделал приглашающий жест, предлагая собеседнице пройти в залу, а не толпиться в дверях, в которые уже успели пару раз заглянуть любопытные. - Что, по вашему мнению, я должен предотвратить? И какое к этому имеют отношение герцог, маркиза и граф с графиней?

0

6

Ивонн прошла вперёд, следуя приглашающему жесту, пребывая в лёгком удивлении.
"По порядку?.. А я разве рассказала не по порядку?"
Тонкие брови девушки слегка нахмурились, но когда она присела на краешек резного стула, напротив командора, её лицо снова приобрело милое и взволнованное выражение.
- Как какое отношение герцог? Моя матушка уверена, что он что-то... замышляет. А маркиза не может об этом не знать, но ничего не может поделать. Мне её так жалко, вы знаете... У неё, кажется, больное сердце, и я понимаю, как ей, должно быть, тяжело. Ей нужен покой, а тут этот гарнизон... У них учения, или что-то в этом роде. Здесь могло бы быть и потише, но этот капитан Карваль... И герцог - я думаю, это всё он, ведь не могут же они без него... Ходят с докладами... Вы не думайте, - поспешно добавила девушка, - я не шпионила! Просто... слуги говорят, они же видят. Среди них есть благоразумные люди, им же тоже хочется жить в мире и покое, а не думать всё время, что... - графиня слегка нахмурилась, подбирая нужное, отражающее, по её мнению, достаточную степень тревоги, выражение, - что-то случится!

0

7

Юная графиня, по-прежнему чем-то сильно встревоженная, опустилась на свой стул.
Самому Райнштайнеру присесть не предложили, впрочем, его это не сильно беспокоило - вести серьезные разговоры он предпочитал стоя.
Девица снова бессвязно залепетала, но на сей раз в бессмысленном щебете проскользнуло и несколько интересных моментов, на которые следовало обратить внимание. Неужели он таким вот случайным образом напал на след Робера Эр-При? Впрочем, графиня Маран тут же развеяла счастливое предположение, назвав другое имя.
- Кто такой капитан Карваль? - Ойген заложил руки за спину и слегка наклонился к собеседнице. - Что не так с гарнизоном? В чем вы подозреваете герцога Эпинэ?
Уже произнеся последнюю фразу, Ойген понял свою ошибку - он задал слишком много вопросов одновременно, и нервная девица сейчас опять все смешает в кучу.
Командор медленно глубоко вздохнул, быстрым шагом пересек залу, захлопнул дверные створки и, вернувшись к сжавшейся в углу девушке, еще ниже наклонился над ней:
- Начнем с герцога. Что вы знаете и что подозреваете?

0

8

Графиня бессознательно чуть отодвинулась от склонившегося к ней командора, а потом с какой-то безотчётной тревогой проследила за его действиями и поняла вдруг, что ей хочется оказаться где-нибудь подальше отсюда.
Несколько мгновений она просто испуганно смотрела в лицо гостя, пытаясь уловить хоть какую-то тень эмоций.
- Я н...ничего не знаю... такого... - первое, что пришло в голову, и девушка с ужасом поняла, что невольно произнесла это вслух.
Попытавшись взять себя в руки, она изящно опустила голову и сложила руки на коленях. Это дало небольшую отсрочку и помогло сосредоточиться.
- Да вы присядьте, господин Райнштайнер, - к своему удивлению, без запинки, хотя и чуть дрожащим голосом произнесла Ивонн, слегка улыбнувшись и кивнув на стул напротив.
- Герцог... - задумчиво повторила графиня Маран и подняла на гостя печальный взор. - Говорят, что он плох здоровьем, и ещё... что он не в себе, - почти шёпотом добавила девушка. - Некоторые слышали, будто он говорил, что... ммм, "скоро всё вернётся к положенному порядку вещей", - девушка отвела глаза, словно вспоминая. - Я не знаю, что бы это могло значить, но мне почему-то страшно... И матушке. Ведь... мы тут живём, это наш дом, мы не хотим, чтобы здесь началось... - Ивонн опять заговорила спешно и взволнованно. - А Карваль... это совершенно неучтивый человек! Разве станут честные люди темнить и увиливать, когда их о чём-то спрашиваешь? Конечно, я не разбираюсь во всём этом... В конце концов, он капитан гарнизона, но ведь... У нас всё тихо, мирно...
Ивонн вдруг сделала большие глаза и испуганно посмотрела на командора.
- Господин Райнштайнер, ведь никакой войны не будет, правда? До нас не всегда доходят вести, но мы не хотим узнать что-то, когда будет уже поздно. Нам ведь ничего не угрожает?

0

9

Как же сложно с женщинами!
Райнштайнер выпрямился, продолжая наблюдать за испуганно глядящей на него девушкой, которая уже начала было рассказывать что-то про затею старого герцога, но вдруг снова перескочила на другую тему и, что еще хуже, умудрилась перепугать себя.
- Иные вещи мы не в силах предотвратить, сударыня, - Ойген чуть нахмурился, размышляя, как бы успокоить собеседницу. - В любом случае Эпинэ находится достаточно далеко от границы, чтобы вам было необходимо тревожиться о собственной безопасности. А этот капитан Карваль, - постарался перевести разговор на другую тему командор. - Вы упомянули, что он темнит и увиливает. Вы не припомните, о чем именно шла речь?

0

10

- Значит, никакой войны не намечается? - Ивонн вздохнула. - Это хорошо... В таком случае, я не понимаю, зачем им... - девушка снова чуть нахмурилась, - мой брат сказал, что это называется - "быть в состоянии полной боевой готовности".
Ивонн любовно расправила складки на платье, как можно более очаровательно заправила за ухо выбившийся из причёски локон, пожала плечиками и чуть виновато улыбнулась:
- Да это неинтересно. Я всё равно не понимаю, что это означает. Но звучит тревожно, - понизив голос, добавила она.
- Капитан Карваль, - девушка чуть поморщилась, - да стоит ли о нём говорить? Он, знаете ли, имеет смутное представление о том, что такое вежливая светская беседа. Бежит на зов своего герцога, чуть что... Мне даже порой кажется, что прикажет ему его сеньор какую-нибудь глупость, ну, вроде его этой пресловутой "независимой Эпинэ", - и тот побежит выполнять, - Ивонн сокрушённо покачала головой и вздохнула. - Хотя всякий разумный человек на его месте понял бы, что это совершенно невозможно, да и противозаконно, к тому же. Вместо этого, лучше бы он попытался успокоить старого герцога. Да и маркизу пожалеть. У неё слабое сердце... А, ну да это я уже говорила. Так вот... они бы её пожалели. У бедняжки ведь остался только один сын, - ещё один вздох. - Но ведь таким, как господин Карваль, этого не понять. У него нет родичей, насколько мне известно. Папенька даже всё время удивляется, куда этот господин так часто ездит. А ведь видно, что ездит недалеко, куда-нибудь в соседние замки и провинции. Зачем, спрашивается? Ведь его обязанности - это прежде всего охранять замок, герцога, маркизу и нас, - очень скромно добавила графиня, растерянно теребя кружево.

0

11

- Благодарю, сударыня, с вашего позволения, я постою, - предложение присесть вклинилось совсем неудачно в ход беседы, и Ойген предпочел поскорее отмахнуться и вернуть разговор в нужное ему русло. - Вы сказали, что кто-то слышал от герцога про возвращение положенного порядка вещей. Кто это был? Я могу поговорить с этим человеком?
Капитана Карваля и его таинственные отлучки командор решил временно не упоминать, дабы девица не внесла в свое повествование еще большую неразбериху.

0

12

- Кто-то?.. - растерянно переспросила Ивонн, во все глаза глядя на командора. - Кто-то - да... Да многие слышали, - махнула девушка рукой. - И какая разница? Вы же со мной говорите, мне-то вы верите? - глаза, смотрящие на Райнштайнера, были большими и доверчивыми. - Разве этого недостаточно? - вдобавок ко всему вздёрнула Ивонн брови.
"Если он в конце концов не сядет, у меня заболит шея", - несколько раздражённо подумала юная графиня.

0

13

- То есть, это был не один человек? - Ойген проигнорировал возмущение девицы, сочтя его слишком маловажным фактом. - В таком случае я вынужден все же настоять на разговоре со свидетелями, - Райнштайнер на мгновение задумался, не стоит ли смягчить свои слова, и все же добавил:
- Дело не в недоверии вашим словам, сударыня. Так положено.

0

14

- Положено? - совершенно глупо переспросила Ивонн, продолжая испытывать на командоре силу девичьего взгляда.
Совершенно неосознанно, конечно же. И в особенности, пока она пыталась понять, что же можно противопоставить такому весомому доводу как "Положено".
- Н-но... я не помню точно, кто... Здесь много слуг, понимаете? - девица неловко закусила губы, потом ещё более неловко улыбнулась. - И потом, я ведь тоже свидетель? Я слышала... Вы пока ещё не закончили разговор со мной, - последнее прозвучало совсем неуверенно. Ивонн уже не могла точно сказать, так ли уж она желает продолжения этого разговора.
Господин Райнштайнер вёл себя весьма странно - ни разу не улыбнулся в ответ на её улыбки, не бросал взгляды на её платье, выгодно подчёркивающее фигуру, хотя с виду и по-девичьи скромное, ни разу не отклонился от интересующего его вопроса, даже сесть не пожелал! Интересно, что это с ним такое? Ивонн стало не по себе.
От отчаянья она решительней, чем сама от себя могла ожидать, ухватила собеседника за руку и легонько потянула вниз.
- Ах, садитесь же, прошу вас, не стесняйтесь!
И тут же отдёрнула, словно тот мог отреагировать совсем уж неожиданным образом.
- И что мы так официально? Давайте я всё-таки прикажу подать вина или воды, или... чего-нибудь ещё, - девица ухватилась за колокольчик так же отчаянно, как мгновение до того за руку командора.
Определённо, не с такими гостями её учили вести беседы...

0

15

Неугомонная девица неожиданно схватила командора за руку и все-таки вынудила опуститься на край стула.
Ойген едва успел придержать свободной рукой эфес шпаги, чтобы ножны не чиркнули по паркету, и с досадой посмотрел на трезвонящий в руках собеседницы колокольчик.
Юная графиня Маран была либо невероятно глупа и, следовательно, бесполезна, либо чрезвычайно хитра, ловко прикидываясь деревенской дурочкой. Второе было опасней, но и интересней. Если девица действительно что-то знала, но скрывала, ее следовало разговорить. Если пыталась навести на ложный след, необходимо было понять, в какой момент правда превращается в ложь.
- Благодарю, не стоит беспокоиться, - глупа или умна графиня Маран, но пить и есть в этом змеином гнезде Райнштайнер не собирался. - Хорошо, сударыня, оставим слуг в покое, - Тем более, что допросить придется всех, а не только тех, что назовет графиня. - Вернемся к герцогу Эпинэ. Встревожившие вас слова вы слышали только через слуг или и лично тоже?

0

16

- Да ничего, какое же тут беспокойство? - как можно более очаровательно улыбнулась Ивонн, гадая, заметны ли при таком освещении в комнате милые ямочки на её щеках.
Она опустила руки на колени, как примерная ученица, отвечающая урок ментору, и ровно проговорила:
- "Не вечно вам, проклятые узурпаторские прихвостни, распоряжаться в моём доме". Вроде бы, так, - робко добавила она. - Слышала моя матушка, и прачка за дверями. И лакей у покоев. И ещё капитан Карваль, он как раз говорил с кем-то из офицеров у дверей. Герцог иногда бывает очень несдержан и кричит... - Ивонн жалобно моргнула. - Так что слышно в коридорах, а иногда даже во дворе. А господин Карваль бывает у него чаще всех, и наверняка они там обсуждают что-то такое... Потому что он проводит в его покоях гораздо больше времени, чем требуется для простого доклада о том, что в замке всё спокойно, - взволнованно затараторила Ивонн и беспокойно поёрзала на стуле. - Но ведь мы не прихвостни, это неправда!.. Скажите, - вдруг гораздо более беспечным тоном заговорила девушка. - А отчего дядя не приехал вместе с вами? Он ведь должен приехать? Матушка говорила, что ему неплохо было бы и самому тут всё проверить, а то... как же она сказала-то?.. Нам тут для полного счастья только Робера Эпинэ и не хватает!..

0

17

То, что старый герцог не питал любви к Маранам и мечтал выставить их из своего дома, Райнштайнера ничуть не удивляло.
Но вот то, что самого Ойгена ожидали увидеть в компании маркиза Эр-При, настораживало.
- Какой дядя? - Командор пристально посмотрел на девушку. - И почему, по вашему мнению, он должен был прибыть со мной?

0

18

- Как какой? - удивилась Ивонн. - Мой! Губернатор. До нас дошли слухи, что он собирался изъездить южные графства. Матушка ждала его, даже письмо написала... Это по её мнению он должен был прибыть...
"И не вместе с вами, а вместо вас", - отвлечённо подумала девица.
- Господин командор, - Ивонн подвинулась вперёд, тревожно хлопая ресницами и взволнованно сжимая пальцы, - то, что он прислал вместо себя только вас, означает, что всё хорошо и нам не следует беспокоиться? Пожалуйста, скажите, что это так...

0

19

Скорее, это означает как раз обратное, - отвлеченно подумал Райнштайнер, усилием воли заставив себя не отодвинуться от напиравшей на него собеседницы.
- Сударыня, я полагаю, что графиня просто не решилась вас лишний раз волновать, но, без сомнения, она получила от господина губернатора сообщение о его нездоровье, - а также подробную характеристику на "кардинальского шпиона", но об этом девице лучше не говорить. - Вернемся к нашему разговору. Вы упомянули некое письмо. Что заставило графиню Маран его написать? Произошло какое-то событие?

0

20

"Ещё бы она не получила! - недовольно поморщившись, подумала Ивонн, словно позабыв о собеседнике и на некоторое время погрузившись в свои мысли. - И во всех ответах он так исправно жаловался на это своё "нездоровье", что мы чуть было не поверили! Хорошо, что папенька тоже умеет добывать сведения..."
- О, должно быть, вы правы, - мягко улыбнулась графиня Маран. - Моя матушка так заботлива. Вот и сейчас... Нашего с вами разговора не было бы, если бы не её забота, - ещё одна милая улыбка.
"Улыбнётесь вы мне в ответ, наконец, или нет, ледышка бергерская?" - с некоторой долей негодования подумала Ивонн.
Обычно, когда собеседник начинал отвечать на улыбки, это значило, что за разговором можно было перестать усиленно следить и действовать исключительно собственным очарованием. Это была любимая часть любых бесед для неё, но сейчас - неужели ей придётся продолжать отвечать на эти вопросы? Командор должен был проникнуться тревогой и настороженностью, чтобы быть построже с герцогом и его прихвостнями, а он всё пытается что-то выяснить. Неужели он думает, что ей известны какие-то военные детали? Неужели она похожа на этого грубого невежу Карваля?
- Ну, вообще, матушка часто кому-то пишет, она очень заботлива... Да, но это я уже упоминала, - Ивонн задумчиво-мечтательно накрутила на пальчик выбившуюся из причёски прядку. - Нет, что вы, упаси нас Создатель!
"Или вы, командор, что от вас и требуется..."
- Ничего такого не происходило, но может произойти! Этот Карваль... Этот гарнизон... Такое впечатление, что они готовятся  к войне! Я пыталась расспросить капитана: неужели нас ожидает война? Но он только заверил меня, что всё так и должно быть. А как же я проверю, сударь? - девица развела руками. - Я ведь не военный, и даже не мужчина, как, впрочем, и матушка. Мы можем только чувствовать, что что-то не так! Они так часто проводят эти свои учения, как будто нас в течении, самое большее, двух недель, ждёт нападение из какой-нибудь... Гайифы, - ляпнула Ивонн первое пришедшее на ум название. - Ну как тут не забеспокоиться? Впрочем, я ему всё равно не поверила. И верить не собираюсь! И вам не советую, - доверительно склонилась графиня к Райнштайнеру.

0

21

Как же все-таки трудно с этими женщинами! Все эти улыбки и кривляния, таинственные взгляды и недомолвки вместо того, чтобы прямо рассказать всё по порядку и в подробностях.
Ойген с трудом подавил желание отодвинуться от склонившейся к нему графини:
- Сударыня, вы сами только что сказали, что вы - человек не военный и в военном деле не разбираетесь. Отчего же у вас возникли подозрения о подготовке к каким-то действиям военного характера? Быть может, это плановые учения гарнизона? И отчего вас так беспокоит фигура означенного капитана Карваля? Он ведет себя как-то подозрительно? Он говорил что-то компрометирующее?

0

22

- Ну, подозрения-то возникли не у меня, а у других, - беззаботно ответила Ивонн. - Я всего лишь говорю вам то, что слышала. Конечно, одни слухи сами по себе мало что значат, только если не возникает какого-то смутного ощущения, что это правда. Вы ведь понимаете меня? - таинственно вопросила девица.
- Карваль... А, - махнула рукой графиня, откидываясь на спинку стула столь небрежно, будто командор заговорил о чём-то невероятно скучном.
- Да ничего особенного. Всего лишь назвал мятеж против Олларов "правым делом". Да и вообще, какая всё-таки разница, что он говорил? Он просто подозрительный тип.
Этот Райнштайнер как-то многовато стал задавать вопросов. Ивонн это утомляло. Она всего лишь собиралась посеять недоверие к герцогу и его верным псам, но это уже становилось похоже на допрос.

0

23

Разговор становился неимоверно скучным, пока девица не обронила слово, заставившее Райнштайнера мгновенно подобраться.
Мятеж.
Если даже эта кукла в кудряшках болтает о мятеже, значит, и в самом деле с южными провинциями ситуация вот-вот выйдет из-под контроля.
Ойген медленно поднялся, нависая над откинувшейся на спинку стула девушкой:
- Какой такой мятеж? С кем об этом говорил капитан Карваль?

0

24

Ивонн настороженно уставилась на командора, гадая, чего это он вдруг вскочил, как будто ему как минимум графство пообещали, и, вжавшись в спинку стула, пролепетала:
- К-как какой? В... вооружённый, знамо дело...
Явившийся в комнату слуга спас положение.
- Принесите вина! - несколько нервно приказала графиня.
Пить вино при Райнштайнере Ивонн теперь хотела в самую последнюю очередь, но так хотя бы была вероятность, что слуга явится ещё раз.

0

25

Слуга явился как нельзя некстати, вынудив Ойгена выпрямиться и заложить руки за спину.
Показания девицы Маран были крайне разрозненными и непоследовательными, что можно было списать либо на недостаток ума, свойственный многим молоденьким и избалованным девушкам, либо на чрезмерную фантазию, в которой молодая графиня сама уже начала путаться, не умея отличить правду от собственных домыслов. Тем не менее, с командующим гарнизоном Эпинэ следовало поговорить. Не исключено, что девице, начитавшейся романов, везде мерещатся интриги и заговоры, но лучше перестраховаться, чем упустить мятежников из-под самого носа.
Дождавшись, когда слуга удалится исполнять распоряжении хозяйки, барон вернулся к чрезвычайно интересовавшей его теме:
- Вооруженный мятеж, сударыня? Нельзя ли поподробнее об этом? И здесь ли сейчас капитан Карваль?

0

26

- Не могу я поподробней, сударь, - ответила Ивонн, раздражённо поправляя складки на подоле. - Я тогда была ещё слишком мала. Да и это было далеко, - она пожала плечами.
- А Карваль - либо здесь, ведёт со своим монсеньором какие-нибудь сомнительные беседы, либо уехал по своим не менее сомнительным делам. А вы хотели бы его допросить? - оживившись и подобравшись, с немалой заинтересованностью уточнила Ивонн.

0

27

- Отчего же сразу допросить? - оживление графини Маран показалось Ойгену несколько подозрительным. Может, и в  самом деле девица решила оговорить чем-то прогневавшего ее офицера?
Райнштайнер сделал несколько шагов по комнате и остановился за стулом девушки: да, не слишком учтиво, зато всегда действенно.
- Так тот мятеж, о котором вы упомянули, происходил давно? - уже начиная догадываться, о чем идет речь, все же уточнил командор.

0

28

- А вы с ним что, любезничать собрались? - удивилась Ивонн, не вполне поняв вопрос.
Ещё более удивлённо она проследила взглядом за Райнштайнером, повернув голову.
"Он что, там и собрался стоять?" - недовольно подумала девушка.
- Ну... да. Именно, - как прилежная ученица ответила Ивонн, развернувшись обратно и тревожно переведя взгляд из стороны в сторону.
"Что за манеры? Я не на допросе, в конце концов!"
Капитан Карваль тоже вёл себя невежливо, но он хотя бы смущался и сердился, а этот - что гальтарская статуя.
"Что ж, ладно".
Ивонн, откинувшись на спинку, неспешно полуразвернулась на стуле, надеясь, что стоящему позади вид при этом открывается самый что ни на есть подходящий, подняла и чуть откинула назад голову, чтобы смотреть командору в лицо, при этом изящно теребя кружево на лифе платья. Затем чуть виновато улыбнулась, глядя на собеседника во все глаза.
- Я понимаю, вас больше интересуют действующие мятежи, а не прошедшие, но разве тот, кто одобряет такие действия в прошлом, не желает повторить их в настоящем? - Ивонн медленно вздохнула и очаровательно улыбнулась, продолжая смотреть снизу вверх.

0

29

Девица завертелась на стуле, словно в мягкой набивке внезапно обнаружился гвоздь.
Смотреть при таком ракурсе сверху вниз на женщину стало совсем неприлично, и Ойген снова прошелся взад-вперед по комнате с заложенными за спину руками.
То, что молодая Маран имела зуб на Карваля - было ясно как день. Но стояло за ее словами что-то серьезное или это была попытка оговора - пока было не ясно.
Райнштайнер все сильнее убеждался в необходимости переговорить с загадочным капитаном.
- Благодарю, сударыня, вы мне очень помогли, - барон коротко, но вежливо поклонился, давая понять, что больше не задерживает собеседницу. - Если вас не затруднит, отправьте слуг разыскать капитана Карваля - я имею к нему несколько вопросов.

0

30

"Хоть бы для приличия ответил!" - возмущённо подумала Ивонн, резко поднимаясь и бросая на командора такой взгляд, чтобы он в полной мере осознал невежественность своего поведения.
- Ну что вы, сударь, это мой долг - помочь вам, - ответила девушка с милой улыбкой. - Меня совершенно не затруднит, я сделаю это с превеликим удовольствием, - она изобразила вежливый реверанс и вышла, напоследок ещё раз окинув Райнштайнера выразительным взглядом.
Впрочем, когда графиня вышла из комнаты, её настроение было скорее хорошим, чем наоборот. Основная-то задача была выполнена.
- Я-имею-к-нему-несколько-вопросов, - негромко передразнила она невозмутимую речь командора, скорчив серьёзное личико, и хихикнула. - Ну ещё бы вы их не имели. Сударь.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Факты и домыслы [22 В.С. 398 КС; свободный]