Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Инспектор [2 В.С. 398 КС; закрыт ЛЧ, агарисцам, кардиналу]


Инспектор [2 В.С. 398 КС; закрыт ЛЧ, агарисцам, кардиналу]

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Название: Инспектор
Краткое описание: Командор Райнштайнер устраивает объезд южных графств от лица губернатора Эпинэ
Место: Поместье Валмон
Время: 2-й день Весенних Скал 398 г. К.С.
Участники: Ойген Райнштайнер, Бертрам Валмон
Доступ на чтение: закрыт ЛЧ, агарисцам и кардиналу.

Отредактировано Ойген Райнштайнер (2011-06-28 14:52:20)

0

2

Хотя весенняя распутица еще во всю царствовала в южных областях Талига, светлую голову губернатора Эпинэ посетила неожиданная мысль провести инспекцию вверенных ему земель - так сказать, застать врасплох взяточников и казнокрадов. Мысль была неожиданной не только для окружающих, но даже и для самого Фернана Колиньяра, и если бы кто-то вдруг спросил , откуда она вдруг взялась, губернатор бы затруднился ответить. Она пришла как-то сама собой во время светской и до зубовного скрежета учтивой беседы с приставленным к Фернану сторожевым псом Дорака - дотошным бергером по фамилии Райнштайнер, состоявшим при нем в непонятной должности и исполняющим неясные обязанности. С другой стороны, вопроса необходимости инспекции южных графств они в разговоре даже не коснулись, но почему-то, едва за северянином закрылась дверь, Колиньяр твердо решил, что ехать необходимо, причем срочно.

* * *

В Дораке губернатор почти не задержался, направившись сразу в Эр-При.
Прилипчивый, словно репей, бергер потащился следом, норовя сунуть нос везде, куда только удастся.
И ведь не просто сует нос, а еще вопросы задает: а что? а почему? а это откуда? И еще смотрит так, что при мысли о взятке от нерадивых и - чего греха таить - нечистых на руку подчиненных сразу начинают мерещиться то плаха, то Багерлее. Словом, настроение у Фернана испортилось еще в самом начале поездки, а когда белобрысый аспид, небрежно поводя пером по карте, предложил свернуть из Эр-При в Валмон и Савиньяк, губернатору совсем поплохело от одного только воспоминания о помешанном на своих репейниках скользком медоточивом графе и старой мегере вдовствующей графине.
Аспид спорить не стал, мгновенно предложив другой маршрут - на сей раз через Эр-Сабве.
От осознания того, что кардинальский выкормыш сунет свой любопытный нос в учетные книги его управляющего у Фернана тут же случился приступ желудочных колик, мигрени и подагры, вынудивший губернатора на неопределенное время задержаться в Шевр-Нуар, благословив на дальнейшее выполнение своего долга господина Райнштайнера, пообещав по выздоровлении самолично заняться южными и восточными графствами, пока его полномочный представитель занимается западными. Ну а что ему еще оставалось? Еще спасибо, что не дошло до конфуза, и офицер с непонятными обязанностями не распорядился отнести господина губернатора, словно тюфяк, в карету и продолжить путешествие в столь явно милом ему обществе.

* * *

Избавившись от связывавшего ему руки Колиньяра и его громоздкой колымаги с золочеными гербами и прихватив отряд драгун в качестве сопровождения, командор Райнштайнер на рысях добрался до Майдю, где, не задержавшись, повернул отряд на Южный тракт.
Оставив своих людей на постоялом дворе в ближайшем не то маленьком городке, не то большой деревне, барон с двумя сопровождающими погнал серого прямиком к поместью Валмонов.
Старого графа Ойген обнаружил в саду, среди столь нелюбимых губернатором «репейников».

Отредактировано Ойген Райнштайнер (2011-06-28 16:38:55)

+2

3

Граф Бертрам Валмон придирчиво разглядывал уже подготовленные садовниками клумбы и зорко следил за работой над остальными. Стоял второй день календарной весны. К концу недели самое время высаживать рассаду, а пока следует должным образом подготовить всё для этого события.
Следить за ходом работ можно было и из окна кабинета, и с террасы, но Бертрам предпочёл расположиться в саду: видно отсюда, конечно, несколько хуже, чем с террасы, зато все замечания и поправки можно высказать сразу же, а не ждать, пока окликнутый садовник поднимется из сада, а затем вернётся на своё рабочее место. К тому же, погода стояла чудесная - ясная, почти безветренная и весьма тёплая для этого времени года.

Граф ещё в минувшем году разменял восьмой десяток, однако ни на его зрении, ни на слухе это не сказалось. Стук открываемых ворот и подкованных копыт Валмон прекрасно услышал и с лёгкой заинтересованностью обернулся на звук.
Вскоре из-за поворота аллеи показался дворецкй, а затем и следовавший за ним приезжий. Узкое лицо, холодные светло-голубые глаза, светлые волосы, гвардейский мундир. Этого человека Валмон видел впервые, но догадывался, кто перед ним.
- Командор Ойген Райнштайнер к вашему сиятельству, - подтвердил предположение граф слегка растерянный слуга.
- Добро пожаловать в Валмон, господин командор, - Бертрам широко улыбнулся бергеру. - Раз уж Вы так удачно приехали, надеюсь, Вы не откажетесь составить нам компанию за обедом, который подадут самое большее через час. Пока же могу предложить Вам вина под сенью этих каштанов, - Валмон кивнул на два разлапистых дерева, росших неподалёку и образовывавших нечто вроде беседки. Слуга, не дожидаясь более чётких указаний, уже скрылся в доме. - Прошу Вас, располагайтесь, - Бертрам подал знак слугам, дежурившим неподалёку, чтобы его кресло перенесли в указанное место. Для гостя там нашлась широкая скамья. - Сегодня слишком чудесный день, чтобы проводить его в четырёх стенах, Вы не находите?

Отредактировано Бертрам Валмон (2011-06-28 16:30:40)

0

4

Желудок и в самом деле уже подводило - свой завтрак Ойген съел еще на рассвете, а обедать на постоялом дворе вместе с драгунами посчитал непростительным расточительством времени.
- Благодарю, не откажусь, - любой мнительности и осторожности все-таки есть предел, а старый граф вряд ли станет травить гостя - для устранения человека есть и более простые и быстрые способы, нежели затеянные господами южанами шпионские игры.
Райнштайнер опустился на скамью, однако к наполненному слугой бокалу не притронулся - нет ничего более несовместного, чем серьезный разговор с умным и хитрым собеседником и вино на пустой желудок.
Ойген внимательно посмотрел на расточающего улыбки старика:
- Господин граф, вас ничуть не удивил мой визит? - почти утвердительно бросил бергер.

0

5

Бертрам не торопясь отпил глоток вина и протянул руку к только что принесённому слугой подносу с лёгкими закусками. С интересом посмотрел на собеседника. Граф был наслышал о бароне из Бергмарк, с недавних пор объявившемся в Эпинэ при особе губернатора. и то, что ему доводилось слышать об этом человеке, обещало увлекательный разговор.
То, что командор Райнштайнер появился в Валмоне, да ещё и один, может означать только то, что с ним беседовала Арлетта. В таком случае он знает, что для меня его визит неожиданностью не является. И знает, что я знаю, что он об этом знает. И всё равно спрашивает. Прекрасно.
Валмон глотнул ещё белого и шумно вздохнул.
- Если Вам посчастливится дожить до моих лет, молодой человек, Вы тоже перестанете выказывать удивление в подобных ситуациях, - доверительно сообщил граф. - Поверьте, за свою жизнь я повидал достаточно, чтобы теперь меня было сложно по-настоящему удивить.
Валмонов-дипломатов было не меньше, чем Рафиано. А ни один уважающий себя дипломат не перейдёт к сути дела в самом начале разговора. Тем более в ответ на столь прямой вопрос.
Бертрам вновь посмотрел на гостя. Бергер неподвижно сидел напротив, глядя очень прямо и спокойно и не притрагиваясь к бокалу.
- Не любите белое, барон? - участливо осведомился граф. - Или Вам не по вкусу кэналлийские вина? Многие северяне предпочитают более сладкие сорта. Нам могут принести мансайского.

0

6

- Не стоит беспокоиться, господин граф, - Райнштайнер взял бокал, задумчиво покрутил его в руках.
Можно, конечно, сослаться на вполне достоверное предпочтение вину пива, но кто поручится, что в погребе  гостеприимного графа не отыщется бочонок-другой. Во всяком случае Ойген бы этому не удивился.
Повертев бокал в пальцах и слегка омочив губы, барон счел, что правила приличия соблюдены.
- Вы говорите о прошлом, граф? - Райнштанер непринужденно подцепил на вилку пару ломтиков ветчины, перенося их в собственную тарелку. - Или в последнее время тоже случалось нечто, способное вас удивить?

0

7

Гость всё же пригубил вино, однако ветчина интересовала его куда больше. Вполне ожидаемо.
Переходить к делу напрямую Райнштайнер не спешил, и Валмон не собирался делать это за него. Пока по крайней мере.
- Полноте, барон, что, по-Вашему, могло бы вызвать удивление у старика, уже много месяцев не покидающего свой дом? - Бертрам развёл руками с самым простодушным выражением. - Разумеется, до меня доходят некоторые новости, но и в них я давно не находил ничего, достойного удивления. Во всяком случае у человека, приученного делать выводы и предвидеть закономерные следствия.

0

8

Райнштайнер с задумчивым видом жевал ветчину.
То, что старый граф не перейдет к делу первым, он уже понял. Прямого ответа на поставленный вопрос ждать также не приходилось.
Ойген коротко вздохнул и подцепил еще пару ломтиков мяса.
- Вас не удивляют вещи, являющиеся следствием доходящей до вас информации, - барон все же пригубил вино, но лишь один глоток. - Вас не удивил мой визит. Отсюда я делаю вывод, что вы знаете, зачем я здесь. Не можете не догадываться, и что я не смогу оставаться здесь слишком долго. Если вам, граф, неудобно обсуждать дела за столом, я готов проследовать за вами туда, куда вы сочтете необходимым, - Райнштайнер отложил вилку и вытер пальцы о льняную салфетку. - Мне необходимо в ближайшее время посетить ваших соседей. Но  до отъезда хотелось бы получить всю возможную информацию о положении дел в графстве.

0

9

Бертрам неторопливым жестом поставил бокал на стол. Гость предпочёл перейти к делу побыстрее. Что ж, от военного, тем более бергера, иного ожидать и не приходилось. Предположение командора о том, что ему неудобно обсуждать дела за столом, Валмона откровенно позабавило, и он не счёл нужным это полностью скрывать.
- Что Вы, барон, я всегда полагал, что вести разговоры за столом удобнее всего. Особенной же разницы между столом письменным и обеденным я в данном вопросе не вижу. Что до окружающих нас деревьев и цветов, то они глухи, как камни, можете мне поверить. Так что нет никакой необходимости куда-то двигаться.
Большого смысла продолжать игру в намёки Бертрам не видел. В данном случае это стало бы малополезной тратой времени, к тому же гость был явно склонен играть в открытую. Валмон выдержал небольшую паузу и продолжил:
- Что ж, если у Вас мало времени, не будем его терять. Однако для начала следует прояснить ряд вещей. Откровенность за откровенность, - граф чуть подмигнул Райнштайнеру. - Как Вы верно догадались, для меня Ваш приезд не стал неожиданностью, но он мог бы стать таковой для других. Насколько мне известно, Вы человек осторожный, следовательно, не могли упустить сей факт из виду. Мне было бы крайне интересно услышать, чем же я обязан Вашему визиту.

0

10

Старый лис искал прикрытия для их разговора, и Ойген одобрял подобную осмотрительность. Пожалуй, он даже был бы разочарован, поведи себя граф Валмон иначе.
Райнштайнер неторопливо дожевал ветчину.
- Я здесь по поручению губернатора, - барон улыбнулся одними губами, наблюдая за реакцией собеседника. - Мы проинспектировали несколько графств, но накануне визита в Валмон и Савиньяк у господина Колиньяра случился острый приступ подагры. Посему я был вынужден дальше заниматься инспекцией в одиночестве. Точнее, - Ойген слегка взмахнул вилкой в сторону городка, - в компании предоставленных мне господином губернатором драгун.
Барон на некоторое время прервался, смакуя вино и позволяя собеседнику осмыслить и взвесить его слова.

0

11

Бертрам со всё возрастающим интересом разглядывал невозмутимого гостя. По поручению губернатора. Восхитительно. Воистину этот бергер - находка. Впрочем, иного ожидать и не приходилось - Рафиано прекрасно разбираются в людях.
- Весьма прискорбно, что недуг сразил господина губернатора в такой момент, - Валмон шумно вздохнул. - Возможно, граф Лэ запамятовал, что мне неприятности такого рода знакомы не понаслышке и я мог бы дать ему пару ценных советов... Впрочем, предоставим здоровье Фернана Колиньяра заботе лекарей, коль уж он предпочёл их общество моему, - на лице графа отразилось глубочайшее разочарование. - Что ж, я к Вашим услугам, господин инспектор. Что Вас интересует в первую очередь?

+1

12

- В первую очередь, граф, - Райнштайнер покрутил бокал в руке, внимательно разглядывая собеседника, - меня интересует настроение провинции. Перед своим отъездом в столицу госпожа Савиньяк порекомендовала мне вас как человека, лучше других осведомленного о состоянии дел в западных графствах Эпинэ. Также, - Ойген пригубил еще глоток вина, - графиня обмолвилась о неких омрачавших ее покой волнениях. Вот о них, господин Валмон, мне и хотелось бы в первую очередь услышать: насколько тревоги графини обоснованы, и что мы можем предпринять, чтобы крестьяне думали о будущем урожае, а не о пожарах и грабежах.
Барон отставил бокал.
А старика Эпинэ и его блудного внука мы оставим на десерт.

Отредактировано Ойген Райнштайнер (2011-07-14 13:05:30)

0

13

Однако размениваться на мелочи господин командор не склонен. Настроения провинции ему подавай и никак не меньше. И ведь Арлетта наверняка кое-чем с ним поделилась. Что ж, похвальное стремление сверить информацию из по меньшей мере двух источников.
Граф чуть повернулся в своём кресле, устраиваясь поудобнее и не сводя глаз с собеседника.
- Вы должны понимать, барон, что я крайне редко покидаю пределы своего поместья, так что вся информация, которой я располагаю, доходит до меня через третьих лиц, - Бертрам сделал непродолжительную паузу, давая Райнштайнеру возможность сделать выводы из сказанного. - Впрочем, о ситуации в западных графствах я действительно осведомлён весьма неплохо. Могу Вас заверить, что в Валмоне всё в полном порядке. В Савиньяке и Рафиане, насколько мне известно, тоже, даже в отсутствие в родовых владениях графа Савиньяка и графа Рафиано. Занятное совпадение: господин Колиньяр за всё то время, что пребывает на посту губернатора  провинции, побывал в этих трёх графствах самое большее по одному разу, тем не менее, Приморская Эпинэ процветает. Чего не скажешь о внутренних графствах. Графиня Савиньяк недавно заезжала меня проведать и жаловалась на плачевное состояние дорог в Старой Эпинэ, - Валмон осуждающе покачал головой. - Насколько мне известно, в Агиррэ, Пуэне и Ариго дела обстоят не лучше, и дело не только в дорогах. С другой стороны, до меня доходили слухи, что именно к центральным графствам губернатор проявляет повышенный интерес, что, по логике вещей, должно бы вести к их благополучию, тогда как наша общая знакомая, как Вы сами изволили выразиться, весьма обеспокоена настроениями в этой части провинции, а подобные настроения не имеют обыкновения возникать на пустом месте. Право, я не знаю, чему верить, но тут Вам должно быть известно больше, чем мне, - Бертрам сокрушённо развёл руками, явно сожалея о своей недостаточной осведомлённости. - С юга тревожных новостей как будто не слышно. Впрочем, если бы дела обстояли неудовлетворительно в Эр-Сабве, это стало бы серьёзным поводом задуматься о состоятельности графа Лэ как губернатора, ведь делами этого графства занимается именно он, покуда герцог Колиньяр поглощён делами государственными.

0

14

Именно благодаря пристальному вниманию губернатора к Внутренней Эпинэ, а точнее - к ее доходам - там и царит такая разруха.
Райнштайнер не так давно состоял при Колиньяре и успел ознакомиться далеко не со всеми счетами и расходными книгами, но и того, что он успел проверить, вполне хватало на длительный отдых графа Лэ в Багерлее. Возмутительней всего была откровенная и бесстыжая жадность, местами даже ничем не прикрытая.
Однако в сторону Колиньяра, про его грешки нам и так известно не меньше, чем любезному графу Валмону. Сейчас важнее прощупать ситуацию в ограбленных губернатором графствах и понять, насколько они с Сильвестром опоздали, чтобы предотвратить неминуемое.
- И что же за настроения нынче преобладают во Внутренней Эпинэ, граф? Что вам смогли сообщить упомянутые третьи лица? - Ойген прищелкнул пальцами, размышляя, что бы еще отправить в рот. - Думаю, вам, граф, не меньше, чем мне, не хочется сюрпризов на своих северных границах. Будем откровенны: вы обладаете информацией, я,  - барон вонзил вилку в ломтик холодной телятины, - иными возможностями. И размер этих возможностей будет ограничиваться тем, что я сейчас услышу.

0

15

Бертраму было по-настоящему интересно, что именно Арлетта рассказала северянину, а о чём не успела или не пожелала упомянуть. Однако гость явно не желал первым раскрыть, что ему известно, и Валмон решил не настаивать, уважая желание Райнштайнера сопоставить слова его и графини.
- Вы правы, барон, смута на границах вверенных мне владений, как и в других частях королевства, меня мало обрадует. События такого рода приводят к лишним и ненужным убыткам, причём не только там, где происходят, а подобные вещи мне весьма не нравятся. Я поделюсь с Вами тем, что знаю, ожидая от Вас ответной откровенности, поскольку мне доподлинно известно меньше, чем мне бы хотелось, - граф взглянул в глаза собеседнику. Он предпочитал равноценный обмен и дарению, и тем более одолжениям. - Насколько я могу судить, крестьяне, а кое-где и горожане названных мной графств не в восторге от очередного повышения налогов. Впрочем, об этом, полагаю, Вам известно лучше, чем мне. Как и о том, что поступающие в губернаторскую казну средства не спешат расходоваться на улучшение дорог и постройку домов призрения в городах. И это становится очевидным простым обывателям, разумеется, не улучшая их отношения к властям.
Бертрам прервался, отдал должное вину и холодному мясу и добавил:
- Наконец, более всего меня тревожит то, что в ряде сёл и мелких городов находятся люди, едва ли не в открытую поговаривающие о несостоятельности губернатора и о том, что столичным властям нет дела до творящегося на местах. Вы понимаете, к чему могут привести подобные разговоры? - Валмон пристально посмотрел на бергера.
Новости, привезённые Арлеттой из Старой Эпинэ, не на шутку обеспокоили Бертрама, и он не замедлил разведать ситуацию подробнее, и полученные сведения были неутешительны. Потому граф решил сразу выложить эту карту на стол: тянуть дальше смысла не было.

0

16

Райнштайнер не отвел взгляд: если Валмону хотелось заглянуть ему в душу, то и сам Ойген был не прочь посмотреть на то, что скрывается внутри любезного собеседника.
- Люди всегда ропщут: из-за налогов, неурожая, губернаторов и чиновников. Как правило, все роптанием и базарными сплетнями и ограничивается. Вас что-то заставляет думать, будто в этот раз дело обстоит гораздо серьезней, чем обычно? - барон промокнул губы салфеткой. - Насколько мне известно, неурожая в минувшем году в Эпинэ не было, чиновники воровали всегда, а дороги беспокоят по большей части торговцев и путешественников, а не крестьян и ремесленников. Все это вместе взятое может вызывать недовольство, раздражение, сплетни и пересуды, но не более. Для того, чтобы возник пожар не достаточно одних дров. Нужна искра. И вы, как и графиня Савиньяк, опасаетесь именно ее. О какой искре вы пытаетесь умолчать, граф?

0

17

Графу Валмону нечасто доводилось беседовать с бергерами: он редко покидал южные края, а соотечественники командора - свои горы. Но при каждой такой встрече Бертраму невольно вспоминались все присказки об обстоятельности и дотошности уроженцев Горной марки. Ойген Райнштайнер, безусловно, был достойнейшим представителем своего народа.
- Вы совершенно правы, барон. Но мне трудно поверить, что графиня не поведала Вам о причинах своих опасений. Всем будет проще, если Вы скажете, что Вам уже известно, и если мне будет, что добавить к имеющимся у Вас сведениям, я не премину это сделать.
Собеседник желал полной откровенности. Валмон не возражал, но командору придётся раскрыть и свои карты.

0

18

Разумеется, Ойген предпочел бы выслушать версию Валмона без привязки к словам графини Савиньяк. Два мнения - лучше, чем полтора. Но, видимо, все же придется ответить любезностью на любезность и слегка приоткрыть занавес.
- По словам графини, ее опасения усилились после посещения своей подруги, маркизы Эр-При. Здоровье герцога Эпинэ, - (особенно - умственное), - вызвало у госпожи Савиньяк сильное беспокойство, в том числе и в отношении процесса наследования земель и имущества при самом неблагоприятном исходе.
Райнштайнер тщательно расправил салфетку, дожидаясь ответа, но Валмон молчал.
Ойген улыбнулся и швырнул на стол козырь:
- Какая, вы полагаете, граф, будет реакция провинции на наследование Эпинэ Маранами и Колиньярами?

0

19

Валмон не сдержал усмешку в ответ на последние слова барона.
- Это, несомненно, многим не понравится. Определённая часть дворянства - возможно, весьма значительная - даже громко возмутится, чего и опасается наша общая знакомая, - которая возмутится первой, только из-за её протестов крови не прольётся, а вот если своё несогласие пожелают выразить менее осмотрительные землевладельцы, подобное произойти очень даже может. - Но, поверьте, большинство крестьян и простых горожан мало заботит, как зовут их герцога. Куда больше их интересует размер податей и количество дождей. И если повлиять на второе под силу одному лишь Создателю, то первое может породить немало проблем. Вы не придали особого значения моим словам о том, что в деревнях начинают поговаривать, что центральным властям не до того, что творится на окраинах. Если задаться определённой целью, подобные настроения можно повернуть таким образом, что заговорят уже о том, что если Эпинэ не особенно нужна Талигу, то она может обойтись вовсе без Талига, - Бертрам откинулся на спинку кресла. - В итоге мы имеем не одну, как Вы изволили метко выразиться, искру, а по меньшей мере две: одну для дворян провинции, большинство из которых не пожелает видеть герцогами Маранов, и вторую для крестьян и ремесленников, недовольство которых может быть направлено в соответствующее русло.

0

20

- Вы полагаете, что Эпинэ захочет обрести суверенитет? - Ойген чуть склонил голову к плечу, с интересом разглядывая собеседника. - И кто же в этом случае, по-вашему, наденет корону? Герцог Эпинэ для этого слишком болен, его наследник прячется в Агарисе, - Райнштайнер чуть прищурил светлые глаза. - Ни вы, ни Рафиано, ни Савиньяки, ни Дорак этого не сделаете. Или, полагаете, все закончится правлением дожей, как в Бордоне?
Разумеется, о короне мечтает герцог Анри-Гийом. Вот только для себя или для того молодчика из Агариса, о котором говорил Сильвестр? Уж не надумал ли умалишенный старик вместе с "Великой Талигойей" возродить и старую династию? И не поэтому ли он отправил внуку письмо, как утверждает графиня Савиньяк? Кого же они предлагают мне ловить: блудного маркиза Эр-При или потомка Раканов?
Ойген нахмурился.
Ситуация в провинции нравилась ему с каждым часом все меньше.
И, похоже, одного эскадрона драгун, затребованного им из столицы, тут будет мало...

+1

21

То, что Райнштайнер проговаривает далеко не все выводы и предположения, которые делает, Бертраму было очевидно. Слишком испытующим был взгляд светло-голубых глаз, слишком конкретными - вопросы. Граф Валмон сам имел обыкновение придерживать по меньшей мере половину умозаключений при себе, так что распознать подобное поведение в собеседнике труда для него не составляло. Что ж, значит, и ответы господин инспектор получит лишь на те вопросы, которые задал прямо.
- По Вашим вопросам нетрудно понять, что в Эпинэ Вы с недавних пор, - заметил граф, вновь обращая своё внимание на блюдо с закусками. - В противном случае Вы бы имели более полную картину того, что представляет из себя Анри-Гийом Эпинэ. Вам, как и мне, очевидно, что в столь почтенном возрасте - а герцог старше меня на тринадцать лет - больше пристало думать о спасении своей души, нежели об отложении провинции, только вряд ли сам Повелитель Молний с нами согласится. Лично в атаку он, безусловно, не помчится, но в том, что он сочтёт это достаточным свидетельством своей несостоятельности как правителя, я не уверен.
А скорее он прочит в короли "свободной Эпинэ" своего последнего внука. Но прежде чем заговорить об этом, необходимо понять, достаточно ли убедительной оказалась Арлетта. Имея дело с таким собеседником, впору усомниться даже в подобных вещах.

0

22

Значит, все-таки Анри-Гийом и...
А вот кто этот "и" и нужно узнать.
Версия с Агарисом выглядит вполне убедительной, но не является ли она обманкой, призванной скрыть подлинные планы старого герцога?
Райнштайнер подцепил на вилку оливку, неторопливо прожевал, отстраненно пожалев об отсутствии пива.
- Вы правы, граф, мое пребывание в Эпинэ еще слишком коротко, чтобы понять настроения провинции. С другой стороны, - Ойген пристально посмотрел на собеседника, - вы, на мой взгляд, что-то не договариваете. Если, как вы утверждаете, герцог способен лишь строить планы, но не осуществлять их, и это столь очевидно, то в чем опасность? Или у герцога Эпинэ уже есть сторонники, способные раздуть пожар из зажженной им лучины? Или, - барон слегка подался вперед, - они вот-вот появятся? Кто они, граф? Кому герцог прочит Эпинэ?

0

23

За всю свою долгую жизнь Бертрам Валмон ни разу не подвергался допросу. Сейчас ему начинало казаться, что чаша сия его всё же не миновала. Или господин бергер и вправду считает, что мне известно всё и про всех, что, конечно, верно, но всё же отчасти, или рассчитывает таким образом выжать всю информацию, какую я знаю. Однако придётся ему и самому кое-чем поделиться.
- Барон, Вы же не допускаете мысли, что не покидающий своих владений герцог мог в одиночку подготовить почву для бунта? Разумеется, у него есть сторонники. И здесь, и в столице. Я не возьмусь с точностью назвать имена, но здравый смысл подсказывает, среди кого их следует искать. Дворянство центральных графств, давние соратники герцога Эпинэ из числа сторонников покойной королевы... А наибольшая опасность, по моему мнению, заключается даже не в самом возможном мятеже, который в конце концов подавят, хоть это и принесёт множество хлопот и будет стоить немало денег и жизней, а в том, что герцог Гийом весьма немолод и нездоров, нервное потрясение и возбуждение в случае начала беспорядков может привести к его скоропостижной кончине, после чего встанет вопрос о наследнике, а охотников найдётся немало. Особенно, - Бертрам вернул собеседнику пристальный взгляд, - если что-то случится с прямым наследником герцога.

0

24

О чем-то подобном предупреждала и Савиньяк, прося приглядеть за наследником герцога. И вот теперь Валмон... Неужели Колиньяры с Маранами и в самом деле решили добраться до последнего законного наследника старого герцога? Ну а почему бы и нет? Герцогства на дороге не валяются, а эта компания не из брезгливых.
- А у вас, граф, есть основания для опасений за жизнь маркиза Эр-При, - нахмурился Ойген, которому уже начали надоедать все эти хождения вокруг да около. - Это просто домыслы или вы обладаете некой информацией, усиливающей ваше беспокойство?
Райнштайнер задумчиво посмотрел на свой бокал.
Полка, пожалуй, тоже будет мало...

0

25

- Точных фактов, указывающих на возможную опасность для маркиза, у меня нет, - Бертрам окончательно убедился, что намёков его сегодняшний гость не понимает или же не желает понимать. - Однако "домыслы" - это слишком резкое слово. Я достаточно хорошо разбираюсь в ситуации и в людях, которых она затрагивает, что позволяет мне делать выводы и строить предположения. Чаще всего они оказываются весьма близки к действительности.

0

26

Граф начинает раздражаться, хотя по-прежнему умело сохраняет мину радушного хозяина.
Впрочем, переоценивать себя Райнштайнер был не склонен и прекрасно понимал, что вывести из себя Валмона далеко не так просто, как губернатора.
- Допустим, - Ойген кивнул - больше своим мыслям, чем собеседнику. - Но, как вы понимаете, пока маркиз Эр-При находится в Агарисе, я никоим образом не могу способствовать обеспечению его безопасности. Предпринимать же что-либо в отношении Маранов за отсутствием доказательств - а их у нас, по вашему же признанию, нет, не только бессмысленно, но и недальновидно.
Барон бросил короткий взгляд на хозяина дома и потянулся за следующей оливкой.

0

27

- Разумеется, Мараны не столь глупы, чтобы подавать очевидный повод подозревать себя, - чуть сварливо заметил Валмон. - Однако долететь до Агариса на облаке никому не под силу, в том числе и возможным посланцам обитателей замка Эпинэ. Если таковые посланцы не доберутся до цели, риск для жизни молодого Эпинэ ощутимо снизится, - Бертрам немного помолчал и всё же добавил: - Как и вероятность того, что наследника герцога вызовут в Талиг.

0

28

Ойген был немного осведомлен о количестве людей в Агарисе, работающих на кардинала, и потому замечание Валмона выслушал с вежливой улыбкой.
Мараны и Колиньяры - это, конечно, не Сильвестр с его шпионами, но вряд ли у них не сыщется пары-тройки людей в Святом городе, способных за несколько монет купить нож и держащую его руку. А уж весточку нужным людям подать много ума и таланта не надо - тем более из Эр-Сабве, где нынче болеет наш измученный трудами и заботами господин губернатор.
- Если дело обстоит именно так, как вы описываете, граф, - барон промокнул губы салфеткой, - и если Колиньяры  с Маранами не теряли зря времени, - в отличие от нас, - едва не добавил Ойген, - то маркиз Эр-При, возможно, уже мертв. Если же письмо из Эпинэ, - Райнштайнер мельком пристально взглянул на собеседника, - успело раньше кинжала наемного убийцы, у внука герцога еще есть шанс. Разумеется, если его друзья приложат некоторое количество усилий, чтобы ему помочь.

0

29

- Вы правы, у нас, к сожалению, нет достаточных сведений о положении в Агарисе и о судьбе Робера Эпинэ. Если непоправимое уже случилось, изменить этого нельзя, но Мараны ничего не предпринимали пять лет, почему бы им не выждать ещё месяц или два? И раз уж мы с Вами взялись говорить начистоту, командор, не будете ли Вы столь любезны уточнить, каких именно друзей Вы подразумеваете? - осведомился Бертрам.

0

30

Пять лет ничего не предпринимали или вы считаете, что не предпринимали?
Райнштайнер снова бросил короткий взгляд на Валмона.
Впрочем, Сильвестр на этот счет не распространялся - либо не счел необходимым, либо Мараны и в самом деле сидят в последнее время тихо и терпеливо ждут, когда добыча сама придет в руки.
- Я подразумеваю, граф, людей, кому небезразлична судьба маркиза Эр-При и кто готов помешать наследнику герцога Эпинэ сунуть голову в приготовленную ему петлю. Даже если сам маркиз будет этому сопротивляться. Раз уж вы предлагаете говорить прямо, - Ойген отложил салфетку и сцепил пальцы в замок, - скажу так: Робер Эпинэ здесь родился и вырос, я же тут человек новый. Я не стану гоняться за маркизом очертя голову по его собственным землям - у меня для этого недостаточно времени и людей. Но я готов взять маркиза под... защиту, если наши пути случайно пересекутся. Я достаточно прямо выразился, господин граф?

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Инспектор [2 В.С. 398 КС; закрыт ЛЧ, агарисцам, кардиналу]