Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Надор » Кто ходит в гости в Надор к нам... [Зимние Скалы 398 КС; свободный]


Кто ходит в гости в Надор к нам... [Зимние Скалы 398 КС; свободный]

Сообщений 1 страница 30 из 54

1

Название: Кто ходит в гости в Надор к нам...
Краткое описание: буря вынуждает графа Лэкдеми искать убежища в Надорском замке. Незваному гостю рады далеко не все его обитатели.
Место: Надор.
Время: месяц Зимних Скал 398 г.
Участники: Эмиль Савиньяк, Айрис Окделл, Мирабелла Окделл, Дейдри Окделл.
Доступ на чтение: свободный

0

2

Эмиль Савиньяк был мокр как мышь, замерз, как последняя собака, и зол на погоду, на проклятую невовремя отвалившуюся подкову и самого себя, за то, что не остался в придорожном трактире, куда заезжал пообедать, даже видя, что погода портится и грозит превратиться в бурю.
Вольно же мне было торопиться! - корил себя Эмиль, созерцая темные ворота надорского замка. - Теперь вот ночевать, считай, в стане врага. Хорошо если меня вообще впустят. С Мирабеллы станется выгнать нежеланного гостя в бурю. И не дай Создатель схватить простуду. Да еще в этом доме.
Ничего лично против вдовы и детей Эгмонта Окделла он не имел, но прекрасно понимал, что они-то как раз против него могут иметь много.
Решив не оттягивать неизбежное и не увеличивать шансы на простуду, Эмиль спешился и решительно забарабанил в ворота.
- Эй!! Есть кто живой? Пустите замерзшего путника переночевать!

0

3

"Куда все запропастились? Управы нет на них никакой," - строго размышляла Мирабелла, ровными шагами приближаясь к воротам, в которые кто-то истошно колотил. Оно и не странно: погода не располагала к светским прогулкам, а судя по приглушенным крикам, доносившимся по ту сторону ограждения, буря спугнула одного из таких эров. Впускать гостя самой не хотелось, но слуги, как один, куда-то делись. К их счастью, кто-то всё-таки попался на глаза вдове Окделл и поспешил открыть ворота, чтобы пригласить уставшего и измученного путника внутрь. Мирабелла подошла к гостю со всем присущим ей величием, узнала в нём Савиньяка. Вот тут-то гостеприимство хозяйки значительно поубавилось. Где-то на половину... Или даже немногим больше.
- Здравствуйте, сударь. Я рада приветствовать Вас в Надоре. Что же заставило Вас посетить наше родовое имение? - вдова Окделл старалась соблюдать все законы вежливости и оставаться радушной хозяйкой, забыв лишь о том, что, наверное, мокрому путнику нужно тепло и вино. Вернее, она попросту проигнорировала это.

Отредактировано Мирабелла Окделл (2011-01-09 01:14:58)

0

4

Когда, наконец, кто-то в замке продрал несомненно пьяные глаза и соизволил открыть ворота, Эмиль собирался с присущей ему несдержанностью высказать мерзавцу, что думает о нерадивых слугах. (Если, разумеется, зубы перестанут некуртуазно стучать от холода) Но увидев, что у ворот его встречает сама хозяйка замка, проглотил вертевшуюся на языке резкость. Признаться, так вот сразу столкнуться с непримиримой вдовой Эгмонта не входило в его планы. Он всё же надеялся успеть слегка отогреться и обсохнуть, прежде чем его, вероятно, наплевав на законы гостеприимства, выставят прочь.
- Сударыня... Эрэа... - Савиньяк очень старался не стучать зубами. - Я бы не посмел побеспокоить вас своим неожиданным визитом, если бы не эта жуткая непогода и так некстати потерявшая подкову лошадь! Ваше поместье - ближайшее жильё, до которого я смог добраться, не утонув в сугробах. И я вынужден просить у Вас пристанища на эту бурную ночь и помощи Вашего кузнеца.
Эмиль замолк, ожидая решения своей судьбы.

0

5

Казалось, что разбушевавшаяся стихия и отвратительная погода никак не влияли на Мирабеллу, ведь хозяйка Надора спокойно вела светскую беседу с мёрзнущим гостем, не уступая ему в галантности. Между прочим, он должен был знать, что в поместье ему не совсем рады. "Я бы не посмел побеспокоить вас своим неожиданным визитом, если бы не эта жуткая непогода," - умело оправдывался Эмиль, видимо, желая как можно быстрее оказаться у камина с бутылкой кэналлийского. Мирабелла самодовольно улыбнулась, слушая о несчастьях графа.
- Мне очень жаль, что Ваша лошадь так некстати потеряла подкову. Надеюсь, наш кузнец будет в состоянии оказать Вам помощь, - вдова Окделл продолжала упорно стоять у ворот, настолько твердо, как и сам надорский замок. Говорят, что молчание трудно нарушить тому, кто первым перестал говорить. Мирабелла, совершенно не согласная с этим, ждала продолжения светской беседы со стороны Савиньяка, не думая о том, что гостя неплохо было бы провести в замок.

0

6

Эмиль помянул про себя закатных тварей. Вот же железная баба! Стоит на морозе и хоть бы ей что. Да чтоб у меня все солдаты такие были! - подумалось Савиньяку.
Хотелось заверить в ответ, как он сам горестно проклинает злодейку-судьбу, лишившую его лошадь подковы вблизи замка таких чёрствых каменюк, и что он не рад обществу герцогини Окделл ничуть не меньше, чем она не рада ему, заорать, чтоб его, Леворукий побери железных вдов и их фанберии, наконец, впустили в дом и дали обогреться. Но заверять было нельзя. Орать - тем более. Буйный нрав приходилось сдерживать, а эмоции давить на корню. Иначе и в самом деле недолго и за воротами остаться.
Эмиль Савиньяк не умел, не любил и не считал нужным унижаться, повторяя просьбу о тепле и крове, как какой-нибудь нищий бродяга. Поэтому нацепил на лицо самое светски-безразличное выражение, какое только смог, и произнёс безупречно-вежливым тоном.
- Я полностью разделяю вашу надежду. Куда мне следует отвести свою лошадь?
Хоть теперь-то меня, интересно, впустят во двор? Или заберут лошадь и закроют ворота? Судя по выражению лица - она на это способна, - мелькнула мысль у Эмиля.

0

7

Я полностью разделяю вашу надежду. Куда мне следует отвести свою лошадь? - спокойно спросил Эмиль Савиньяк, и Мирабелла наконец-то сделала несколько шагов в сторону, пропуская гостя. "Добро пожаловать в Надор," - отчасти мрачно пожелала ему хозяйка. Правда, мысленно, ведь вслух она бы не рискнула предвещать что-то Эмилю в таком тоне. Мораль не позволяла.
Пока длилась светская беседа, кто-то из немногочисленных слуг заметил, что у ворот Надора оказался гость. К величайшему облегчению Мирабеллы, слуга спешно подбежал к животному и взял его под уздцы.
- Отведите лошадь нашего дорогого гостя в конюшню, - отдала указ вдова Эгмонта и сразу же добавила. - И накормите её, она устала после долгого пути.
Хозяйка Надора как можно доброжелательнее улыбнулась Савиньяку и попросила его следовать за ней. Женщина повела гостя внутрь Надора по направлению к трапезной, думая о том, что неплохо было бы улучшить внутреннее убранство замка. Видимо, трещины занимали её намного больше людей.

0

8

"Наконееец-то!" - едва не взвыл про себя Эмиль, наконец-то следуя за скальной вдовой в тепло. Вслух же произнёс, вернув хозяйке доброжелательную улыбку:
- Благодарю вас, эрэа, за гостеприимство. Видит Создатель, вы только что спасли живую душу!
- эту фразу ему удалось произнести даже не слишком стуча зубами.
Эмиль шел за вдовой Эгмонта Окделла по коридорам и залам Надора и старался как можно незаметнее разглядывать трещины на стенах и потрепанность обстановки. Савиньяку пришло в голову, что представители древнейшего и знатнейшего рода не должны жить в такой мрачной нищете. Закатные твари! Здесь вообще не место женщинам и детям! А у Окделлов несколько малолетних дочерей. Сколько всё-таки? Четыре? Или три? А, какая, к Леворукому, разница! Даже одной здесь не место. Возможно, не будь замок таким старым и мрачным, и его хозяйка перестала бы напоминать обмерзшую скалу. Восстание подавлено пять лет назад, а те, кто даже не поднял оружия, всё еще несут своё наказание.
Эмиль прислушивался к эху своих шагов в коридоре, и ему всё больше хотелось убраться отсюда поскорее.

0

9

Где-то в конце корридора, за поворотом, вдруг раздался странный гулкий звук, похожий на удар, сразу за ним - звон и высокий женский вопль:
- А ну дай сюда! Поймаю - защекочу-у-у!!!
- Лови-лови! - бодро отозвался другой голос, потом послышалась какая-то возня, прервавшаяся диким хохотом, и топот. В следующую секунду из-за угла выскочила несущаяся во всю прыть точно на гостя девочка.
- А ну отдай гребень, мелочь, - разом упавшим голосом машинально закончила выскочившая второй и успевшая затормозить Айрис, полными ужаса глазами глядя, как сестра, даже не сбавив скорости, влетает в объятия явно незнакомого юным герцогиням мужчины, да еще и на глазах у матери, у которой вообще лицо было такое, словно ей предложили продать Честь по сходной цене.
Все, на что хватило Айрис, это тихо ойкнуть и не предпринять позорной попытки к бегству.

+2

10

- А ну дай сюда! Поймаю - защекочу-у-у!!!  женский, или скорее даже девичий крик вдребезги расколол мрачную пустынность коридора, отвлекая Эмиля от нерадостных дум и рассеивая неловкость молчания.
Савиньяк насторожился, готовясь и надеясь встретиться с тем юным созданием, что смеет жить и радоваться под этими негостеприимными сводами.
- Лови-лови! - раздалось в ответ. А затем смех. Веселый, проказливый, заливистый детский смех! И будто посветлело в коридоре, веселее заплясали на стенах тени от лампы, мгла отползла в углы и затаилась, отступив перед древней и непобедимой силой юности и жизни.
Эмиль невольно расплылся в улыбке... и едва успел вытянуть руки, подхватывая в неподобающие, но спасительные объятия совсем юную девушку, почти девочку, виртуозно пронесшуюся мимо герцогини и непременно сбившую бы его с ног, не успей бывалый солдат подготовиться к удару.
- А ну отдай гребень, мелочь, - видимо, по инерции, смущенно проговорила вторая девушка, чуть старше первой, появившаяся из-за того же угла. И тут же ойкнула, видимо, оценив ситуацию.
Эмиль не видел выражения лица вдовы Окделл, но готов был поспорить на своего боевого коня, любимые пистолеты и звание старшего в роду против бутылки из-под вдовьей слезы, что это самое выражение не предвещает юным проказницам ничего хорошего.
- Право же, юная эрэа, - стараясь удерживать серьезное выражение на лице, произнёс Эмиль, помогая врезавшемуся в него живому и весьма прелестному, несмотря на скромное одеяние, снаряду вновь обрести равновесие и бережно поддерживая девочку под руку, - вы выбрали наилучшую из возможных мишеней. Но если вздумаете атаковать врага из засады - не предупреждайте его о своём появлении. Тогда вам точно удастся его свалить!
На этом запас серьезности у Савиньяка кончился, и он расхохотался, вновь подвергнув испытанию мрачность и холодность здешних стен.

+1

11

Мирабелла Окделл, едва услышав знакомые девичьи голоса, насторожилась, и уже была готова при ближайшей возможности припугнуть девочек, но - увы! - не успела. На полной скорости обе дочери буквально вылетели из-за угла, норовя разрушить мрачность и серость надорского замка. Мирабелла, вмиг воспылав праведным гневом, уже готова была обрушить на голову Айрис и Дейдри очередную нотацию, вероятнее всего, из раздела "Как следует встречать гостей высокородным девицам", но - не вышло. Хозяйка Надора и сделать ничего не успела, как одна из её воспитанниц резко впечаталась в гостя, едва не сбив его с ног!
Интересно, как выглядит Создатель в гневе? Если он таков, как урожденная Карлион, становится ясно, почему всё больше людей обращаются за помощью к Леворукому и его кошкам. Весь внешний вид герцогини выказывал её недовольство, возмущение, отторжение всего произошедшего лучше любых слов. Но она всё же заговорила.
- Дейдри Окделл! - нет, Мирабелла не собиралась поднимать на дочь руку или голос, но даже в её строгом ровном тоне чувствовалась вся глубина вины девушки. Вдова Эгмонта всем своим видом давала понять, что её чувства оскорблены поведением дочери. Она уже приоткрыла рот, начиная свою тираду, как вмешался Савиньяк. Вовремя, нечего сказать. Его непринужденный смех и легкость, с которой он вышел из ситуации, задели Мирабеллу. Подождав, пока Эмиль перестанет смеяться, хозяйка Надора с самым серьезным выражением лица продолжила:
- Дейдри Окделл, если ты считаешь своё поведение правильным, тебе следует пересмотреть это решение. Девушка твоего положения и рода должна вести себя подобающим образом. Она не должна носиться по своему родовому замку, особенно в присутствии посторонних. Немедленно принести нашему гостю свои извинения и отправляйся к себе! Наш разговор еще не окончен, - отчеканила Мирабелла тоном человека, читающего приговор - выделяя каждое слово, делая акцент на каждом слоге. Она смотрела на Дейдри, как на самую опасную преступницу, единственная возможность которой искупить свои грехи - навеки быть заточенной в темной башне. - А Вы, граф Савиньяк, могли бы быть более сдержанными и не поощрять мою дочь, - высокомерно добавила Мирабелла.

0

12

Ну вот надо же было именно сегодня, именно в эту минуту появиться тут этому гостю, хотя обычно в Надор не приезжает никто! И надо же было ей не успеть затормозить и остановиться на полметра раньше!
Впрочем, все оказалось не так и плохо - по крайней мере, этот странный гость отреагировал весьма доброжелательно. А нотации от матушки она все равно выслушивала каждый день, не по одному поводу, так по другому, так что это не было тем, из-за чего стоит огорчаться.
- Я прошу прощения. Я не хотела, - смущенно обратилась она к Савиньяку - не послушаться матушку и не извиниться было опасно, да девочка и сама чувствовала себя виноватой перед гостем. Впрочем, почти сразу же она добавила, прекрасно понимая, что тем только сильнее рассердит матушку, но не в силах промолчать: - А ваш совет я обязательно учту. Правда, боюсь, применить на практике его мне удастся не скоро - у нас тут появляется не так много гостей, в общении с которыми можно применять военную тактику.
Вторую часть распоряжения матушки - отправиться в свою комнату - Дейдри просто "не услышала". Уходить сейчас не хотелось слишком сильно. Ну и пусть потом за это накажут - к наказаниям не привыкать, а вот интересных гостей в Надор заносит слишком редко для того, чтобы можно было сидеть в своей комнате и ничего не видеть и не знать.

0

13

Нежданная доброжелательность гостя несколько сбила Айрис с толку, так что все, что она изобразила в ответ - благодарную улыбку да вежливый поклон. При встрепанных волосах и пребывающей в беспорядке от прерванной погони одежде попытки держаться с должным величием смотрелись бы совсем уж смешно, так что девушка не стала изображать так любимое матушкой каменное высокомерие.
Конечно, подобным образом юные герцогини вели себя нечасто - матушка сурово пресекала все излишнее и неподобающее веселье. Но порой, в такие же ненастные вечера, как нынешний, существовать без подобных детских забав становилось невыносимо. Слуги не выдавали девочек, а иногда Айрис казалось, что и матушка глядит на их возню сквозь пальцы, допуская, что ее дочери еще достаточно юны, чтобы изредка позволять им подобное поведение. Так было и теперь - простуженная Эдит уже спала у себя, а старшие развлекались, как могли.
Повести себя подобным образом при госте, однако же, было грубейшим нарушением этикета, и так просто спустить это дочерям Мирабелла явно не собиралась: весь ее вид говорил, что от расправы Айрис с сестрой отделяет только наличие гостя рядом, ведь всерьез отчитывать проказниц прямо у него на глазах вдовствующая герцогиня вряд ли могла себе позволить.
- Матушка, это моя вина, - выступила вперед Айрис, взяв сестру за руку и украдкой отбирая у нее гребень, ставший на этот раз причиной их шутливого раздора. - Я не должна была позволить такого поведения... Но я не знала, что у нас гость, - повернувшись к Эмилю, она учтиво прибавила. - Простите, сударь, мы не желали доставить вам неудобств.
Старшая из сестер, Айрис уже привыкла принимать на себя большую часть материнского гнева, и даже не слишком переживала по этому поводу. Сейчас же нужно было сделать так, чтобы их не прогнали к себе немедленно - тогда при чужаке они с Дейдри имели шанс избежать нотаций, а после ужина Мирабелла могла и несколько успокоиться.

0

14

Эмиль по-прежнему не видел лица герцогини Окделл, но судя по тону, которым была произнесена краткая нотация, явно преддверие более длинной и суровой, ни лишиться пистолетов и коня, ни внезапно получить титул старшего в роду Эмилю в ближайшее время не грозило.
Эмилю стало жалко девочек. Если бы его в детстве отчитывали таким тоном за каждую шалость, которых они с братом творили немеряно, он вырос бы запуганным ягнёнком, а не гордым оленем и храбрым воином.
Девочки дружно заизвинялись... И тут же заставили Савиньяка уважать себя еще больше. Младшая, судя по всему, Дейдри, своей смелостью и достойным ответом на его шутку, несмотря на материнский гнев. Старшая - умением естественно и легко держаться, несмотря на встрёпанный вид, ответственностью и готовностью взять вину на себя. Защищать младших и слабых - похвальное стремление.
Сейчас обе девочки напоминали среднему из братьев Савиньяков мокрых воробьев, встрёпанных, но от этого не менее милых.
К великой радости Эмиля, девочки "не услышали" приказ возвращаться в свои комнаты, и Эмиль решил сделать всё, чтобы герцогиня как можно дольше не настаивала на его исполнении. Перспектива провести вечер в компании двух юных и возмутительно живых для этого обитаемого склепа созданий радовала от природы веселого и непоседливого кавалериста куда больше, чем чопорное молчание в компании герцогини или одинокое меряние шагами выделенных ему покоев.
- Отнюдь, - самым серьезным тоном, на какой был способен, произнес Эмиль. - Это моя вина. Мне следовало или вовремя поймать юную Дейдри, либо отступить в сторону и не создавать неожиданных препятствий. Как, в самом деле, непочтительно с моей стороны расхаживать тут посреди коридора!
На этом месте Эмиль всё-таки не выдержал и расхохотался. А отсмеявшись, повернулся к вдове Эгмонта.
- Эрэа, не мне вмешиваться в воспитание детей, но я очень прошу вас оказать мне любезность и не отсылать дочерей. Они ведь в самом деле не знали, что в замке гость. А такое поведение в их возрасте вполне естественно. Я не хотел бы, чтобы из-за меня страдали очаровательные юные дамы. И, к тому же, я был бы весьма рад их обществу. У меня, знаете ли, никогда не было младших сестер. Один только брат. А с мальчишками всё совсем по-другому.
Савиньяк улучил момент и ободряюще подмигнул сестрам Окделл.

0

15

Мать непреклонно выслушала извинения Дейдри, обращенные к графу Савиньяку. Отчитывать дочь при госте не хотелось, но подать намёк - запросто. Разве что намёк слегка резким вышел, но девочкам полезно строгое воспитание. "Правда, боюсь, применить на практике его мне удастся не скоро - у нас тут появляется не так много гостей, в общении с которыми можно применять военную тактику", - вот еще одно тому доказательство. Стоит только проявить милосердие к девочкам - и что в ответ? Грубость, пусть и не ярко выраженная. Мирабелла, однако, смолчала, ведь Айрис поспешила вытащить сестру из передряги. "Матушка, это моя вина", - извинялась дочь, но шестым чувством Мирабелла знала, что Айрис не испытывает раскаяния. И более того - она не чувствует за собой никакой вины. Это самое отвратительное. Надо будет запереть девочек по разным углам, чтобы одна не мешала другой. И дело даже в причине их шалости, а в норове Айрис...И в кого она такая? Уж точно не в мать. Впрочем, Савиньяка всё происходящее даже забавляло. Он снова пошутил и рассмеялся. Смех гостя разнёсся по замку непривычным звоном, но смеяться мог разве что он. Мать строго посмотрела на дочерей, всем своим видом не разрешая им последовать примеру Эмиля.
Но Мирабелла осеклась. Граф Савиньяк и не думал соблюдать строгий этикет, что возмутило хозяйку Надора. Знаете кэртианскую поговорку "В чужой монастырь со своим Создателем не лезь"? В тот момент Мирабелле очень захотелось процитировать её, однако внутренние подпорки сдержали и этот порыв. Хозяйка Надора лишь обвела комнату презрительным взглядом, будто стены были виноваты во всём, и, придав себе напыщенный вид, пригласила Эмиля к столу, проявив больше гостеприимства, чем у ворот замка.
- Сударь, верно, Вы очень устали? Надеюсь, из-за этого Вы не откажетесь поужинать с нами. После этого в Вашем распоряжении будет одна из комнат. На стол вот-вот подадут, - эти слова были лишь формальностью, стандартом, шаблоном - называйте, как хотите. Но, пригласив таким образом графа Савиньяка, Мирабелла успокоилась. Устои оставались устоями, несмотря на бестактность гостя. Каждый совершает поступки в зависимости от уровня своего развития, - совсем не насмешливо подумала вдова Эгмонта и перевела строгий взгляд на гостя, предлагая тому сесть за стол.

0

16

Дейдри растерянно, почти машинально отдала сестре злополучный гребень. Поведение гостя, не похожее на привычные ей шаблоны поведения, сбивало с толку, как на него реагировать, было непонятно. Впрочем, судя по не предвещающему ничего хорошего взгляду матушки, лучше было никак не реагировать. Так что девочка предпочла молчать и делать вид, что ее тут вообще нету. Спасибо хоть, матушка пока вроде бы все-таки не собиралась прогонять их с Айрис... Хотя, конечно, было понятно, что ничего хорошего их с сестрой в будущем не ждет... Но в будущем - это в будущем, а сейчас уйти отсюда было бы очень трудновыполнимой задачей.

0

17

Кажется, наказание и впрямь откладывалось - тем более что за них неожиданно вступился сам гость, и матушка вынуждена была отступить. Айрис мысленно выдохнула и поздравила себя с маленькой победой. Вдовствующая герцогиня между тем пригласила гостя к столу, кажется, не собираясь проявить такта и представить их с дочерьми друг другу.
В головку старшей из сестер Окделл вдруг закралась шальная мысль, что если повести себя должным образом, Мирабелла, кажется, вовсе не обрадованная прибытием гостя, подле них с Дейдри предстанет в совсем уж невыгодном свете. Мелкая, но греющая душу месть суровой матери. К тому же, незнакомец очаровал девушку своей простотой и веселостью - теперь хотелось заслужить его расположение.
Сделав такой вывод, Айрис шагнула за сестрой и успела цапнуть уже собравшуюся последовать за матушкой и гостем Дейдри за плечо и шикнуть на нее:
- Куда? Приличные люди в таком виде за стол не садятся!
Не дожидаясь возражений - услышат еще! - Айрис утянула сестру в коридор, где в одном из закутков девушки торопливо привели друг друга в порядок, благо и гребень был под рукой.
Вернулись они быстро, заняли свои места за столом. "Неужели сегодня мы даже не останемся без ужина за такую выходку? - мысленно возликовала девушка, глядя, как слуги накрывают на стол. - Создатель, храни нашего гостя! А раз матушка не собирается нас представить, нарушим этикет еще раз..."
Мужчине полагалось представиться первым, но Айрис не стала дожидаться, пока об этом кто-нибудь вспомнит, и слегка улыбнулась незнакомцу.
- Сударь, нас не представили... Я Айрис Окделл, это моя сестра Дейдри, - светским тоном проговорила она.

0

18

Эмиль молча наблюдал миграцию выражений на лице герцогини Окделл, не отличавшихся особым разнообразем. но позволяющих узнать много нового о степенях и оттенках чопорного негодования. Эту науку Савиньяк постигать не собирался, предпочитаю находиться в хорошем расположении духа, или если уж вынудят - в ярости. От природы пылкому и эмоциональному Эмилю были чужды игры со сдержанностью. Ты весел? Смейся! Ты зол? Ругайся или дерись! Но не стой каменной статуей с поджатыми губами! Молнии (Или у Окделлов это должны быть камни?) из глаз всё равно не вылетят и никого не убьют.
Эмиль покосился на девочек. те притихли, боясь усугубить материнский гнев. Но в глазах старшей граф заметил отчетливо промелькнувшую благодарность и не заметил ни намёка на осознание собственной вины. И, что греха таить, это ему понравилось. Он, как ни старался, не видел вины в детсском озорстве, к тому же, никому не причинившем вреда и не понимал, отчего так злится хозяйка замка.
Благоразумно решив, что последующими словами он может свести на нет выигранный бой, Эмиль вежливо поблагодарил хозяйку за гостеприимство и последовал за ней в столовую.
К моменту, когда успевшие волшебным образом куда-то отлучиться и вернуться опрятными и причесанными юные Окделлы появились вновь, Эмиль уже сидел за столом и изучал помощение любопытным взглядом. Герцогиня молчала, не задавая дежурных вежливых вопросов, как дела в Олларии и какие новости при дворе. А болтать самому казалось неподобающим. Закатные твари! В присутствии этой женщины даже дышать и улыбаться казалось не подобающим! Не говоря уж о ношении одежды ярких цветов или, упаси Создатель, смехе.
Появление девочек разрушило вновь повисшую тягостную тишину.
- Сударь, нас не представили... Я Айрис Окделл, это моя сестра Дейдри, - тем временем взяла этикет в свои руки Айрис, всё больше напоминающая Эмилю стройную и породистую, но норовистую лошадку. Озвучить такой комплимент он бы не осмелился, но все, кто знали его достаточно хорошо, заверили бы, что это весьма высокая оценка.
- Эмиль Савиньяк. - Эмиль не поленился встать и поклониться дамам. Чтобы бедняга этикет окончательно не зачах в забвении. Однако, титул по здравом размышлении решил не добавлять. - Очень, очень рад знакомству, сударыни.

0

19

Мирабелла негодовала. И это дети великого, почти святого Эгмонта Окделла! Девочкам хорошо влетит, когда гость соизволит покинуть окрестности Надора. Мирабелла Окделл считала вульгарным смех Эмиля, но не позволяла себе высказать это вслух. Если бы были времена Талигойи, если бы Оллары томились в Багерлее... Хм, герцогиня оставила гостя и дочерей, чтобы распорядиться об ужине. Как никак, а показать себя плохой хозяйкой не хотелось, несмотря на всю напускную гостеприимность. Может, потому что она была не настоящей, потому и не получалась? Вдова Эгмонта вернулась к так званому "обществу", бросив быстрый взгляд на девочек. Слава Создателю, она привели себя в порядок. Хоть где-то их этикет проснулся. Впрочем, даже это не заставило Мирабеллу улыбнуться. Она опустилась на стул, наблюдая за беседой с присущим скалам молчанием и непроницаемостью.

0

20

Дейдри, по-прежнему плохо понимавшая, что происходит и как на это реагировать, могла только обрадоваться, когда Айрис попыталась перехватить инициативу общения. При желании Дейдри, конечно, могла бы и сама как-нибудь повернуть ситуацию, но у сестры лучше получится и соответствующе вести себя, и избежать (или почти избежать) наказания от матушки. Так что младшая девочка предпочла и дальше молчать и внимательно наблюдать за происходящим - в том, что Айрис скажет все, что нужно, и без ее помощи, сомневаться не приходилось. У Айрис это хорошо получалось - а сама Дейдри, гораздо более тихая и стеснительная, чем сестра, едва ли сможет добавить что-то хорошее...

0

21

Савиньяк, Савиньяк... Айрис быстро воскресила в памяти фамилии знатных родов Талига и поняла, почему матушка так мрачно взирает на гостя и находится явно не в лучшем расположении духа. Еще бы - предатели Людей Чести и все такое, хуже только герцоги Алва... Сейчас, услышав фамилию гостя, можно было "заледенеть", изображая праведное негодование, и заслужить одобрение матушки. Или продолжить вести себя, как хочется, и получить расположение гостя. И гость его выразит хотя бы улыбкой, в то время как матушка удостоит детей разве что одиноким благосклонным взглядом. И то не факт. В общем, Айрис определенно была склонна ко второму.
- Граф... - она запнулась. Граф Савиньяк? Или он не глава рода? А какой титул носят наследники? Другие члены семьи? Ричарда, этому, может, и учили, а вот младшие дети наследников чужих фамилий наперечет точно не знали. Ладно, будет просто графом, а там поглядим... - Я... мы рады знакомству.
Сестра предпочитала свою "радость" выражать молчаливым сопением и короткими любопытными взглядами. Вмешиваться в разговор она явно не собиралась. Матушка молчала и негодовала. Будь негодование чуть-чуть более осязаемым, в такой консистенции оно крошило бы камни. Они что, всерьез собрались провести ужин в привычном скорбном молчании? Когда рядом чужак - живой, настоящий, улыбчивый? Нет-нет-нет! Судьба подарила Айрис возможность глотнуть вольного воздуха - и она не умолкнет, пока не надышится впрок! Пусть это будет хоть самая дурацкая болтовня о погоде - лишь бы была...
- А как вы оказались в наших краях? Или... с проверкой к бывшим мятежникам? - а вот этого говорить, конечно, не стоило, но слова уже сорвались. Девушка нахмурилась, мысленно ругая сама себя. Вот так вот раз - и провести между собой и гостем черту, мол, мы по разные стороны, мы осужденные, вы - тюремщики... С другой стороны, сосуществовать с введенными в Надор войсками, которые отнюдь не всегда проявляли к герцогскому роду должное уважение, было как минимум унизительно, а жаловаться - некому, так что юную герцогиню можно было понять.

0

22

Граф...  - девочка запнулась. Эмиль сдержал привычную усмешку. Понятно. Опять их с Ли спутали, и теперь бедняжка пытается сообразить, старший он из близнецов или младший. Светлая мысль, что младшая сестра герцога Окделла может вообще понятия не иметь, что в доме Савиньяков есть близнецы и старший из них - глава рода, Эмилю даже в голову не пришла.
- Я... мы рады знакомству.
Эмиль собрался выразить ответную радость и предложить звать его по имени. Дразнить детей он считал ниже своего достоинства. Это пусть Манрик мучается, или шалопай Альберто. Ему это было в радость...
Девочка, в отличии от матери, кажется, действительно была рада... И не собиралась давать разговору затихнуть, с молчаливого неодобрения матери и столь же молчаливой мольбы сестры. Эмиль был ей за это благодарен. Вынести ужин с скальном безмолвии он был не в силах.
Впрочем, услыша следующую фразу, Савиньяк подумал, что лучше бы она молчала.
- А как вы оказались в наших краях? - Произнесла она. И добила - Или... с проверкой к бывшим мятежникам?
Ну вот зачем она это? Мать и так вот-вот лопнет! И что прикажете отвечать? И с присущей ему прямотой решил ответить правду.
- Изменники, - почти выплюнул Эмиль. - С женщинами и детьми я не воюю. И не надзираю за жертвами кардинальской мести. Эгмонт Окделл поднял восстание, и Росио его разбил. И будь моя воля - на том бы всё и кончилось. Глумиться над поверженным врагом - низко. А из угнетенных никогда не вырастут верные подданные. - И тут же сменил тему, не давая заострять внимание на скользком вопросе. Если честно, ему и этого не следовало говорить... Но не все уроки Ли пошли ему впрок. - Я возвращался в Олларию из Торки, от маршала Варзова. Решил оторваться от отряда, уж больно медленно ползли, а тут эта метель... Кажется, я сбился с дороги, да еще и Фульгата угораздило потерять подкову. Я и на замок-то случайно наткнулся. Едва в ров не свалился. Если б не такая удача - замерз бы в снегу, видит Создатель!

Отредактировано Эмиль Савиньяк (2011-06-30 19:45:31)

0

23

Айрис норовом пошла в Эгмонта. А если и не в Эгмонта, то точно в его лошадь. Прямая, беззастенчивая, легкомысленная - Мирабелла могла бы долго говорить о чертах характера своей дочери. Ох, заточение в Надоре - единственное спасение для такой девицы, как Айри, ведь её манеры вряд ли примет двор. Даже если бы юной Окделл дали шанс побывать у двора, но нет - Айрис не может дать лелеять мечты о подобном. И не надо.
Мирабеллу передернуло, как только Айрис открыла рот, чтоб начать мирную светскую беседу. Однако, девчонка оказалась умнее. И с какой стати она начинает всё это говорить вслух? Вот и учи после этого детей почтению, бессмысленно всё это. Но Айрис удалось сделать то, что была не в состоянии воплотить Мирабелла, - поставить Эмиля перед фактом. Вернее, домыслом, ставшим фактом. Савиньяку некуда было отступать перед простотой Айрис, ему пришлось ответить. И это был первый в истории случай, когда Мирабелла на мгновение поверила Эмилю. Но - увы! - только на мгновение; на смену внезапной благосклонности пришло недоверие, чувство, что талигоец глумится над проигравшими и несчастьем Надора... Мирабелла, подобно старой сове, хмыкнула и провела взглядом слугу, который принёс ужин.
- Мы не так богаты, как общество, в котором Вы, сударь, привыкли бывать, но ничего другого предложить Вам мы не в состоянии. Разве что Айрис может скрасить ужин своим легкомысленным...разговором.

0

24

- Да уж все лучше, чем гробовое молчание, - пробурчала девушка себе под нос, кажется, все-таки слишком громко, но понадеялась, что Мирабелла ее не услышит, слишком занятая упоением от своего великолепного негодования.
В отличие от матери, девушка Эмилю поверила. Во всяком случае, очень хотела поверить. Слишком он был ярким и солнечным для заклятого врага... Ненависть можно было и приберечь для Алвы и Дорака, которые и сотворили с Надором то, что с ним было сейчас. Савиньяки были причастны в меньшей степени.
- Простите, мне не следовало этого говорить... - и хотя голос обратившейся к гостю Айрис был по-прежнему ровен и спокоен, по выражению ее лица можно было понять, что она действительно признает за собой эту вину - в отличие от вины перед той же матерью, когда Айрис, извиняясь более проникновенным тоном, на самом деле ничуть не раскаивалась, и это запросто можно было по ней прочесть. - А ров засыпали, - зачем-то пожаловалась она в ответ на вторую часть рассказа Эмиля. - Там от него теперь одно название. Наверное, они почему-то решили, что со рвом мы тут много навоюем...
Ими у Айрис были все чужаки, пришедшие в Надор после соответствующего указа кардинала и распоряжавшиеся здесь, как у себя дома. Причем в отличие от Ворона и аспида, они были рядом, под боком, и ненавиделись куда как успешнее, время от времени мельтеша перед глазами. Если бы герцогине предоставили возможность разобраться с обидчиками, пожалуй, первым делом она бы вымела поганой метлой именно незваных гостей, а только потом переключилась бы на всяких алв и дораков.

0

25

Эмиля понемногу начинала раздражать герцогиня Окделл. Он мог понять и злость, и обиду, и все прочие чувства. В конце концов, как бы он сам чувствовал себя, доведись ему оказывать гостеприимство убийце его отца? Впрочем, он-то не убивал Эгмонта, хоть и участвовал в подавлении восстания, и не делал из Надора каменный склеп для живых узниц. И, если уж на то пошло, не он заставил Окделла поднять бунт! А из слов, точнее, из тона и выражения лица Мирабеллы Окделл выходило, что именно он во всём виноват.
Эмиль подавил гнев. Он сейчас не в том положении, чтобы срываться. А генералы не хамят дамам.
- Сударыня, - спокойно произнес Эмиль, глядя в глаза вдове Эгмонта, - я - солдат. Многие месяцы я провожу в поле. Сплю в палатке, мокну под дождями и питаюсь отнюдь не деликатесами свежайшего приготовления. Вам нечем меня удивить и нечего стыдиться. В нынешнем состоянии Надора Вы не виноваты.
"Я тоже не виноват!" - хотелось добавить Эмилю, но он смолчал. Только повернулся к Айрис и улыбнулся ей. Слишком хорошо была ему знакома эта порывистость, когда слова просто невоззможно удержать внутри. Раньше он был таким же... А потом стал офицером, и пришлось учиться держать. И слова, и сомнения, и лицо...
- К сожалению, сударыня, некоторые люди сидят не на своем месте и заняты не своим делом... Тогда хозяйства приходят в упадок, рвы засыпают, а ненависть и обида растут и пухнут.
Раз уж пошел такой разговор - придется довести его до конца. И лучше бы этому концу наступить поскорее. Доесть, сослаться на усталость, пойти проведать Фульгата и спать.
И Эмиль с удвоенной энергией принялся за ужин.

0

26

Мирабелла сжала тонкие губы. Девочка позволяла себе слишком многое для молодой девицы, а тем более для поведения с таким человеком. За такой беседой не создашь впечатление, будто Эмиля Савиньяка никто не звал. Напротив, поведение дочери показывало обратное, а значит, мать должна стоять на своём с удвоенной силой.
- Да, конечно, - Мирабелла зыркнула глазами, которые, несмотря на возраст обладательницы и её сходство с летучей мышью, были готовы прошить гостя насквозь. И он ещё смеет жаловаться. Его никто не просил идти в военные. О том, что Окделлов никто не просил поднимать бунт, герцогиня не подумала.
- Некоторые сидят не на своём месте уже давно, - она всё же позволила себе такое небольшое замечание, и было очевидно, о ком она.

Отредактировано Мирабелла Окделл (2011-07-30 15:59:46)

0

27

Дейдри слушала гостя чуть ли не с открытым ртом и смотрела во все глаза, но вовремя вспомнила об этикете и отвернулась - неприлично так пялиться на людей! В воздухе витало напряжение - зря они заговорили о... о Надоре, зря о мятежниках, лучше бы говорили... да хоть бы и о погоде!
Девочка нахмурилась, она была рада графу и совсем не хотела, чтобы он уходил. А матушка сидела с таким видом, будто граф в чем-то виноват. Конечно, ему это не понравится и он сейчас уйдет! Даже ничего не рассказав про... да хоть про что-нибудь!
Юная Окделл, чтобы отвлечься от грустных мыслей, взяла кружку с молоком, отпила немного, быстро, чтобы никто не заметил, облизала губы и, засмотревшись на гостя, не глядя поставила кружку на стол.
Подлый стол оказался не столом, а краем соседней тарелки, и почти полная кружка упала.
- Ой! - воскликнула Дейдри, глядя, как молоко быстро залило стол и перелилось через край прямо на колени графу. Ну что же она такая неуклюжая! Сейчас и матушка рассердится и точно отошлет её в комнату.
- Пожалуйста, простите, я случайно! - защебетала девочка, еле сдерживая подступившие слезы.
Наверняка гостю и так у них не нравится, а она ещё всё окончательно испортила!
Немного поколебавшись, Дейдри схватила лежащую рядом салфетку и быстро обогнула стол.
- Вот, в-возьмите... - она шмыгнула носом и протянула салфетку Эмилю Савиньяку.

Отредактировано Дейдри Окделл (2011-08-16 02:23:41)

0

28

- К сожалению, сударыня, некоторые люди сидят не на своем месте и заняты не своим делом... Тогда хозяйства приходят в упадок, рвы засыпают, а ненависть и обида растут и пухнут.
На кого намекает гость, девушка не поняла. Вполне вероятно было, что на них самих, на Окделлов, но вдруг все-таки нет? Тогда обижаться "на всякий случай" как-то глупо. Да и вообще глупо обижаться, когда не можешь ничего сделать обидчику, а она бессильна, как и матушка, и Дейдри, и Дикон, который где-то далеко... Матушка вот всячески пытается показать свою силу, но это неправда, и она может только ругаться и лелеять злобу. Превратиться в матушку Айрис очень не хотелось, так что она храбро улыбнулась и уже хотела сказать что-нибудь отвлеченное, как Дейдри опрокинула кружку с молоком. С изрядной меткостью - прямо на колени гостю.
На миг девушке показалось, что стало очень тихо. Как перед грозой. Сейчас вспыхнут или Эмиль, или матушка, и так уже, скорее всего, доведенные до предела, и будет что-то страшное. Она, конечно, постарается не дать сестру в обиду, но все равно впору хвататься за голову и бежать куда-нибудь прятаться...
Вместо этого Айрис, глядя, как смущенная и испуганная сестра протягивает гостю салфетку, внезапно хихикнула. Если бы не матушкин гнев, то Дейдри бы сейчас, пожалуй, замечательно разрядила напряженную ситуацию. Герцогиня честно попыталась сдержать веселье, прижав ладонь ко рту, но это ей не удалось, и девушка сдавленно рассмеялась - не над гостем, не над сестрой, скорее над собой и ситуацией в целом. Прекрасно понимая, что сейчас уж герцогиня Мирабелла разъярится не на шутку.

+1

29

Эмиль медленно опустил взгляд и задумчиво созерцал стекающее на штаны молоко, меланхолично отметив про себя, что они как раз едва успели просохнуть.
Он поднял голову, лишь когда чуть не плачущая девочка кинулась к нему с извинениями и протянула салфетку. Расстраивалась она, между прочим, совершенно зря, если делала это искрене. Эмиль не слишком верил в интриганские таланты маленькой Окделл, но найти более удачное время для подобной неприятности было бы сложно, даже задайся она такой целью осознанно. Сей досадный казус избавлял его от необходимости отвечать на явно провокационную реплику Мирабеллы Окделл. Он даже в некотором смысле был согласен с тем, что Фердинанду Оллару не слишком к лицу трон, но согласиться с гневливой дамой ему мешала присяга и убежденность, что кто бы там ни был прав круг назад, сейчас это уже не имеет никакого значения.
- Благодарю Вас, сударыня, - Эмиль взял из рук Дейдри салфетку и попытался привести в порядок свой костюм. - Должен заметить, что эти штаны видели многое. И грязь, и пыль, и дождь, и вино, но вот молоком их еще не поливали. Как-то не до молочных купаний в армии...Эмиль, как мог, устранил последствия инцидента, поднялся и поклонился дамам.
- А теперь, сударыни, я прошу прощения, но я вынужден вас покинуть.  Мне необходимо переодеться и лечь спать. Сегодняшний день выдался ужасно утомительным.
"А еще я, наконец, перестану портить аппетит летучей мыши", - подумал Эмиль. Девочек было жалко, но бедная Мирабелла, если так дальше пойдет, отощает еще больше.

0

30

Побольше темперамента, поменьше сдержанности и желания продемонстрировать нежеланному гостю, что Окделлы не забыли о приличии, и на младшую дочь посыпались бы четыре тысячи ругательств. Но Мирабелла посмотрела на девочку и лишь строго сказала, почти не повышая голос
- Дейдри, сядь на место!
Затем она повернулась к  Савиньяку и сухо произнесла:
- Прошу простить столь недопустимую неосторожность моей дочери, - при этом было ясно, что если бы герцогиня Окделл не была зациклена на морали и нравственности, она бы ещё и похвалила дочку за эту оплошность, но, увы, Мирабелла была не такой. Строгий взгляд упал на едва не рассмеявшуюся Айрис. А губы были сжаты настолько, что побледнели. Надо сказать, красоты вдове бунтовщика это не прибавляло, а напротив делало её ещё больше похожей даже уже не на летучую мышь, а на её скелет.
Герцогиня будто бы прослушала, то что гость сказал Дейдри и продолжила:
- Я надеюсь, что предоставленные Вам покои будут…
, - Мирабелла невольно повела носом, вольно или невольно показывая гостю, что она о нём думает, - достойны Вас.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Надор » Кто ходит в гости в Надор к нам... [Зимние Скалы 398 КС; свободный]