Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Дриксен » Бал во дворце кесаря [16 З.Вт., 398 год, доступ: свободный]


Бал во дворце кесаря [16 З.Вт., 398 год, доступ: свободный]

Сообщений 61 страница 90 из 130

61

Лаура, вспыхнув, отстранилась. Голос незнакомца напомнил ей голос Стефана, но об этом думать было нельзя. Она подняла глаза.

Военный, судя по знакам отличия, был генералом, если она, конечно, не забыла все, что Стефан когда-то ей объяснял. Так вот, незнакомец был генералом, и генералом красивым, вот только трость... Лаура не допустила ни движения ресницами, которое показало бы, что она ее заметила.

Она присела в легком реверансе и улыбнулась.

Похоже, сегодня вечер неловких падений, — мягко пошутила она.

0

62

Молодая дама, судя по всему, в посторонней помощи не нуждалась – голова у нее не кружилась, ножку она при неловком движении не подвернула. Юленшерна спешно опустил руку, не желая показаться незнакомке слишком навязчивым и чрезмерно вольным.

- Генерал фок Юленшерна, сударыня, - Дипольд сдержанно поклонился, счев своим долгом для начала представиться, - похоже, что вы правы, - генерал чуть заметно улыбнулся, надеясь этим как-то замять неловкое происшествие и одновременно показать даме, что понял ее шутку.

0

63

Лаура протянула руку для поцелуя. Действительно генерал, надо же! Она не забыла.

Лаура фок Арцт.

Господин фок Юленшерна был зрел, хорош собой и учтив. Похоже, ее сегодня точно заподозрят в поиске нового мужа.

0

64

Весёлая вдовушка, с которой в начале вечера кокетничал Альберт, вовсю охмуряла статного пожилого вояку в мундире генерала. Дамочка ловко воспользовалась поднявшейся суматохой, чтобы угодить в его объятия, в сообразительности ей не откажешь.

Элиза от души надеялась, что её зять, всё ещё занятый разговором с бароном Рейнгардом, всё же станет свидетелем этого бессовестного флирта. Столичные знакомства следует выбирать более осмотрительно.

Герцогиня уселась поудобнее, поигрывая лорнетом.

0

65

- Подобные обсуждения не для бала.

Рейнгард юлил, и это было предсказуемо.

Разумеется, – герцог Фельсенбург любезно кивнул. – Я не настаиваю, чтобы вы рассказывали мне все подробности сейчас, на балу.Но я желал бы узнать, что известно на данный момент об обстоятельствах боя и исчезновения моего сына. Посему буду рад принять вас завтра в особняке Фельсенбургов в Эйнрехте. Моя супруга слишком расстроена, чтобы приехать в столицу, но полагаю, интересный разговор скрасит отсутствие дамского общества.

0

66

Имя дамы ровным счетом ничего не говорило генералу. Впрочем, похвастать обширными столичными связями Юленшерна не мог даже после нескольких лет, прожитых в Эйнрехте. В основном круг его знакомств ограничивался людьми, в той или иной степени принадлежащими к числу военных.

Улучшившееся здоровье было как нельзя кстати – Дипольду не пришлось мужественно скрывать прострел в пояснице, наклоняясь к протянутой для поцелуя ручке. Или изображать скверно сделанную деревянную куклу на шарнирах.

- Рад знакомству с вами, сударыня.

0

67

Зайдя за кесариней, дабы сопровождать виновницу торжества на бал, кесарь чуть нахмурился, увидев супругу. Она была абсолютно обворожительна и безупречна в своем наряде, но вот в ее манерах сквозило явное беспокойство, которое, увы, стало столь естественным для нее в последние дни. Искоренить его, несмотря на все свои усилия, Готфриду не удалось.

- Вы восхитительны, дорогая, - говоря правду, кесарь предпочел высказать ее не до конца и скрыть терзавшие его опасения. Как бы Марго не сделалось дурно на балу. По настоящему дурно, а не по примеру придворных красоток.

Перед входом в залу они на несколько секунд остановились у закрытых дверей, ожидая пока церемониймейстер закончит официальное объявление. За это время Готфрид чуть сжал прохладные пальцы супруги и приободряюще ей улыбнулся. - Больше жизни, Марго! Мы должны позаботиться о благополучии и репутации рода Зильбершванфлоссе.

Говоря это кесарине, он сам, впрочем, иллюзий не испытывал. Гарантий нет, что родится мальчик, а если и родится, что он будет здоровым и доживет до возраста, когда сможет не только взойти на престол, но и править самостоятельно. В том, что со Штарквиндами и Фельсенбургами переговоры предстоят самые занимательные, Готфрид не сомневался.

- Их Величества кесарь и кесариня Дриксен!

Створки дверей медленно отворились отворились и королевская чета церемонно проследовала в залу, милостиво одаряя улыбками собравшихся. У Зильбершванфлоссе сегодня большой праздник.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2013-04-07 00:19:25)

0

68

В хлопотах о подготовке бала Маргарита отвлекалась от безрадостных мыслей, беспокойство отступало. Подбор тканей, примерки, побеги от швеи к кесарю, чтобы показаться в платье и выслушать его мнение, все это наполняло дни и заставляло чувствовать себя живой. И, что самое главное, радовать супруга. Она видела, как он заботится, старается отвлечь ее, и была ему за это бесконечно благодарна.

Но перед самим праздником волнение снова вернулось, будто хотело отомстить за те дни, когда оно с позором было изгнано. Марго представила, что она вновь увидит всех в сборе, с их кривыми, а теперь, она была почти уверена, ненавидящими,  взглядами, усмешками, перешептываниями, со всей пошлостью, что становится столь очевидной на балах. И утром, как назло, ей было особенно нехорошо. А бледнеть, выглядеть усталой и упаси Создатель падать в обморок в присутствии этого клубка гадюк было просто недопустимым!

Сил идти на прогулку не было, для кесарини выставили кресло на веранду, где она провела время за книгой, отпустив всех. Ей необходимо было собраться с мыслями и силами, чтобы прережить этот вечер. Вечер, столь важный для них с Готфридом.
Он так редко отдыхает. Пусть отвлечется.

Лекарь запретил Марго горячую ванну, пришлось довольствоваться теплой водой и растиркой полотенцами.
Марго задумчиво смотрела на платье темно-синего цвета с золотым шитьем и белыми вставками. Цвета Дриксен всегда были ей к лицу, но если в повседневной жизни теперь кесариня предпочитала не затягивать себя в корсет, сегодня необходимо быть на высоте, придется несильно, но все же утянуться. Слава Создателю, пока Маргарита не набрала в весе.
Колдовать над прической кесарини закончили, и она как раз примеряла тиару, когда услышала любимый голос:
Вы восхитительны, дорогая

Рядом с кесарем было хорошо и спокойно. Так, как и должно быть. Легкий поцелуй, и они идут рука об руку длинным коридором.

Больше жизни, Марго! Мы должны позаботиться о благополучии и репутации рода Зильбершванфлоссе.
Ответное пожатие руки и лучезарная улыбка.
- Да, Ваше Величество! Это наш праздник. Покажем завистникам и прочим Фельсенбургам, что нас ничем не сломить.

Двери раскрылись, и в зал вошла под руку с супругом спокойная и уверенная кесариня, одаривающая благосклонными улыбками собравшихся подданных.

Отредактировано Марго Зильбершванфлоссе (2013-04-07 15:14:05)

0

69

Конечно кесарь с супругой появились, когда неловкий момент с падением был замят, и возбуждённая публика вновь разошлась по своим местам.

- Их Величества кесарь и кесариня Дриксен!

Хорошо поставленный голос распорядителя звучно разнёсся по зале, синхронно распахнулись створки, и кесаркая чета явила себя свету.

Мужчины замерли в поклонах, дамы - в реверансах.
Герцогиня Штарквинд поднялась и тоже присела в неглубоком реверансе. Потом вернулась на облюбованное место, не сводя цепкого взгляда с супруги царственного брата.

Молоденькая кесариня выбрала туалет глубокого синего цвета. Напрасно. Тёмное тяжёлое платье подчёркивало излишнюю бледность. Фигура уже немного расплылась - ещё чуть-чуть, и бал пришлось бы отменять. Явную беременность не пристало демонстрировать свету.

Марго улыбалась придворным и, похоже, старалась выглядеть спокойной и уверенной. И ей это даже удавалось. По крайней мере, пока. На мгновение Элизе даже стало жаль эту девочку. По большому счёту, она была не виновата ни в чём. Но мгновение было мимолётным. Сантиментам не место на политической арене. А Марго, наверняка, должна была понимать, что статус кесарини сопряжён с немалыми треволнениями. Нельзя просто взять и стать женой кесаря Дриксен, рассчитывая на тихое семейное счастье и стайку детей вокруг. Уют и все радости материнства были возможны в глуши фамильного имения, а здесь - столица и политика.

Герцогиня хмыкнула про себя, оправила складки на юбке траурного платья и принялась наблюдать за дальнейшим развитием событий.

Отредактировано Элиза Штарквинд (2013-04-07 23:56:14)

0

70

Появление кесарской четы знаменовало официальное начало собственно бала. Музыканты знали свое дело и слаженно заиграли куранту - любимый танец кесаря. В свое время "настоящие патриоты" немало шептали по углам, что настоящий танец Дриксен - это аллеманда, но открыто бросать вызов кесарю никто не решился, а он сам менять свои пристрастия в угоду злым языкам не собирался. Сейчас, впрочем, в салонах предпочитали более модный менуэт, но дриксенский двор так быстро не сдается.

Ведя кесариню по зале дабы занять место первой пары Готфрид цепким взглядом окинул присутствующих. О, брат  Фельсенбург... в трауре! Захотелось приложить руку к лицу. Дорогая сестра... тоже в сером. Ну просто прелесть. Милые родственники скучать не дадут, скандал по флоту неизбежен. Кто там далее? Брата Штарквинда не видно, странно - вряд ли он флиртует за колоннами, на него не похоже. Йонг, чуть взъерошенный, усиленно улыбается  - явно, что-то натворил. Рейнгард непроницаем и выдержан как всегда - кланяется безупречно по этикету.

Тем временем пары выстроились вслед за кесарской четой. Раз-два... Танец начался. Об остальном подумаем потом.

0

71

Марго скользнула взглядом по залу. Темное пятно - старуха со стайкой фрейлин. Ну разумеется, необходимо привлечь к себе внимание. Пусть даже заранее похоронив своего внука. Интересно, что-то человеческое в ней осталось?
Далее, тоже в трауре, зять. Маргарита усмехнулась. Попробуй он надеть что-то еще, Эйнрехт прощался бы с этим Фельсенбургом официально.
Ворох неизвестных лиц. Надо бы спросить Рейнгарда, кто эти все.
Сам Рейнгард. Женщина поймала взгляд барона и едва заметно кивнула в знак приветствия.
Она все пыталась найти среди присутствующих того, кому лично подписала приглашение. Но его не было.

Куранта. Кесариня взглянула на супруга и ободряюще улыбнулась. Она чувствовала, как он напрягся, завидев сестру.
Буквально за мгновения до танца женщина прошептала ему:
- Забудьте. Все после. Сейчас только мы.
И сама забылась в танце.

0

72

Лаура улыбнулась генералу, но тут возвестили появление кесарской четы, и пришлось прервать разговор.

Музыканты заиграли первый танец, и Лаура покачала головой, глядя на бледную и напряженную кесариню. Глубокий холодный цвет платья придавал ее коже почти мертвецкую синюшность; Лаура передернула плечами, словно ей на мгновение сделалось холодно.

После первого прохода к танцующим присоединятся другие пары, и будут так же медленно, чопорно подпрыгивать под музыку, ни на мгновение не теряя лица...

Танцы Фельпа, многое позаимствовавшие из простонародных, были ей более по сердцу, как и смешливая и яркая знать юга; но Стефан был так хорош тогда среди них со своей холодной улыбкой, с умным прищуром серых глаз... Он выделялся меж смуглых фельпских кавалеров, как осколок льда в сердце пожара, а теперь, должно быть, она так же неуместно выделялась среди сухопарых дриксенских сосулек, то есть, простите, дам своими черными глазами и слишком широкой для севера улыбкой.

Стефан. Она отдала ему свое сердце, и что теперь...

Отредактировано Лаура фок Арцт (2013-04-08 13:04:57)

0

73

Пока Рейнгард выдерживал солидную паузу прежде, чем ответить на приглашение, Фельсенбург скользнул глазами по залу. Касарская чета как раз появилась, и герцог отдал дань этикету, поклонившись в их сторону. Кесариня, кажется, чувствовала себя скованно в этом обществе – а вот Готфрид явно был горд беременностью жены.

Прекрасная вдова медика из Тайной канцелярии уже находилась в обществе генерала Юленшерна, и Альберт невольно нахмурился. Ему хотелось бы сейчас держать за руку в танце эту женщину с южными темными глазами и северной прохладой в лице.

0

74

Куранта закончилась - как кончается все хорошее в этом мире. Впрочем, к счастью, не только хорошее.

Готфрид учтиво поклонился Марго, благодаря за танец, и, незаметно усмехнувшись уголком губ своей мысли, вновь надел на себя положенную этикетом маску благосклонного правителя. Милостиво улыбаясь подданным и отвечая едва заметным кивком головы на низкие поклоны и глубокие реверансы, он повел супругу к подготовленному для них невысокому помосту в торце зала. Оттуда, расположившись в креслах, они смогут наблюдать за балом, наслаждаться прохладительными напитками и заниматься делом.

Негоже терять драгоценное время - бал следует использовать как время для неофициальных приемов, такого было железное правило кесаря. Танцевать он больше не собирался - во всяком случае пока. Кресла для венценосных супругов были расположены на некотором расстоянии друг от друга, между ними - стол изысканной формы, на котором красовалась ваза с цветами, одобренными Марго, и, собственно, напитки, фрукты и сладости.

Кесариню тотчас же окружила стайка щебечущих фрейлин - официальная свита, они будут хихикать и провожать взглядами каждого, кто подойдет засвидетельствовать свое почтение. Что, учитывая сегодняшний повод для бала, обязан был сделать любой более-менее знатный человек при дворе.

Свою свиту кесарь под предлогом необходимости развлечений для них всегда отпускал в зал на время бала. Оставались только гвардейцы - необходимая охрана. Впрочем эти, вытянувшись во фронт, имели форму статуй и находились на достаточном расстоянии, дабы не слышать бесед, ведущихся не слишком громко. То же и относилось и к пожилому доверенному слуге: молча наполняя бокалы по велению руки, он кланялся и отступал на почтительное расстояние.

Все как удобно, все как Готфрид любил. Он сам тоже был намерен спринимать поздравления. А также выслушивать жалобы, петиции, претензии и прочие новости. Для подходивших возможности присесть не подразумевалось - слишком велика честь и слишком длинны речи сидящих. Но вот иерархию никто не отменял: среди первых могли быть только самые приближенные: Фридрих, братья кесаря, любезная сестра... Племянник в отъезде, Иоганна все еще не видно... Так Фельсенбург или Элиза? И что  там гласит эпинэская пословица, о том, что один овощ не слаще другого?

В целом, Готфрид любил близких, но насчет серых одеяний иллюзий не питал.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2013-04-08 17:43:59)

0

75

Дитрих раздумывал, стоит ли принимать предложение герцога. Даже в то время, когда он обладал большими возможностями и властью, с ним не особо стремились иметь дело. Что изменилось? Желание узнать о судьбе сына, или Фельсенбург все-таки втянут в более крупную игру? То, что он сидел тихо-мирно в своих поросших елями горах, еще ничего не значит...

Появилась кесарская чета, и Рейнгард как и все склонился, приветствуя Их Величеств.

— Я буду рад встретиться с вами завтра после четырех вечера, герцог. Раньше, увы, не смогу, — Дитрих спокойно посмотрел на Фельсенбурга.

0

76

Танец наконец закончился, и кесарская чета проследовала к возвышению, подготовленному для венценосных супругов.
Элиза дождалась, когда вокруг кесарини начнут порхать фрейлины, и неторопливо поднялась. Кивнула своей свите и, выпрямив спину и подняв подбородок, двинулась через залу на приступ.

Разумеется, для желающих побеседовать с кесарем не было предусмотрено даже захудалого стула. Что ж. Тем лучше. Значит, её будет видно всем.
Приблизившись и убедившись, что Готфрид смотрит на неё, Элиза присела в глубоком реверансе. Старые кости мгновенно дали о себе знать, но этикет есть этикет. Герцогиня сухо кивнула сначала кесарю:

- Ваше Величество.

Потом кесарине.

- Ваше Величество.

Она распрямилась и прямо взглянула в глаза брату.

- Рада видеть вас в добром здравии, Ваше Величество. И рада, что вашего праздничного настроения не способна омрачить даже трагическая гибель ближайшего родственника в бою с войсками Талига!

На последней фразе Элиза возвысила голос. Лишь слегка, никто не упрекнул бы её в неподобающем тоне, однако ближайшие гости прервали свои беседы, явно расслышав сказанное. Она с удовлетворением отметила это.

Отредактировано Элиза Штарквинд (2013-04-09 00:27:59)

0

77

- Я буду рад встретиться с вами завтра после четырех вечера, герцог. Раньше, увы, не смогу

Прекрасно, так приезжайте после четырех, – светским тоном ответил Альберт. – Боюсь, сейчас я вынужден отойти. До завтра.

Естественно, Рейнгарду было нужно подчеркнуть свою важность упоминанием занятости. Забавно, Альберт не был в столице давно, но люди не меняются.

Герцог легким шагом направился туда, где баронесса фок Арцт все еще ворковала с Юленшерной, и подойдя, без зазрения совести прервал их разговор сакраментальным:

Могу я рассчитывать на следующий танец, сударыня?

0

78

Йонг советовал оставаться за портьерой, и Северин воспринял это как обещание вернуться, но время шло, а Александр все не приходил. Музыканты заиграли куранту. Ожидание уступило место раздражению. Мальчишка похоже думал, что может просто так бросить его в идотской ситуации, или осторожничал.

Трусость Северин готов был с легкостью простить, пренебрежение – нет, и потому, когда он наконец вышел из-за портьеры в зал под последние такты куранты, его бледность несколько выдавала бушевавший внутри гнев. Ничуть не обращая внимания на удивленные взгляды заметивших его неортодоксальное появление гостей, он взял с подноса у слуги бокал и стал у одной из колонн, издали наблюдая за суетой вокруг кесарской четы.

0

79

Вилльбуа, наконец-то выбравшийся из-за портьеры, метал в сторону Александра злые взгляды.  Интересно, за что?
Конечно, Северин оказался в весьма щекотливой ситуации, однако Йонг сделал все, чтобы выпутаться из возможного скандала с наименьшими потерями. Представил себя клоуном или неуклюжим растяпой, наверняка привлек ненужное сейчас внимание Тайной Канцелярии.

"Как мальчишка", - мысленно посетовал на посла Александр и улыбнулся собственному сравнению.

Южная горячность привлекала его в Вилльбуа, и Йонг откровенно признавался себе в этом.

Впрочем, сейчас пожар следовало погасить. Дождавшись момента, когда взгляды будут обращены в сторону вышагивающей в танце королевской четы, Александр проскользнул мимо Вилльбуа и шепнул едва слышно:

- Завтра вечером. У меня.

Это было безумием, но каким сладким!

0

80

Значит, не пренебрежение и не трусость. Вилльбуа совсем по-другому, пристально и почти с восторгом взглянул на уже устремившегося дальше любовника. Завтра вечером он увидит его, чего бы это не стоило.

0

81

Иоганн Штарквинд появился на балу с опозданием. В этом не было никакого намеренного жеста - просто он и в самом деле не представлял, зачем бы ему присутствовать с самого начала, когда придворные еще склонны держаться подчеркнуто в рамках приличий, и ничего интересного ровным счетом не происходит. Герцогиня Штанквинд, конечно, умела слышать и видеть даже сквозь безупречно выверенные улыбки и ничего не значащие светские фразы, но до мастерства матушки Иоганну было, пожалуй, еще далеко. А потому, имея возможность задержаться, герцог предпочитал сделать это - что позволяло, ко всему прочему, не привлечь к своему прибытию излишнего внимания, - внимания, которого он всегда по возможности избегал, зная цену умению оставаться в тени.

Недлинные, аккуратно убранные назад светлые волосы с проседью, неброский камзол строгого покроя, холодные темные глаза на практически лишенном всякой мимики лице, скупые движения и идеально прямая осанка - Иоганн Штарквинд являл бы собой образец человека, которого не заметишь до тех пор, пока он к тебе не обратится, если бы не был одет в траурные цвета, весьма выделявшиеся на балу. Неторопливым, размеренным шагом войдя в залу, Иоганн без труда отыскал взглядом герцогиню Элизу в тяжелом сером платье. Невыразительно ответив на пару дежурных приветствий, он остановился возле одной из колонн, пристально наблюдая за матушкой, которая, - ни много ни мало, - как раз что-то выговаривала кесарю.

Я как всегда вовремя, - усмехнулся герцог про себя и тронул пальцами фамильный перстень - единственное украшение. Иоганн неотступно следил за выражением лица Его Величества - со своей позиции он не слышал сказанного, но безусловно предполагал, о чем поведет речь герцогиня, - не даром же вся семья почтила присутствием торжественный бал, одевшись исключительно в траур.

+1

82

Уже отойдя на определенное расстояние, Йонг искоса взглянул на Вилльбуа. Тот смотрел внимательно и чуть ошеломленно, и Александр вдруг понял, что сейчас, назначая встречу, был движем не только прихотью, не только вспыхнувшими с новой силой чувствами. Ставки были чересчур высоки, их общее положение слишком шатко, и шифрованные письма, доставляемые причудливыми путями через множество курьеров, уже почти ничего не решали. Пожалуй, в этой войне пришло время не быть одному.

0

83

И рада, что вашего праздничного настроения не способна омрачить даже трагическая гибель ближайшего родственника в бою с войсками Талига!

- Добрый день, Ваша Светлость.

Благодарю за поздравления.

Готфрид смотрел спокойно, с доброжелательной улыбкой на устах. Поздравлений не было, но это не повод и ему нарушать этикет. Однако на вызов ответить придется. Бал начинается просто дивно.

- Что до гибели... Вы видели тело? В гробу?

Готфрид повысил голос намеренно, дабы те, кто слышал приглашение к беседе услышали и ее продолжение.

- Или вам достаточно слухов досужих сплетников, дабы похоронить одного из самых доблестных молодых людей кесарии?

Последнюю фразу Готфрид произнес в полный голос, а глаза его опасно сузились.

Холерик по типу, он научился держать себя в руках когда хотел. Но сегодня был не тот случай. Манкировать возможной, но не доказанной смертью Руперта Фельсенбурга просто ради того, чтобы заявить о своей важности было низко.

Конечно, кесарь ни на секунду не сомневался в том, что Фельсенбурги и Штарквинды просто нашли незатейливый способ омрачить праздник семьи Зильбершванфлоссе - кому-кому, а им новый наследник ни разу не в радость. Их можно понять, но призывать смерть на живого (а пока не мертв  - не умер) - бесчестно.

Кроме того, Руперт действительно нравился кесарю. Возможно, единственный из всего клубка околотронной семейки трех самых  знатных в кесарии братьев.

0

84

Конечно, кесарь всё отрицал. Но что это? Неосведомлённость? Или трезвый расчёт?
Герцогиня Штарквинд от и до осознавала, что навлекает на себя гнев правителя, но сегодняшняя партия была важна, как никогда.

- Что до гибели... Вы видели тело? В гробу?

- Многих ли моряков хоронят в гробу и на суше, Ваше Величество?
- Голос герцогини звенел. - Мой внук погиб в бою, несмотря на мирное время. Мне известно это достоверно. У дома Штарквиндов достаточно верных людей, которые сочли своим долгом донести до родственников сведения о гибели их сына и внука. Даже тогда, когда официальные власти не озаботились уведомлением! Неужели... - здесь её голос сорвался, но она быстро справилась с собой, задушив подступившие было слёзы, и продолжила уже другим тоном: - Неужели вы полагаете, что я смогла бы утверждать о гибели Рупперта, не зная об этом точно? Мы все, - она обернулась, ища взглядом зятя, и увидела у колонны сына. Йоган также был в траурном одеянии, и это придавало её словам вес, - смогли бы?!

Элиза перевела дыхание. Вокруг царила напряжённая тишина, и даже музыканты не решались продолжить ряд.

- Я не верю, что осведомители первого лица страны знают меньше, чем простые друзья дома Штарквиндов. Либо кто-то умышленно вводит вас в заблуждение, либо... нет, Ваше Величество. Я не хочу даже думать о том, что вы можете оказаться бессердечны.

Герцогиня потупилась. Грудь её тяжело вздымалась от пережитого волнения, руки словно бы непроизвольно комкали платок.
Но через мгновение она вновь гордо подняла голову.

Отредактировано Элиза Штарквинд (2013-04-09 15:42:24)

0

85

Буря в стакане воды. Нарочитая, хорошо подготовленная. Право, у некоторых людей нет ничего святого. Впрочем... Вы же не ожидали святости так близко к короне, ваше величество?

- Вам, как женщине, любезная сестра, простительны эмоции,- голос кесаря был холоден как те самые льды, что угрожали его стране на севере, - но мужчинам нужны факты. Ваши осведомители обладают информацией первостепенной важности, но вы не отправляете их в кесарскую канцелярию, а вместо этого торопливо шьете траурные наряды для всей семьи? Недальновидно, а главное отдает изменой - за сокрытие ценной для кесарии информации.

Сестра блефует. Конечно, у нее давненько не было первых ролей в придворных пьесах - как же упустить такой шанс?

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2013-04-09 16:05:39)

0

86

Музыка стихла. В наступившей тишине слова герцогини Штарквинд были отчетливо слышны даже в этой части зала. Иоганн неторопливо сложил руки на груди и чуть склонил голову набок, наблюдая за представлением. А посмотреть было на что: срывающийся голос, неподдельное волнение, резкие, обвиняющие интонации... Если б герцог так хорошо не знал свою мать, он бы, пожалуй, поверил. Поймав взгляд герцогини Элизы, он едва заметно кивнул.

Выждав немного, Иоганн приблизился: ровно настолько, чтобы не выглядеть тем, кто хочет вмешаться в этот напряженный диалог, - но при этом вполне обозначить свою поддержку матери. Остановившись чуть поодаль от возвышения, на котором разместилась кесарская чета, он замер, выдавая свой неподдельный интерес к происходящему лишь тяжелым взглядом, медленно скользившим по лицам тех, кто стал свидетелем развернувшейся сцены: герцог Штарквинд запоминал реакции придворных.

0

87

- Ваши осведомители обладают информацией первостепенной важности, но вы не отправляете их в кесарскую канцелярию

Элизе даже не пришлось разыгрывать изумление - оно вышло самым настоящим, без капли фальши.

- Ваше Величество! Значит ли это, что вы до настоящего момента действительно не знали ни о гибели Рупперта Фельсенбурга, ни о гибели Адмирала цур зее Кальдмеера?!

Она приложила руку с платком к груди.

- Поверьте, мне и в голову не могло прийти, что мне известно больше, чем кесарской канцелярии. Страна лишилась наследника знатного рода - я понимаю, по-настоящему это является горем только для нас, близких родственников бедного юноши. Но помимо этого, Дриксен осталась без главнокомандующего флотом. Может ли быть так, что и эти сведения не известны канцелярии кесаря? Грядущее счастье застит вам глаза, Ваше Величество. И верным поданным тяжело видеть это.

Герцогиня почтительно склонила голову, признавая власть брата. Как и положено любящей сестре и верной дочери кесарии.

Подобные обвинения в измене были смешны, они оба понимали это. Но неужели Тайная канцелярии дошла до той степени наглости, что не сообщает кесарю даже самого главного?

0

88

Танец кончился, как и все отведенное веселье для кесарини. Теперь следовало чинно сидеть на возвышении. Точнее, не так, следовало чинно отсидеть положенное этикетом время, а после, сославшись на недомогание, ускользнуть из этого душного зала. Благо, бледность была столь отчетливой, что никто бы не усомнился в недомогании Маргариты.
Молодая женщина оправила юбку и позволила себе расслабиться в удобном кресле.
Хоть бы поскорее снять корсет...
Фрейлены заверещали очередную чушь. Если они продолжат в таком темпе, головная боль обеспечена. Марго нетерпеливо взмахнула рукой, отпуская дам. Как раз вовремя, чтобы они не слышали разговора Ее Высочества с Его Величеством. Ну или по крайней мере не весь.
Едва заметно склонив голову в качестве приветствия золовке, Маргарита уже было приготовилась слушать в пол-уха, но не тут-то было. Прекрасно срежессированный герцогиней спектакль все же привлек внимание женщины.
Однако...веселье только начинается.
По мере развития этой, несомненно, трагической сцены, уголки губ кесарини слегка приподнялись.

0

89

Разговор с госпожой фок Арцт увял, едва начавшись – в зал вступила венценосная чета, избавив Дипольда от необходимости сказать какую-нибудь светскую глупость. А после дама отвлеклась, наблюдая за танцующими. Вежливость требовала как-то продолжить беседу, но как вести учтивые беседы с молодыми дамами, Юленшерна знал не слишком хорошо. Все-таки в обществе военных он чувствовал себя намного свободнее… что может заинтересовать госпожу фок Арцт? Поинтересоваться, как ей нравится бал? Дипольд в очередной раз проклял свою застенчивость и неловкость. Следовало бы пригласить даму на танец, но обречь красавицу на танец с неумелым, да еще и хромым партнером было бы несколько некрасиво.

Генерал уже решил, как и какими словами возобновить беседу, однако не успел ничего сказать. Приглашение на танец госпоже фок Арцт все же поступило. От Фельсенбурга. Юленшерна сдержанно поклонился родичу кесаря, всем своим видом давая понять, что готов принять любой выбор дамы. В конце концов, знакомство состоялось несколько минут назад… а она еще так молода и наверняка желает танцевать.

0

90

Лаура в некотором затруднении закусила губу. Генерал ей очень понравился, да и просто — следовало быть любезной с мужчиной, на которого упала... Но герцог Фельсенбург был герцогом Фельсенбургом, к тому же, он мог кое-что для нее сделать. Упускать шанс было нельзя.

Вы простите меня, генерал Юленшерна? — она нежно улыбнулась — и коснулась руки генерала, снова слишком поздно подумав, что в северном обществе это сочтут за неприличие. — Надеюсь, падений в этом зале больше не случится, но я буду рада обсудить с вами и что-нибудь менее эпатажное...

Она присела в реверансе и подала руку герцогу Фельсенбургу. Музыканты как раз затянули очередную нуднятину.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Дриксен » Бал во дворце кесаря [16 З.Вт., 398 год, доступ: свободный]