Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Придда, Ноймаринен и Бергмарк » «Дорога в никуда»[1 З.В. - 22 З.В. 398 КС; доступ: Спруты]


«Дорога в никуда»[1 З.В. - 22 З.В. 398 КС; доступ: Спруты]

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Название:  Дорога в никуда.
Краткое описание: Капитан «Верной Звезды» решает изменить свою судьбу, но в результате сложившихся обстоятельств его судьба оказывается в руках другого человека.
Место: Дриксен (Ротфогель) - Талиг (Придда).
Время: 1 Зимних Волн - 22 Зимних волн 398 года КС (даты обсуждаются)
Участники:  Герцог Вальтер Придд, герцогиня Ангелика Придд, капитан «Верной Звезды» фок Хосс
Доступ на чтение: Спруты

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-06-20 21:32:54)

0

2

Он дошел до этой мысли не сразу. Вынужденное безделье наводило на мысли, капитан все чаще вертел на пальце кольцо, расхаживая по шканцам и думал… Впоследствии, Говард признался себе, что думать ему нельзя. Категорически.
Он уже не верил, что Вернер выкрутится. Слишком не любили вице-адмирала в Эйнрехте. И врагов после инцидента с выстрелом он приобрел отменных – Его Величество, Фельсенбурги, все противники конфликта с Талигом.
На глазах рушилось все привычное и дорогое душе фок Хосса. Он смотрел на то, во что превращались всегда подтянутые офицеры «Верной Звезды», видел их сомнения – и начинал сомневался сам.
А так ли правильно - ждать неизвестного?
Правильно ли – подчиняться слепой судьбе?
Готфрид защитит кесарию.
У Вернера защитников нет, да и у него самого тоже.
А его доносы… Это всего лишь слова. Он не смог предотвратить случившееся, запятнав себя навсегда этим позорным случаем. Не смог распознать предателя, взяв его на корабль. Безответственность и несоответствие своему месту – лучшее определение такому капитану.
И к тому же… Говард осознал, как ему хочется жить. Жить хотелось очень – и не в камере Тайной канцелярии. Не калекой по выходе оттуда. Да и будет ли он, этот выход?
Добавив в список своих качеств «трусость», фок Хосс понял, что всегда себя переоценивал.
Решение пришло само. Вместе с извещением от Франца Тальберга о том, что капитану «Верной Звезды» надлежит явиться вместе с гонцом в Тайную канцелярию.
Говард испросил времени передать корабль преемнику.
И заторопился – потому что принятое решение было страшным. С фок Хосса лил ледяной пот, когда он обыскивал вице-адмиральскую каюту. Все, что он нашел ценным – он забрал. Впрочем, теперь грабеж казался фок Хоссу не самым страшным из его прегрешений.
Мир капитана рушился и рушил он его своими руками. Осознанно. Потом забрал из своей каюты карты и кое-что из своих документов. Даже не присаживаясь, набросал письмо – тому, кто ждал его писем в Эйнрехте.

«Ваше Величество!
Мне нет прощения, а моему поступку нет оправдания.
Виновник случившегося – Ваш покорный слуга. Смерть премьер-лейтенанта Деккера тоже на моей совести. Прошу снять с вице-адмирала фок Бермессера все обвинения. Он непричастен к произошедшему. Лучшее тому доказательство – то, что когда Вы читаете это письмо – он в Эйнрехте. А я – покинул Дриксен».

Подписываться Говард не стал. С этого момента у него не было ничего – ни имени, ни родины. Обязательств тоже не было. Оставалась лишь жизнь, которой он распоряжался по собственному усмотрению и был намерен сохранить. И будущее – которое тоже зависело лишь от его способности выкрутиться в создавшейся ситуации. Запечатав подарком кесаря письмо, он положил его так, чтоб письмо нашли – но не сразу.
Кольцо он оставил себе. Как память об одном их тех, кого сейчас предавал. Не для того, чтоб страдать, для того, чтоб не обманываться более на свой счет. Всегда помнить, на что способен.
С гонцом Тайной канцелярии он добрался до первой же безлюдной дороги. Довольно бездарно разыграл падение с лошади – тот обернулся на крик, спешился. И вскоре хрипел перерезанным горлом. Оглянувшись по сторонам, капитан добил несчастного и оттащил в густые заросли поодаль.
В порт вернулся уже переодевшимся – благо захватил с корабля свои вещи. Каждую минуту Говард себя одергивал, чтоб не осматриваться, но ему пока все сходило с рук.
Дальнейшее стало для Говарда чередой дорог, постоялых дворов и кошмарных снов. Он  начинал жизнь заново. Будущее для Говарда фок Хосса терялось в туманной дымке. Он с сожалением вспоминал свой («Уже не свой» - поправил он себя) корабль, Вернера, Его Величество… С острым стыдом Говард подумал о том, что сказал бы сейчас Конрад фок Декслерштайндт. Он недолго был знаком с графом Деррингом – ныне капитаном личной охраны Её Величества кесарини Дриксен, но был уверен в том, что когда честный и открытый молодой человек узнает о предательстве Говарда – первый потребует смерти для него.
«И будет прав. Но что поделать… судьба – в особенности, моя, - странная штука. И для Вернера я больше ничего сделать не смогу».
Остальное потребовало от фок Хосса всех его сил – и душевных и физических.
В Блюментале он прибился к торговым людям, узнав, что они направляются в Талиг, постарался влиться в компанию, не жалел золота, и смог пересечь границу, как гражданское, заслуживающее всякого доверия, лицо.
Доверия, он впрочем, не оправдал, покинув честную компанию ночью и не прощаясь.
Теперь Говард рассчитывал лишь сам на себя. Это было одновременно удобно и сложно. К тому же ему мешала погода – конец зимы выдался довольно слякотным.
Фок Хосс старательно обошел Хексберг, попасть в который для него было все равно что попасть в Закат. А обосновавшиеся там Альмейда с Вальдесом вполне могли составить конкуренцию Леворукому. Впрочем к ним капитан не торопился тоже. Возможно – они уже воюют. И по законам военного времени… Ему был нужен кто-то другой. Кто – он еще не знал. Имеющиеся у него бумаги могли пригодиться лишь талигойцам.
Он направлялся в Гирке. В этом городе он рассчитывал продать имеющиеся бумаги, обзавестись новым именем и наконец-то осесть. Найти применение себе в этом краю, добывать свой кусок хлеба – неважно, честным путем или же нет. Может быть, даже жениться.
«Как бы то ни было, дел я уже натворил немало. Назад дороги нет».
И положа руку на сердце… Говард не жалел о принятом решении.
Холод, нервное напряжение и усталость сделали свое дело. Пытающийся идти только в сумерках фок Хосс сбился с пути и заблудился, надеясь лишь, что если он куда-то и доберется, это будет не ненавистная Бергмарк. Вдобавок, он сбился со счета дней.
Все, что Говард сейчас смог, это идти, стараясь не привлекать к себе внимания.
Купленная в очередной таверне еда подошла к концу. Фок Хосс доел последний кусок хлеба и решил зайти в ближайшее жилое поселение, чтоб пополнить запасы.
«Еще бы знать, где оно, это поселение».
Но этим планам не суждено было сбыться. Размышления Говарда были грубо нарушены – сперва он услышал лай собак, потом увидел и собак и их хозяев. Шестеро всадников. Фок Хосс замер, стараясь не смотреть на окружившую его свору псов – гладкие и явно породистые твари не бросались на застывшую добычу, но и не спешили размыкать кольцо.
Один из всадников свистнул собакам:
- Назад!
Сощурился, разглядывая замершего Говарда. Коротко бросил фок Хоссу:
- Кто ты, откуда? Куда направляешься?
На этот очень простой вопрос бывшему капитану ответить правдиво оказалось очень сложно. Уставший донельзя, он запутался в собственных именах и придуманных легендах, которыми пользовался в пути.
Всегда острый на язык, Говард молчал, хоть и знал талиг прекрасно. Неожиданно испугался – знать-то он знал, но акцента своего сам не слышал.
- Язык проглотил?
- Я иду в Гирке. – неохотно выдавил фок Хосс, стараясь не сжиматься под взглядами фрошеров. Под очень внимательными взглядами.
Пообносившийся за время своих странствий капитан, тем не менее, одет был неплохо. Он так и не понял, чем вызвал подозрения. В Гирке его не отпустили, любезно, но непреклонно предложив проследовать в Васспард.

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-06-11 20:08:43)

0

3

Герцог Придд нетерпеливо расхаживал по кабинету, досадуя на мелочные, хозяйственные дела, тем не менее требующие его присутствия в Васспарде; на непременное желание Ангелики сопровождать супруга, дабы проведать младших; на дурную погоду, превратившую дороги в топкое болото, и который день препятствующее возвращению в столицу.

Все складывалось отвратительно неудачно. Пламя свечей в шандалах согласно кивало в такт шагам и мыслям супрема, скользя причудливыми щупальцами теней по стенам полутемного кабинета.

Остановившись у массивного дубового стола, Вальтер перебрал тонкими сухими пальцами плотные листы бумаги, исчерканные многочисленными, зачастую почти неразборчивыми письменами. Многочисленные тяжбы, жалобы от мелких нетитулованных дворян, продовольственные и денежные сметы – все то, в курсе чего следовало быть рачительному хозяину своих земель.

А мысли занимало совсем другое, и оно было истинной причиной подспудного раздражения. Чуть больше одного холодного месяца отделяет настоящее время от Фабианова дня. Дня, когда сын опального и мертвого Эгмонта Окделла предстанет среди других выпускников на открытой всем ветрам и оценивающим взглядам площади.
Штанцлер делал большую ставку на юного герцога и желал действовать. Ги не меньше кансилльера был исполнен решимости. Герцог Придд колебался, не видя реальной силы, способной изменить расклад давней карточной игры, идущей еще со времен Алисы.
Зато "старая борзая" все также уверена в своих силах и влиянии.
И что Сильвестр предпримет - оставалось тайной за четырьмя печатями. Вероятно, просто вернет мальчишку Окделла домой, в надежде, что тот зачахнет и сгниет в своей надорской темнице.

В дверь деликатно постучали, вызвав хмурую складку на лбу супрема. Приказ «не беспокоить», пока герцог разбирается с делами, слугами и домашними неизменно исполнялся неукоснительно. Если конечно не случилось что-то важное, да и то, как правило, могло обождать час-другой.

- Войдите, – в ответ на холодное разрешение в кабинет скромно просочился начальник личной охраны. За спиной с растерянным видом переминался с ноги на ногу майордом (новомодное словечко «дворецкий» в Васспарде так и не смогло потеснить устаревшее именование управляющего хозяйским имуществом).

- Мой герцог... Вчера вечером. В Гирке... Вернее не совсем в Гирке, - капитан Матиас Фабер все еще не был уверен, что ради этого подозрительного случая стоило нарушать покой монсеньора, и потому никак толком не мог подобрать нужных слов. – Мои ребята столкнулись с одним путником. Говорит, что идет в Гирке, а сам уже практически у стен Васспарда. Имение вашего кузена-то в пяти днях пути, и назад на северо-запад… Ну и…

- И? – Вальтер не тратил лишних слов, предпочитая «поощрить» замявшегося капитана удивленно вздернутой бровью.

- Когда они его привели, я было решил, что пустяки, с кем не бывает. В такую непогоду немудрено не то что заплутать на маленькой тропке, а сгинуть без вести и на столичном тракте. – Фабер наконец собрался с мыслями, и продолжил уверенней. - Да вот только странно все это, на талиг говорит с заметным акцентом, идет с севера, но не по торговой дороге. А одет слишком хорошо для простолюдина. И… - Матиас понизил голос. – Монсеньор, по молодости я участвовал в Малой Приддской, на «гусей» насмотрелся по самое немогу. Не гражданский он, военную выучку ни с чем не спутаешь.

Лазутчик? Тайный посланец?

Чутью старого вояки (сколько Фаберу? уже за сорок перевалило вроде) герцог Придд доверял безмерно.

- Он здесь?
– супрем устроился в старинном, помнящем, наверное, еще Эктора Придда кресле и с едва заметным проблеском интереса взглянул на главу охраны. Может ничего не значит, может, беглый военный – сцепился на дуэли или повздорил с начальством, вот и бежит от суда куда ноги несут и глаза глядят. А возможно Фабер прав, и за случайностью скрывается нечто большее, важное.

- Да, - капитан коротко кивнул. – Я взял на себя смелость доставить его в замок.

- Приведите, и позаботьтесь, чтобы он не навредил.

На последнее Матиас обиженно поджал губы: «Умеет же его светлость уколоть вот таким. За кого он его держит – за неопытного юнца, не знающего как обращаться с пленниками». Щелкнув каблуками, капитан развернулся и отправился исполнять приказ, аккуратно обойдя майордома, весь короткий разговор навытяжку проторчавшего под дверью.

Приказав управляющему принести вина, супрем снова задумался, что за птица нечаянно угодила ему в руки.

0

4

Фок Хосса привели в полутемный кабинет. Собственно, он желал подобного развития событий, но когда пришел решающий момент, капитан утратил свое красноречие. Он задумался о том, что всё может пойти совершенно не в соответствии с его планами.
Собственно, о несоответствии бывший капитан задумался еще с неделю назад, заночевав в развалинах старой часовни. Его могли ограбить и убить, поэтому свой единственный возможный вариант на спасение Говард спрятал в относительно надежном месте. Он тщательно обернул карты, чтоб уберечь от влаги, уложил в нишу и завалил камнями.

«Лабуэр. Эта часовня была на окраине, рядом заброшенное кладбище. Не отбили бы память».

Его не били «возможно, это пока что», просто обыскали, изъяв кинжал, шпагу и пистолет. Разумеется, все было достаточно скромным, хоть и надежным, но… На рукоятке кинжала красовался вензель фок Хосса. Буквы были достаточно вычурными, но дриксенский стиль знаток мог узнать. Вопрос в том, был ли хозяин кабинета знатоком.

«От меня не скрывали, что это герцог Придд. Значит, скорее всего, знаток».

Говард запоздало пожалел, что не раздел по дороге какого-нибудь священника, чтоб в его облачении продолжить свой путь, впрочем служителей церкви он не встретил.

«К священнику тоже могли бы возникнуть вопросы. А я толком ни одной молитвы не помню».

Воспитанный в эсператизме фок Хосс пренебрегал церковью, отлынивая от нее при любой возможности. Потом Говард вспомнил, что в Талиге принято олларианство и прекратил святотатствовать.
Дрикс рассматривал талигойца, пытаясь оценить его нрав и соответственно выбирая для себя линию поведения. Потом поклонился, заставив себя сделать это не так, как ему было привычней – быстро и коротко, а замедлился. Это вышло не особенно изящно. На всем протяжении своего пребывания в Талиге фок Хосс пытался сутулиться, пытался выглядеть простым обывателем, но стоило ему забыться – все привычки, приобретенные за время службы, давали о себе знать. Со связанными за спиной руками кланяться было неудобно, но его сочли опасным. А это могло очень повредить и переговорам и предстоящему торгу, если таковой вообще состоится. Фок Хосс молчал, ожидая того, как к нему обратится герцог Придд.

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-06-20 21:51:06)

0

5

Пленника доставили в кабинет еще битый десяток минут назад, по настоянию герцога оставив наедине с супремом, к вящему неудовольствию Матиаса. Впрочем, связанные за спиной руки воспрепятствуют любым злонамеренным выпадам в сторону Повелителя Волн.

Сидя за столом, Вальтер разглядывал стоявшего перед ним мужчину, не спеша с ним заговаривать. Тот поклонился, со стянутыми руками у него получилось не слишком изящно.

Перед уходом капитан Фабер без слов, но с весьма красноречивой ухмылкой положил на стол кинжал, по рукояти изукрашенный причудливой монограммой. Особенность стиля златокузнеца, изготовившего оружие, не оставляла сомнений в его северном происхождении.

Герцог лениво вертел в пальцах кинжал, переводя взгляд с пленника на него и обратно. Следовало бы приказать принести больше свечей, но и в полумраке многое можно увидеть.
Не слишком примечательная внешность средних лет, спутанные после долгого (несомненно) пути русые волосы. Крепкое телосложение намекало, что с постоянным и тяжелым физическим трудом знаком не понаслышке.

Что-то беспокоило герцога Придда, что-то еще неуловимое присутствовало в облике мужчины, зацепило изначально, еще когда того втолкнули в комнату. Приглядевшись внимательней, он отметил: стоит странно, широко расставив ноги, словно привык к гораздо более неустойчивой и колеблющейся почве под сапогами. Такие вещи не скроешь насильно, они плотно сидят на задворках разума, проявляя себя к месту и не к месту.

Чужеземный моряк посреди Талига? Все интересней и интересней.

Молчание затягивалось. Но благородство понимают только благородные, а страх понимают все. И страх перед неизвестностью – ужасней всего.

- Как ваше имя, сударь?
– Вальтер, наконец, негромко задал свой вопрос, окатив мужчину очередным взглядом, как ушатом ледяной колодезной воды. – И что вам надобно было в Гирке?

0

6

Оказывается, чужое внимание может быть очень неприятным. Фок Хосс попытался поймать взгляд герцога Придда, но это ему ровным счётом ничего не дало. Понять что-либо по выражению лица хозяина кабинета было невозможно. Холодный взгляд талигойца не сулил дриксу ничего хорошего. Говард оставил попытки разглядеть что-либо на равнодушном красивом лице герцога Придда и перевел взгляд на его руки. Пальцы талигойца играли с кинжалом, оружие подобного рода им наверняка было хорошо знакомо. Бывший капитан ощутил неприятный холодок, слишком уж равнодушен к подозрительному незнакомцу был хозяин Васспарда. Фок Хоссу вдруг вспомнился ров, мимо которого его провели в замок. Он уже подбирал слова, чтоб начать беседу, но герцог Придд прервал молчание.

- Как ваше имя, сударь? – голос талигойца был ровным, он не потрудился его повысить, очевидно привыкнув к тому, что окружающие ловят каждое его слово. С досадой Говард подумал, что и сам затаил дыхание, слушая слова, обращенные к нему. Впрочем, неудивительно, никогда еще фок Хосс не был настолько близок к собственной гибели.
Ледяное безразличие во взгляде талигойского аристократа лишь добавляло уверенности в том, что жизнь дрикса в опасности.

– И что вам надобно было в Гирке?

Врать и изворачиваться было глупо. Фок Хоссу еще могли поверить простые обыватели, но не этот равнодушный хозяин замка, который наверняка на своем веку лжи повидал немало. Говард не стал оскорблять бездарной ложью слух того, кто может лишить его жизни одним взмахом пальцев в аметистовых перстнях.

- Говард фок Хосс, капи… - он осекся, но продолжил. -Бывший капитан корабля Его Величества Готфрида «Верная Звезда». Бежал из Кесарии. Из-под следствия.

Выговорив самое главное, фок Хосс впился в лицо герцога Придда отчаянным взглядом. Если тот с отвращением отшатнется или упаси Создатель, хозяин кабинета человек честный и праведный, то всё, на что пошел фок Хосс, было напрасным. Говард торопливо договорил:

- В Гирке я искал того, кто смог бы мне помочь. Мне есть что предложить.

В присутствии этого человека достойно умолкнуть после сказанного фок Хосс не смог и уточнил:

- В обмен на свою жизнь.

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-06-12 20:13:38)

0

7

Чутье и наблюдательность не подвели герцога, подтвердив правоту пристальных умоизысканий.
Беглый «морской гусь».

Оставалась вероятность того, что дрикс (вот здесь-то языком не солгать, северные рубленые звуки, так похожие на бергерское наречие, – не подделаешь. Мягкозвучный талиг сопротивлялся вторжению жесткости в свою мелодичную речь) – лжет, преувеличивая свою значимость.

При дворе уже вот с полгода бродили слухи, причем - самые невероятные, о том, что случилось осенью в Устричном море, где-то между Хербстландом и побережьем Северной Марагоны. Некоторые сплетники утверждали, что дриксенский флот многочисленно и непредвиденно шел в направлении Талига, намереваясь начать полномасштабное вторжение на соседние земли – и только высшие силы воспрепятствовали данному действу. Иные считали, что случайная встреча в море переросла в стычку по недоразумению, допущенному нерадивостью кем-то из моряков и неверно оценившим обстановку начальством с обеих сторон.

Впрочем, и те и другие любители досужих домыслов сходились в одном – захват адмирала дриксенского флота стал несомненной удачей для Талига, а что и кто поспособствовал этому – не суть важно.

Далекий от изысканий и моряцких терминов, в общих чертах Вальтер был в курсе ситуации, и раз уж пленник настаивает на принадлежности к флоту кесарии, то следует проверить правдивость чужих слов:
- Значит, капитан флота. Беглый… И трусливый - надо полагать, раз пренебрег присягой Его Величеству Готфриду, - супрем, наконец, перестал вертеть в руках чужой именной кинжал и упокоил его на полированной столешнице, прикрыв сверху ладонями.
- Опишите мне… фок Хосс, что произошло прошлой осенью у берегов Хексберга, - «желательно, как можно подробней, чтобы я мог сравнить». – И почему вы так не желали рассказать о случившемся своему начальству, настолько - что покинули свой пост.

«Если наговорщики правы в том, что результат стычки слишком необычен для заранее спланированной акции, то возможно имеет место быть обычная диверсия. Не этот ли человек причастен к ее причине и следствию? Но то, с какой готовностью подставляется, раскрываясь в своем положении  и жажде поддержки - настораживает».

- Тем не менее, вопрос о том, почему вас потянуло в Гирке – я не отменяю,
- супрем протянул руку к бокалу с вином. Пригубил, смакуя выдержанный винный букет, и не отрывая взгляда от пленного собеседника. – Что вас связывает с владениями моего брата?

Отредактировано Вальтер Придд (2013-06-12 21:49:34)

0

8

Обвинение в трусости фок Хосса не покоробило. Гораздо более важным было то, что хозяин Васспарда продолжил диалог. Ров у стены замка, упорно маячащий в сознании бывшего капитана утратил четкость очертаний. А когда герцог Придд поинтересовался случившимся инцидентом, Говард ощутил надежду.

«Всё будет зависеть от того, смогу ли я заинтересовать собеседника. Ну не скажешь же прямым текстом: «Я просто хочу жить». А казалось бы, такое естественное желание».

Самые большие трудности у бывшего капитана вызвал вопрос собеседника, относительно выбора Гирке. И фок Хосс решил оставить ответ на него напоследок.

- Мы сопровождали Агарисскую делегацию, боевых действий не планировалось. Диверсии тоже, насколько я осведомлен. В противном случае, мы были бы лучше подготовлены к встрече с Бешеным. Я хотел сказать, с вице-адмиралом Талига Ротгером Вальдесом.

Дрикса передернуло и от этого имени и от неприятных воспоминаний.

- Чудо, что мы уцелели. Вальдес не собирался нападать, но с борта моего корабля был дан залп. Начался бой, два наших корабля были захвачены. На «Ноордкроне» - это флагман, находился адмирал цур зее Дриксен Олаф Кальдмеер. Скорее всего, он погиб, я ничего не знаю о судьбе моряков, находившихся на захваченных кораблях. И там же был родич Его величества Готфрида Руперт фок Фельсенбург. Спаслось три линеала, по прибытии в Дриксен вице-адмирала фок Бермессера арестовали, на момент моего побега он оставался в Эйнрехте. Перед тем, как сбежать, я оставил письмо для Его Величества, в котором попытался взять вину на себя.

Говард криво усмехнулся:

- Только вот подписываться не стал, Его Величеству Готфриду знаком мой почерк. Лично я считаю, что эта диверсия была организована с целью обезглавить наш флот. Только не могу понять, кто приложил руку ко всей этой истории. Полагаю, что фрошеры… то есть, талигойцы. Вальдес оказался в нужном месте в нужное время, а мы - нет.

Облизнув пересохшие губы, фок Хосс уточнил:

- Как к Вам обращаться, сударь? Господин герцог? В Дриксен особе герцогской крови можно говорить «Ваше Высочество».

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-06-12 22:12:58)

0

9

Как мало в стране людей могли похвастаться тем, что слышали версию данного происшествия с другой стороны. Практически никто, исключая разве что рассказанное, возможно, Олафом Кальдмеером – и то только высшим морским чинам Талига.

Сообщать фок Хоссу, что адмирал-цур-зее вероятней всего еще жив, супрем не стал. А о родиче кесаря даже Вальтер не обладал мало-мальской информацией. Но вряд ли их устранили без суда и следствия – слишком высокого полета птицы, чересчур большой куш, чтобы им было легко пожертвовать. А на государственном уровне приказы о смертных приговорах, так или иначе, проходили через ведомство супрема.

Тему диверсии Повелитель Волн отметил, но не стал развивать, напомнив себе – при случае обращать внимание на буде где проскользнувшие в кулуарах разговоры на сей счет.

- Как к Вам обращаться, сударь? Господин герцог? В Дриксен особе герцогской крови можно говорить «Ваше Высочество».

Лизоблюдство покоробило герцога. С достоинством и бесстрастной благосклонностью принимая по праву рождения и положения почтительное обращение к себе, сейчас супрем ощутил неожиданно мерзкое послевкусие от жалкого раболепства.

Льстец. Отчаянно юлящий, чтобы спасти свою шкуру любой ценой. Противно. Даже совершая предательство, следовало сохранять, если не честь (ибо какая честь в изменщике), но гордость.

- Герцог Придд, Повелитель Волн, - достаточно сухой и жесткий ответ, чтобы образумить зарвавшегося подхалима. – «Ваше Высочество» оставьте для Дриксен. Здесь – Талиг.

Капитан или нет, но одно несомненно – пленник там был. О таком не лгут. Или лгут – но не так. А если вдруг «Говард» тот, за кого себя выдает… Возможно, провидение Создателя не зря так настойчиво удерживало супрема в родовом гнезде. От такого подарка судьбы не отказываются.
Информация в руках умного и дальновидного политика сулила выгоду, какой бы стороной ни повернулась ситуация.

Вальтер отодвинул один из вычурных бронзовых шандалов в сторону, чтобы пламя свечей не застило глаза.

- И какую же ценность, сравнимую с его жизнью, может предложить бывший капитан дриксенского флота?

Отредактировано Вальтер Придд (2013-06-13 19:28:35)

0

10

Чуть сощурив глаза, фок Хосс приготовился к тому, чего не умел вообще. К торгу. Искренне жалея, что в его роду не было гоганов, он делал всё, что было в его силах, чтоб спасти собственную шкуру.

- Карты побережья Дриксен, две из которых я срисовывал сам и могу поручиться за их точность. Новейшую карту побережья Талига – всегда полезно быть в курсе того, что знает враг. Информацию о флоте кесарии. Всё, что я знаю.

«Для человека, далекого от морских дел этого мало. У меня руки связаны и буквально и фигурально, так что из всех доступных средств мне доступна лишь сила убеждения».

Герцог Придд не оценил лести, возможно из-за свойств характера, возможно из опасений… Фок Хосс нервно усмехнулся, неотрывно глядя на собеседника. Жить ему хотелось всё сильней и сильней. Он даже порадовался, что связан, в своём нынешнем состоянии Говард мог бы совершить глупость. И просчитаться.
Неосознанно сжав ладони в кулаки так, что в запястья врезались веревки, он продолжил.

- Герцог Придд, в Гирке я направлялся, чтоб продать именно это. И выбрал владения Вашего родича лишь потому, что в Хексберг мне дорога заказана. Там со мной и разговаривать бы не стали. А я очень хочу жить. И надеялся, что не моряки ко мне будут снисходительней.

Вдруг Повелитель Волн показался фок Хоссу неприступной скалой, он испугался, что никакие доводы и убеждения не пробьются через эту ледяную оболочку.

- Я могу сказать… поклясться на Эсператии, прилюдно, что Дриксен собиралась развязать войну с Талигом и я действительно исполнитель.

Это было последним шансом. И каждым словом фок Хосс хоронил себя прежнего. Он утратил остатки того, что называется честью, утратил уважение к себе прежнему, у него не осталось ни единой ценности из тех, которыми капитан фок Хосс когда-то дорожил. Чтобы спасти свою жизнь, перед Повелителем Волн сейчас распинался человек, который не узнавал сам себя. Мысли Говарда обгоняли одна другую, он торопливо искал те слова, что зажгут проблеск интереса в глазах бесстрастного собеседника.

-  И я смогу это доказать. Перед отбытием из Дриксен меня пригласил Его Величество Готфрид. Это знает барон Рейнгард, он меня привел по приказу кесаря. Но суть разговора известна лишь Его Величеству Готфриду и мне. Я могу поклясться, что мне было приказано развязать военные действия. Разумеется, правдоподобность потребует деталей, но…

Фок Хосс криво усмехнулся, пошевелил затекшими ладонями.

- Это уже мелочи. Вы получите повод к войне, если она Вам нужна. Со всеми последствиями.

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-06-13 20:09:22)

0

11

Если бы фок Хосс мог посулить в придачу еще и Закат вместе с Леворуким, он, вне всяких сомнений, так бы сделал.

Обещания были слишком заманчивыми, особенно в устах желающего жить дрикса. Настолько, что у Вальтера невольно перехватило дыхание, когда он попытался оценить «горизонт событий». Кесария Дриксен с изнанки: самые достоверные сведения из первых рук, подробная карта северных земель – он готов был поспорить, что никто, даже адмирал Альмейда не обладал такими подробностями.

Информация, достойная королей, или главы Великого Дома. Власть… Сила изменить если не все, то многое.

Некстати вспомнился отец: за десять с лишком лет с момента смерти предыдущего герцога Вальтер думал о нем только в самых критичных случаях, обычно – с подспудным неудовольствием. «Вы бы отдали все ради такого, отец. Напитали бы жажду отмщения Олларам чужой кровью и даже кровью Дома, лишь бы вернуть причитающееся».

Волей памяти он перенесся на несколько десятков лет назад:

«- Власть – удел немногих сильных, - суровый, худой и несгибаемый, как древко старинного копья на стене Оружейной залы, Амадеус Придд изволил в один из редких свободных часов побеседовать с наследником. – Сильных, какую бы цену не запросили. Власть требует жертв, мальчик мой».

Эта цена ему теперь слишком хорошо знакома. Больше чем можно пожелать. Готов ли он ее заплатить снова?

Словив недоуменный взгляд фок Хосса, супрем понял, что отвлекся. Позволив воспоминаниям взять верх над сиюминутным. Разобраться в своих чувствах – всегда успеется.
- Поводы и провокации мы обсудим потом, если представится возможность, - мечты мечтами, а реальность требовала немедленного сосредоточенного внимания. – Торги за вашу довольно никчемную жизнь слишком голословны. Почему я должен вам верить, фок Хосс?

0

12

Дрикс не сводил глаз с задумавшегося Повелителя Волн и молчал с надеждой на вердикт, который позволит ему жить. Впрочем, надежда эта то вспыхивала, то угасала. Про себя бывший капитан взмолился поочередно и Создателю и Леворукому, чтоб человек, от воли которого он сейчас зависел, оказался бы скорее политиком, нежели военным. У последних с такими, каким был фок Хосс ныне, разговор очень и очень короткий. Политик может извлечь из него выгоду и пока Говард будет полезным, он будет жить.

Наконец герцог Придд вспомнил о своём дриксенском госте. Как раз в тот момент, когда Говард уже впал в отчаяние и осторожно пытался повернуть запястья в путах. Если бы он освободился… Переговоры было бы куда легче вести, окажись бывший капитан со свободными руками. А уж если бы он держал в этих руках свой кинжал или хотя бы осколок вон того бокала… В этом замке наверняка есть женщины, а возможно и дети.
Все эти преступные мысли обрывками проносились в голове дрикса, но о нём вспомнили или очень вовремя или же напротив. Говарду как раз начало казаться, что веревки на запястьях ослабли.

- Почему я должен вам верить, фок Хосс?

Ответ прозвучал очень быстро:

- Потому что я не желаю собственной смерти, герцог Придд. Кроме того, доказательства – мои бумаги… Я могу назвать место, где спрятал их и Ваши люди привезут эти документы. Всё остальное тоже правда. На моём пальце кольцо, подаренное кесарем Дриксен. Для того, чтоб я запечатывал письма для него. Для чего мне Вам врать, Повелитель Волн? Мне нужна жизнь и сейчас она в Ваших руках.

Уголок губ фок Хосса дёрнулся, спокойствие никогда не было его сильной стороной. Сознавать свою уязвимость было очень неприятно.

«Вопрос в том, что меня теперь ждёт и кому я доверился. В любом случае, карты придётся отдать и не медлить. Этот человек нетерпелив и недоверчив… и осторожен, побери Леворукий весь Талиг!»

Очередная попытка повернуть запястья в веревках привели к тому, что Говард шевельнулся весьма неудачно. Слишком очевидно.

0

13

- Для чего мне Вам врать, Повелитель Волн?

Вальтер едва сдержался, чтобы не улыбнуться. Фок Хосс действительно недалек или отчаянно переигрывает.

- Как минимум для того, чтобы я поверил и оставил в покое вашу бесценную жизнь, - супрем снисходительно поджал тонкие узкие губы. Не разъяснять же дриксу, на какие поступки иногда идут лазутчики и какие блага сулят, чтобы приблизиться к искомому.

Это вполне может оказаться тщательно спланированной акцией Готфрида или кого-то из его окружения. В ответ на «диверсию» (мнимую или действительную – здесь неважно) со стороны морских сил Талига.

- Кроме того, доказательства – мои бумаги… Я могу назвать место, где спрятал их и Ваши люди привезут эти документы. Мне нужна жизнь и сейчас она в Ваших руках.

- Но что мне помешает избавиться от врага, после того как я получу нужное? – даже будучи ни бергером, ни марагонцем, Вальтер все еще помнил, как далеко во времена последней полупартизанской войны заходили некоторые из дриксенских отрядов. Придда не первый Круг граничила с кесарией, и Повелитель Волн в некотором смысле хорошо понимал кровную ненависть «своих» северян.

Пленник пошевелился, достаточно неуклюже, даже слепец заметил бы его попытку освободиться из стягивающих запястья пут. Вальтер слепым не был, и потому немедля протянул узкую руку, дергая за витой шнур звонка. Фабер явился в кабинет в мановение ока, вне сомнений свой пост под дверьми он не покинул ни на мгновение, вера в кого-то, кроме своего герцога – не входила в круг обязанностей капитана герцогской охраны.

Молчаливой угрозой встав за спиной пленника, он вопросительно вскинул глаза на начальство. Вальтер без слов качнул головой. Пока что нет...

- Как нехорошо, - теперь герцог цедил слова сквозь зубы, как отмеряют яд. В малой дозе - целительный, но на сотую долю пьесаны больше – и он сулит мучительную кончину. – Негоже провоцировать того, кому желаете довериться.

Подозрения завладели с новой силой. А если он ошибся, если все проще, не беглый дрикс и не вражеский шпион в сердце Талига, а всего-то наемник,  тихо устраняющий нежелательную фигуру с игровой доски. Никто ничего не докажет. Вспышкой промелькнули мысли о супруге и младших, находящихся в замке, – превосходный повод для шантажа и воздействия.

Паранойя не способствует здравости мышления. И все-таки, в свое время некто верно отметил: «Она – обостренное чувство реальности».

- Фок Хосс, за кого бы вы там себя ни выдавали: спасающего свою шкуру капитана, добровольного перебежчика, да хоть эсператистского святого… - супрем сам не заметил, как невольно стиснул пальцами рукоять кинжала, все еще лежащего под ладонью; зато Фабер отметил и подобрался, готовый к любому из приказов герцога. – Я могу узнать правду. Любым способом. Хотя, возможно, далеко не самым приятным для вас.

0

14

Говард чуть обернулся, взглянул на вошедшего и больше не пробовал двигать руками. Теперь за его спиной стоял фрошер, тот самый, что обыскивал фок Хосса, перед тем, как отвести его к Повелителю Волн. Герцог Придд дриксу не доверял. Говард признавал, что тот вобщем-то, прав. Но из создавшегося положения надо было искать выход и побыстрее. Пока талигоец не применил те самые неприятные способы дознания.

«Бежал от Тайной канцелярии и теперь рискую получить то же самое, только во фрошерском исполнении. Что же мне так везет-то?»

- Герцог Придд, я говорю Вам правду.

«Конечно, она может обрасти подробностями, в процессе дознания, вымышленными или забытыми. Но надеюсь, до этого не дойдёт».

- Скорее всего, меня уже ищут. Я бежал, убив сопровождающего меня гонца из Тайной канцелярии Дриксен.

Представив себе возможное возвращение на родину, Говард переглотнул, потому что в горле пересохло окончательно. Он очень не хотел попасть в кесарию. Лучше уж тот ров возле Васспарда.

- И я не собирался Вас провоцировать, Повелитель Волн. Просто испугался.

Он не отрывал взгляда от светлых ледяных глаз герцога Придда, надеясь убедить талигойца в своей искренности.

- Я бы продал документы заинтересованному лицу и тихо-мирно жил бы в Придде. Под чужим именем, нашел бы себе ремесло, я многое умею, быстро учусь новому и не ленив. Да если бы не Ваши люди, господин герцог, я никогда бы не переступил порог Васспарда!

Последнюю фразу фок Хосс прошипел на родном языке и совершенно по-гусиному.

- Даже если бы мне не повезло и пришлось зарабатывать на кусок хлеба грабежом и убийством, я близко бы к Васспарду не подошёл!

Фок Хосс зло мотнул головой в сторону стоящего за спиной фрошера.

- Его благодарите за нашу встречу, но я не лгу! И хоть и перебежчик, но не особенно добровольный. Мне не особенно нравилась мысль о долговременном заключении, разбирательстве и потом пятне на моей репутации. И всё это без вины.

Он криво усмехнулся, отметив, что пальцы хозяина кабинета сжались на рукояти отобранного у дрикса кинжала. Ему не верили, терять было нечего, так что Говард добавил абсолютно искренне:

- По крайней мере, теперь безвинным меня назвать сложно. Но мне нравится то, что я сделал, герцог Придд. Ненавижу бездействие.

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-06-15 00:32:34)

0

15

Фок Хосс все-таки не лгал, он действительно пытался спасти свою жизнь, по крайней мере – сейчас. Такой ужас во взгляде невозможно подделать. Слова, сказанные на дриксен, утвердили  герцога в мысли, что за спиной чужеземца все мосты сожжены. Или большинство из них.

- И хоть и перебежчик, но не особенно добровольный. Мне не особенно нравилась мысль о долговременном заключении, разбирательстве и потом пятне на моей репутации.

Теперь только Повелителю Волн решать, что делать с этой залетной пташкой: «поджарить на костре» или пригреть.

Позволяя бывшему капитану еще чуть дольше понервничать в ожидании приговора, Вальтер прикидывал все «за» и «против». Он действительно мог получить те самые пресловутые документы, и затем уничтожить их владельца, а мог… воспользоваться им в полной мере.

Супрем быстро взглянул на фок Хосса, браво кривящегося из последних сил: такой отчаянный, которому нечего терять и не к кому идти, мог в будущем пригодиться, если озаботиться нюансами.

- Но мне нравится то, что я сделал, герцог Придд. Ненавижу бездействие.

От этого может быть польза, когда-нибудь...

Приняв решение, герцог Придд подал знак Матиасу. Капитан Фабер толкнул фок Хосса в спину, и тот неаккуратно упал на оба колена. Присягу обычно приносят, стоя на правом, но он был готов простить дриксу это пренебрежение правилами и приличиями.

- Вы принесете клятву на крови, капитан. Лично мне и затем Дому Волн. Затем поедете с моими людьми, и их будет достаточно, чтобы вам не пришла в голову шальная мысль сбежать, - чтобы доставить в Васспард карты.

Заметив, как поменялся в лице Говард, герцог позволил себе почти неявную улыбку, упреждая еще невыказанные вслух опасения:
- Разумеется, нет, фок Хосс. Это не гарантирует вашей безопасности. Но это гарантирует мне, что на сей раз вы не измените тому, кому присягнули.

В стылых северных землях до сих времен трепетно относились к суевериям. Кровавая клятва способна стать залогом той преданности, которой невозможно добиться ни обыденными формулировками присяги на верность, ни шантажом, ни запугиванием и страхом смерти.

«Дриксен - страна чести и памяти» - кажется, нечто такое обронил дуайен, граф Глауберозе, на одном из светских суаре.

И в конце концов, герцог ничего не проигрывает пока. Охрана будет стеречь фок Хосса как зеницу ока, а если бумаги окажутся не такими интересными, что ж… Значит и жизнь дрикса потеряет всякую для супрема ценность.

0

16

Его бросили на колени и фок Хосс приготовился к самому худшему. Он успел понадеяться, что герцог Придд не захочет пачкать свои покои кровью. А потом услышал невероятное:

- Вы принесете клятву на крови, капитан. Лично мне и затем Дому Волн.

Фок Хосс изумлённо взглянул на Повелителя Волн.

«Клятвы? Да что они значат…»

Выслушав решение герцога Придда относительно карт, дрикс уже было собирался напомнить, что для него в данном торге ценность имеет лишь его жизнь, но Повелитель Волн опередил Говарда, не давая никаких гарантий.

«Как хорошо он знает то, чего я хочу. В конце-концов, он мог бы стать неплохим… господином. Но верить клятвам…»

Да, фок Хосс носил золотую эсперу. Да, он посещал храм. Но истинной веры в его душе не было. И клятва верности показалась дриксу таким пустяком… Он бездумно повторял вслед за герцогом Приддом её слова, пытаясь вникнуть в их смысл:

- Во имя Ушедших и Их именем, моя кровь и моя жизнь принадлежит герцогу Вальтеру Придду и Дому Волн.

В памяти фок Хосса всплыли рассказы о судьбе тех, кто нарушал подобную клятву. Но предания подобного рода сродни сказкам. Фок Хосс  боялся смерти. И даже теперь, оказавшись в чужой стране и в чужой власти, Говард хотел жить. А если для этого нужно всего лишь произнести несколько слов, которые, возможно ничего и не значат…
Ровный голос Повелителя Волн, произносящего древнюю клятву, неожиданно успокоил дрикса. Он подумал о том, что от старой клятвы есть существенная польза. Теперь фок Хосс может не принимать серьёзных решений, решать будут за него. Во всяком случае в  том, что действительно важно. А Говарду остаётся лишь просто подчиняться. Это так просто. А после нескольких месяцев тревог и волнений еще и так приятно. А еще крыша над головой и безопасность… относительная, разумеется, но всё же. И  последние слова клятвы фок Хосс повторил уже уверенно, отбросив все раздумья:

- Пусть моя кровь отвечает за мои слова.

«Он заставил принести меня клятву верности, значит, я могу пригодиться. Я же собирался начать всё заново. Это неплохое начало, пусть оно и добавило мне седых волос».

Это были обнадёживающие мысли. Повелитель Волн не догадывался, что сейчас он мог поручить фок Хоссу одному привезти бумаги и тот бы их привёз. Но Говард ничего не стал говорить по этому поводу.
Он замолчал, гадая, надо ли проливать кровь после этих слов. Собственно говоря, нечто странное фок Хосс ощутил. Словно произнесённое было услышано не только герцогом Приддом и капитаном Фабером. Фок Хосс списал эти ощущения на собственную усталость и нервозность после непростого разговора с герцогом Приддом. Всё еще стоя на коленях, дрикс взглянул в лицо нового господина, пытаясь понять, окончен ли ритуал.

- Теперь дело за кровью, герцог Придд, правильно я понимаю?

Неверие сквозило за этими словами дрикса. Опасным он полагал лишь явное, осязаемое, живое. То, в чьей власти отнять или подарить жизнь... Сейчас опасным для фок Хосса был Повелитель Волн. А не то, что где-то за пределами понимания. Фок Хосс очень надеялся, что в его голосе не было иронии, она могла испортить всё дело.

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-06-19 20:27:30)

0

17

Дриксенский капитан может и верил в клятвенные заветы предков, но слов не знал. Ощутив заминку в словах Говарда, тот споткнулся на первом же слоге, Вальтер нараспев, приглушенным голосом, озвучил первозданную, как сами Абвении, присягу.

Супрем говорил не просто так, знал, чего просит. Осознавал силу древних знаков и слов, Волны – это память, даже если они желают забыть.

Мелькнувшее на краю сознания марево образа Джастина герцог проигнорировал, продолжил, сухо, практически не размыкая губ, выговаривать «завещанное».

- Во имя Ушедших и Их именем…

Фок Хосс, не вставая с колен – подчиняется или подобостраствует?, так же глухо повторял за ним о жизни, верности и крови.
Закончив, герцог натолкнулся взглядом на лицо дрикса, недоумевающее и пытливое в одночасье:

- Теперь дело за кровью, герцог Придд, правильно я понимаю?

Последнее слово, последняя кровавая капля, запечатывающая древний договор надежней иных сургучных печатей.

Фок Хосс прав.

- Именно так, кровь, и ничто иное.

Вопреки всем правилам, шагнувшему навстречу Фаберу супрем протянул кинжал острием наружу. Тот самый. Дриксенский. Вальтер усматривал в этом дополнительный намек – родовому оружию солгать сможет лишь последний подлец.
Сейчас не было смысла удерживать в путах пленника, большую часть слов услышали боги, кем бы они ни были, и, рассекши веревки на запястьях фок Хосса, Матиас вывернул правую перед лицом фок Хосса.

- Кровь, мой герцог.

По разрезанной наискось ладони протекла первая капелька алой жидкости, затем вторая, следом они заструились мелким, все еще скромным ручейком, мерно падая на ковер, покрывающий холодный каменный пол кабинета.

Отредактировано Вальтер Придд (2013-06-19 21:51:19)

0

18

Разрез был не особенно глубоким. Говард проследил взглядом тонкую струйку собственной крови. Ритуал, действительный или нет, был завершён.
Лицо герцога Придда было абсолютно спокойным и настолько безмятежным, что Говард подумал о том, а верит ли герцог в свершившееся?

«Должен верить, иначе к чему всё это. Старая страшная сказка с капелькой крови для бОльшего устрашения. Меня скорее бы напугали виселица или кинжал у горла. В любом случае, я нашел себе пристанище. Вот только надолго ли?»

Фок Хосс с любопытством посмотрел на впитавший его кровь ковер. Ковер не задымился, цвет крови предателя и перебежчика не стал иным, не изменилось ничего вообще. Кроме того, что будущее фок Хосса приобрело хоть какие-то очертания. И этот капитан Фабер перестал быть угрозой. Фрошер не мог не чувствовать того, что дрикс совершенно не сопротивлялся проведению ритуала. И когда рука Фабера разжалась, Говард поднялся с колен и поклонился новому господину.

- Я могу отправляться за своими бумагами, герцог Придд?

Четыре наиважнейших документа – две карты побережья Дриксен, одна карта кесарии целиком и последняя карта Хексберг – ждали своего хозяина в тайнике.
Усталость отступила перед новыми возможностями. Фок Хосс болел крайне редко, не знал, что такое недомогания или мигрени и путешествие в неблагоприятных условиях никак не отразилось на бывшем капитане. Он был уверен в своих силах и в своей нужности этому человеку. О своих страхах Говард забыл, словно их и не было.

«В конце-концов, я могу бросить якорь в этой тихой гавани. Повелитель Волн оставил мне жизнь и верит старым клятвам. Остальное покажет жизнь».

0

19

Вот и все. Кровь замкнула ритуал.
Вальтер коротко кивнул, принимая клятву и подтверждая свое право отныне распоряжаться жизнью и смертью присягнувшего.
«Забавно будет, если фок Хосс все-таки не верит в древние предания и обычаи» - мелькнула шалая мысль. Герцог принял на службу перебежчика, предателя, врага, убийцу и, Создатель ведает, кого еще… И на что он способен. Впрочем, от правдивости ритуала эта правда бы не сильно изменилась.

- Я могу отправляться за своими бумагами, герцог Придд?

- Капитан Фабер снарядит с вами еще пятерых,
- не думает же дрикс, что супрем будет ему доверять сразу и безоговорочно.

Для этого присяги недостаточно. Собственно, для фок Хосса вообще ничего недостаточно.

- Погодите. С такой фамилией вам нелегко придется в Талиге, а в Придде тем более. И мне не нужны лишние вопросы. Назовитесь другой, к примеру, - герцог на мгновение задумался, затем усмехнулся скрытой шутке. – Пусть будет Нойманн. Имя можете оставить.

«Новый человек» - присягнув Повелителю Волн, Говард надеется обрести в Талиге новую жизнь и новую судьбу, так почему бы и нет? Можно сказать, второе рождение. Практически обряд Единения, Вальтер снова хмыкнул: не слишком ли, уравнивать себя с Создателем.

Ленивым взмахом пальцев герцог отпустил и Матиаса и новоявленного слугу, давая понять, что разговор затянулся.

+1

20

Разговор был окончен, фок Хосс поклонился Повелителю Волн, довольный новым хозяином и тем, что сам получил больше, чем рассчитывал.

«Нойманн… красиво звучит, хоть и непривычно. Удобно служить настолько приддусмотрительному господину».

Из кабинета Повелителя Волн дрикс вышел в весьма приподнятом настроении. До его тайника, не свернув шеи, мало кто мог добраться, фок Хосс помнил место и собирался порадовать своего нового господина любопытными документами.
Фабер по-прежнему шёл позади, но Говард отнёсся к этой осторожности с пониманием. Следовало доказать свою преданность и лишь потом рассчитывать на доверие.
От раздумий о собственной пользе его отвлек слабый аромат жасмина. Дрикс поднял глаза и остановился, уставившись на вышедшую ему навстречу женщину. Рука капитана Фабера легла ему на плечо, но Говард этого даже не заметил.
Темноволосая незнакомка была очаровательна, и дрикс забыл обо всех приличиях, уставившись на женщину.

«Жена или любовница?»

Простое тёмно-зелёное платье из явно дорогой ткани, на плечах кружевная шаль, большие тёмные глаза. Изголодавшийся по женскому обществу фок Хосс наслаждался каждой деталью образа прекрасной незнакомки. Шаль скрывала многое из того, что фок Хосс полагал наиболее аппетитным в женщине, дрикс видел лишь жемчужное колье на шее талигойки.
На изящном запястье женщины Говард рассмотрел обручальный браслет.
И наконец, опомнившись, поклонился ей.

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-06-20 13:06:09)

+1

21

Вальтер был не слишком доволен ее намерением отправиться в Васспард вместе, но вслух не возражал. Этого было вполне достаточно.
Будь ее муж другим, можно было бы предположить, что он скрывает от жены любовницу - Ангелика поднесла к губам уголок шали, пряча несвоевременную улыбку от еще более несвоевременной и слегка неприличной мысли.

Сыновья, против опасений, были здоровы. Она навещала их достаточно часто, но каждый раз герцогине казалось удивительным, как быстро дети растут, особенно младший.
Ангелика пролистала их учебные тетради, выслушала рассказы, наблюдая с затаенной улыбкой, как в мальчиках борются воспитание и желание поскорее выговориться.

Наконец она отправила детей переодеваться к ужину, а сама пошла в кабинет Вальтера: до ужина ей хотелось переговорить с супругом. Мальчикам пора было брать уроки не только гальтарского, но и новых языков: дриксен, затем гайи... Необходим еще один гувернер.

В коридоре, ведущем в кабинету герцога, Ангелике неожиданно встретился незнакомец. За ним шел капитан Фабер, и герцогине показалось, будто он не просто сопровождает гостя, но следит за ним. Это было странно: насколько она помнила, Вальтер не собирался никого принимать.
Незнакомец был одет хорошо, но просто. Он остановился и поклонился ей - с замедлением, после небольшой паузы.
Редко кто позволял себе так смотреть на герцогиню Придд. Однако времена, когда она краснела от случайных взглядов, давно прошли, потому Ангелика спокойно склонила голову, отвечая на приветствие посетителя.

+1

22

Движения незнакомки радовали глаз своей плавностью и изяществом. Её не смутил взгляд дрикса, не взволновало присутствие чужого человека в замке.

«Теперь я понимаю осторожность Повелителя Волн. В Васспарде находится его семья и чудо, что он вообще стал меня слушать».

Рука капитана Фабера чуть сжалась, и Говард шагнул к стене, освобождая дорогу даме.
Талигойка напомнила фок Хоссу статуэтку. Правильные черты лица, совершенное спокойствие.

«Обладателю этой статуэтки, несомненно, повезло. Если этот талигойский цветок всё же герцогиня Придд, я мог бы использовать эту встречу, как способ давления на Повелителя Волн».

Нисколько не смутившись, Говард подумал о том, что попытался бы взять эту женщину в заложницы, не будь у него другого выхода. Красота талигойки его бы не остановила. Но нужды в злодеяниях пока что не было, и фок Хосс просто любовался очаровательной чужеземкой.
Говард вдруг вспомнил о том, что небрит и взъерошен, но счел невежливым не представиться ей:

- Позвольте представиться. Говард… Нойманн. К Вашим услугам, сударыня.

Фабер не воспрепятствовал этой дерзости, возможно просто не успел, может быть, не захотел испугать женщину, но его рука на плече беглого дриксенского капитана словно потяжелела.

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-06-20 21:45:48)

0

23

- К вашим услугам.
Все, кто находился в Васспарде, так или иначе служили ей и Вальтеру.
Привычным плавным движением Ангелика отнесла юбки назад, делая неглубокий реверанс. Церемониал при дворе Алисы соблюдался строжайшим образом, а такие привычки со временем становятся частью натуры.
В  ушах словно прозвучали наставления королевы юным фрейлинам: "Если вам нечего сказать - приседайте".
- Герцогиня Придд.
Более можно было ничего не добавлять. И, выпрямившись, Ангелика поняла, почему так живо вспомнились уроки Алисы.
У господина Нойманна был заметный дриксенский акцент.

0

24

Незнакомка легко присела в изящном реверансе и фок Хосс понадеялся, что эта женщина всё же любовница герцога Придда. Любовная связь, по мнению бывшего капитана,  зачастую менее прочна, чем узы брака.
Одной короткой фразой надежды дрикса были полностью уничтожены.

- Герцогиня Придд.

Сожаление, но не разочарование, охватило фок Хосса.

«Красивая пара. И, надо полагать, жену герцог Придд подбирал очень тщательно, к красоте наверняка прилагается ум. Значит, мне остается лишь любоваться ею».

Говард взглянул на супругу Повелителя Волн и поклонился снова. То, что с этого момента на герцогиню Придд иначе, как на свою госпожу Говард смотреть не посмеет, ничего не меняло. Недоступность не умалила ни красоты герцогини, ни её очарования. А недостойные положения этой женщины мысли фок Хосса останутся только его мечтами.

- Знакомство с Вами - огромная честь для меня, герцогиня Придд. Буду рад оказаться полезным Вам, сударыня.

"И это не пустые слова, прекрасная эрэа".

- Прошу Вас, госпожа герцогиня, - напомнил о своём присутствии капитан Фабер.

Мужчины замерли у стены, плечо фок Хосса по-прежнему сжимала рука фрошера, но Говард не замечал этого. Более всего дрикс не желал, чтоб герцогиня Придд поняла его чувства сейчас. Опустив глаза, Говард подумал о том, что сейчас ему предстоит отправиться за документами, что это очень важно. Но его мысли смешались, аромат жасмина щекотал обоняние, сосредоточится в  присутствии этой женщины у фок Хосса не получалось совершенно.

Отредактировано Говард фок Хосс (2013-07-19 00:53:42)

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Придда, Ноймаринен и Бергмарк » «Дорога в никуда»[1 З.В. - 22 З.В. 398 КС; доступ: Спруты]