Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Оллария » Самый сложный урок [6 З.В. - 1 В.С. 398 КС; доступ свободный]


Самый сложный урок [6 З.В. - 1 В.С. 398 КС; доступ свободный]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Название: «Самый сложный урок»
Краткое описание:
История с галереей, где пятеро однокорытников провели ночь, возымела неприятные последствия для унара Франсуа. Теперь ему предстоит объяснить кузену, что же именно заставило его молчать, когда другие пытались взять на себя вину невиновного.
Место: Лаик.
Время: 6 З.В. - 1 В.С. 398 КС.
Участники: Арно Савиньяк, Франсуа Рафле.
Доступ на чтение: свободный

Отредактировано Арно Савиньяк (2013-03-23 15:41:54)

+1

2

Ночка выдалась жуткой, и думать о ней юноше не хотелось. Спать тоже не получалось. Стоило закрыть глаза, как из темноты возникала призрачная колонна. В ней Ричард увидел своего отца, а что видел он, Арно Савиньяк? Алый плащ. Но чей? Неужели другого Арно Савиньяка? Старшего Арно Савиньяка? Маршала Арно?..

Столько раз Арно доводилось представлять, что было бы, если б отца не убили. Какими были эти последние десять лет? Каким был бы он сам, он и отец, братья, мать... Но все эти размышления являлись не более, чем фантазией - наивной, пустой, бесплотной, неосуществимой. И каждый раз эту фантазию приходилось загонять куда-то вглубь, не думая и ни о чем не жалея. Но как загнать надежду, что вот тут, в этом старом монастыре столько лет спустя мимо тебя мог пройти твой давно почивший отец? Мог пройти и... не обернуться. Не услышать, как при крике Ричарда сердце младшего сына пропустило удар, десяток ударов, как в горле застрял острый комок.

Хорошо, что он не видел отцовского лица, как Дик. Просто алый плащ ничего не значит. Он навсегда должен остаться просто-алым-плащом.
И как плохо, что сейчас он не видит собственного лица - бледного, растерянного, вымотанного долгой зимней ночью, старыми тенями и несбывшимися фантазиями. Бесплотными, наивными, пустыми.

Помни об этом. Бесплотными. Наивными. Пустыми.

Арно осторожно закрыл дверь своей комнаты и направился в столовую на обед. Думать не хотелось и не получалось - в голове стоял непроглядный туман, а на душе - гадко. Виконт подозревал, что трапеза удовольствия не доставит, но пропустить ее было нельзя и, как и остальные девятнадцать мальчишек, Сэ занял свое место за деревянным столом, вокруг которого толпились слуги и монахи. Арамоны не было. И слава Создателю! Хватало того, что слева сидел Франсуа, встречаться взглядом с которым Савиньяку совершенно не хотелось. При одной мысли о кузене, его трусости и его притчах в душе вспыхивала злость, а Арно и без нее было хуже некуда.

Отредактировано Арно Савиньяк (2013-03-23 01:48:12)

+1

3

Арно выглядел, мягко говоря, отвратительно. Видимо, сказалась половина ночи, проведенная в Старой галерее, - хотя Франсуа уже успел услышать, что у пятерых арестантов вообще-то было и вино, и еда. Впрочем, было до появления призраков. Слухи, незаметные, но вездесущие, сочились по серым коридорам Лаик с самого утра - слухи о длинной и мрачной колонне призраков с мертвыми свечами. Аббат. Монахи. И не только монахи... Поговаривали, будто Ричард видел своего отца. Любопытно, а кого видел кузен?

Франсуа осторожно скосил глаза на брата, сидящего рядом. Непривычно замкнутый и хмурый взгляд, отстраненное выражение лица... Казалось, кузен для него сейчас пустое место. И именно сейчас, когда Арамоны в кои-то веки не было на обеде и сидящие рядом унары тихонько шептались друг с другом, вызнавая новые детали и подробности минувшей ночи. Франсуа тоже мог бы о многом расспросить брата, но, судя по его лицу, общаться тому не хотелось. Разрубленный Змей, в чем же дело?

Три месяца с лишним Арно был в Лаик его единственным другом. Ну, по крайней мере, самым знакомым человеком. Общаться много не получалось - за унарами следили, и следили строго, но ободряющий взгляд, вовремя подброшенная записка с правильным ответом за спиной у ментора на уроке - все это и было той незаметной, но прочной нитью, что связывала мальчишек во время пребывания в "Жеребячьем загоне". А теперь рядом с Франсуа сидел словно другой человек. Юноша решительно нахмурился. Выяснять - так сейчас, когда так удобно: Арамоны поблизости не было и, вроде, не предвиделось.

- Арно, - вполголоса позвал Франсуа и еще раз внимательно глянул на брата. - Ты в порядке? Не слишком хорошо выглядишь.

Отредактировано Франсуа Рафиано (2013-03-23 02:55:55)

+1

4

Тиканье часов и пустые тарелки наводили на мысль, что происходящее - продолжение ночного кошмара. Сэ кинул быстрый взгляд на Ричарда, Йоганна, Норберта и... Паоло?!..

Кэналлийца за столом не оказалось. Остальные выглядели не лучшим образом, и Арно начал подозревать, что и сам такой же. Неожиданный вопрос Франсуа только подтвердил неприятную догадку, но лучше бы Рафле молчал. Как вчера. Обеспечивая себе сон в уютной постели и душевный покой, не потревоженный ни алым плащем, ни какой бы то ни было еще...

- Не думаю, что это удивительно, - отрезал Арно и под неодобрительным взглядом одного из младших менторов уткнулся взглядом обратно в посудину. Правда, ненадолго. Вопрос, куда делся Паоло занимал Савиньяка все больше, из галереи же они уходили вместе! Отца Германа за столом не было, как и Арамоны. Спрашивать сидящего справа Северина или?.. Из двух зол выбирают меньшее, верно? Арно сжал губы, поскрежетал зубами, но все-таки спросил кузена. - Ты не знаешь, где Паоло?

Отредактировано Арно Савиньяк (2013-03-23 02:57:27)

+1

5

Не думаю, что это удивительно.

И впрямь. Если верить гуляющим между не наказанными унарами слухам, ночь для пятерых благородных неудачников выдалась не самая приятная. Хотя все это - всего лишь слухи, а узнавать такие вещи о Лаик Франсуа предпочел бы сам. Из первых рук. Он предполагал, что брат охотно расскажет ему все - прежде у них не было каких-либо особенных тайн, особенно если дело касалось скучнейшей жизни в жеребятнике. Как видно, что-то изменилось. Неужели виной всему только то, что виконт Сэ изволил не выспаться?

Вряд ли кто-то вообще сегодня спал. Франсуа медленно обвел глазами сидящих. Измученный Ричард, бледный Луитджи, даже Катершванцы не такие бодрые, как обычно... Вопрос брата настиг его как раз тогда, когда взгляд Рафле упал на пустое место на противоположном конце стола.

- Паоло? - а и впрямь... Франсуа не задумывался о том, куда запропастился кэналлиец, а между прочим, он не видел его с самого утра. Возможно, его, в отличие от остальных, просто не выпустили из комнаты на обед? В любом случае, Арно был одним из тех, кто наверняка видел Паоло последним. - Откуда мне знать? Я полагал, ты должен быть лучше осведомлен о его местонахождении. Или это не так? - чуть сощурившись, виконт Рафле снова внимательно поглядел на кузена.

Отредактировано Франсуа Рафиано (2013-03-23 02:59:34)

+1

6

Кузена ответом Сэ не удостоил, поймав вопросительный взгляд одного из бергеров. Кажется, Катершванцы тоже были обеспокоены отсутствием кэналлийца, а значит - тоже ничего не знали. Савиньяк пожал плечами, давая близнецам понять, что ему ничего неизвестно. Паоло... Арамона... отец Герман. Что связывало этих троих? Почему они не спустились к обеду и почему никто не отдает распоряжения принести еду? Неужели с кэналлийцем что-то случилось?..
Тревога за новообретенного друга настолько заняла мысли виконта, что Арно даже не успел огорчиться, что изменение диспозиции в отношении Рафле минутой назад не принесло стоящего результата. Мысль сунуться к Северину в его голову даже не пришла: если уж чего-то не знает Рафиано, то никчемный сын никчемного генерала не знает ничего и подавно!..

0

7

...Обед прошел в молчании. В смысле, молчание царило между виконтом Сэ и виконтом Рафле, его кузеном. Остальные, несмотря на то, что Арамона все-таки спустился к столу, возбужденно перешептывались, оглядывались на пустые места Паоло и отца Германа. Франсуа слышал тяжелые вздохи - много кто жалел о безвременной кончине графа Медузы. Что ж, оно и понятно, ему тоже было жаль смелого Сузу-Музу. Только Арно молчал - и это было на него совсем непохоже. И особенно это было на него не похоже в отношении кузена. У них всегда были теплые отношения, а тут...

В дверях он попытался завязать разговор с Арно в очередной раз. На этот раз не только ради того, чтобы выяснить, почему кузен предпочитает не знамечать его - Франсуа заинтересовал неожиданный вопрос, заданный Савиньяком Арамоне. Насчет священника. За какими кошками брату понадобился церковник?

Услышав, что шедшие впереди унары оживленно обсуждают последнее дело Сузы-Музы, виконт Рафле обернулся к кузену, который якобы нечаянно оказался вместе с ним в узком проходе в дверях - так что и не сбежать, сделав вид, что не услышал:
- Благородный граф предпринял очень разумное решение, как тебе кажется? Хотя без него здесь станет немного скучно. - и, давая понять, что эта фраза - не более как вступление и повод для начала разговора, он шагнул к Арно ближе и слегка понизил голос. - Кузен, объясни, зачем тебе понадобился отец Герман? Из всех унаров именно ты заинтересовался его судьбой.

У самого Франсуа уже было несколько предположений на эту тему, но высказывать их, чтоб не злить и так не слишком приветливого Арно, он не стал.

Отредактировано Франсуа Рафиано (2013-03-23 11:28:53)

+1

8

Арно точно не знал, почему спросил про отца Германа. Просто интуитивно чувствовал, что отсутствие Паоло как-то связано с отсутствием священника, хотя и не понимал - как именно. То, что клирик вернется вечером, вселяло определенную надежду хотя бы на то, что можно будет разведать, почему же уехал Паоло. В то, что кэналлиец сдался, Савиньяк не верил! Кто угодно, но не Куньо! Паоло, наверняка, очень любил Кэналлоа, ведь и он очень любил Сэ, но просидеть там три года, пока твои товарищи служат Талигу?..

Сэ как раз строил план, как добраться до священника. Напроситься на исповедь? Пожалуй. Не то, чтобы Арно был очень набожным, но ведь без повода к отцу Герману не сунешься. О чем говорить? Да хотя бы о трусости и предательстве. О трусости и предательстве кузена. Матушка не погладит его по голове за упрямое молчание на обеде, но как говорить с тем, кто только и умеет, что заговаривать, и при этом не способен ни на один действительно стоящий поступок?!..

А вот и он.
Не заметив, как рядом оказался Франсуа, Арно рассеянно слушал, что говорил кузен про исчезновение Сузы-Музы. Своего мнения на этот счет Савиньяк еще толком не сформулировал, мог сказать лишь то, что граф из Путеллы, в отличии от Рафле, дал слово и его сдержал. Это, несомненно, говорило в пользу виновника их вчерашнего заточения, а вот Франсуа не льстило...

- Возможно, потому что из всех унаров только мой брат оказался трусом? - горячо выпалил Савиньяк в ответ. - Несомненно, мне нужно поговорить об этом с кем-то. Кто умеет не только рассказывать притчи, но и совершать поступки! А теперь - извини. Мне нужно кое-что узнать у Норберта...

Савиньяк прибавил шагу и поспешил нагнать отставшего от близнеца бергера.

+1

9

Франсуа задумчиво проводил кузена взглядом.
Итак, первая и очевидная причина такого поведения брата с ним - всего лишь клеймо "трус", которое Арно уверенным порывистым жестом прицепил на Рафле. Трус, прекрасно.
Вторая причина? Виконт усмехнулся. Создатель, помилуй, какая еще вторая причина, когда имеешь дело с Арно Савиньяком? Уж по крайней мере, при общении с ним вся "савиньяковость" лезла наружу изо всех швов, и о второй, глубинной причине можно было забыть. Эмоции: устал, не выспался, встревожен исчезновением Паоло и отца Германа, зол на него, Франсуа, за трусость. Вот вам и весь Арно - весь, как на ладошке.

И все же - обидно. Иногда Рафиано казалось, что кузен младше его - настолько поспешны, прямолинейны и поверхностны бывали порой выводы виконта Сэ. Не вызвался в галерею - трус. Просто, прямо, понятно и логично. Твердолобый олень, тьфу, хуже Окделла! Или Арно и вправду переобщался с Ричардом, раз глаза горят жаждой справедливости и геройских поступков?
Так иди, геройствуй, скатертью дорожка. Катершванцы, значит, тебе теперь как братья - после галереи? Ну-ну.

Лишь слегка нахмурив брови, Франсуа отправился в свою комнату. Так как желания общаться сейчас с кем бы то ни было не было вовсе, он предпочел бы повторить географию. А потом... а потом, возможно, он займется тем, что выяснит поподробнее о планах и путях столь внезапно покинувших Лаик священника и кэналлийца. Хотя бы просто для того, чтобы утереть нос Арно. Ну и самому интересно.

Отредактировано Франсуа Рафиано (2013-03-24 04:32:07)

+1

10

* * *
Отец Герман так и не вернулся, хотя с обещанного вечера прошла уже неделя. Вместо него прибыл новый священник, но отец Ионас совершенно не походил на своего утонченного и благородного предшественника, к которому Сэ с первых дней в Лаик проникся уважением.

Встреч и разговоров с кузеном Арно все это время старательно избегал. Нельзя сказать, что время от времени на него не накатывало раскаяние за свою жестокость, но Сэ упрямо напомнил себе, что отца застрелил друг, а здесь не то что друг - брат! - даже не потрудился изобразить участие и поддержку! Подобные размышления возвращали растаявшую было уверенность, и Савиньяк входил в общий зал с гордым и неприступным лицом. Подчеркнутая холодность в обращении уже через пару попыток отбила у Франсуа желание примириться с родичем, и Арно это существенно упрощало жизнь. Он мог молча обедать (да! скучно! но все лучше, чем придумывать оскорбительные выпады и способы оттолкнуть бывшего тебе близким когда-то человека!), равнодушно выбивать у Рафле на паркете шпагу и садиться прямо перед ним за парту, бросая приветственные улыбки то Катершванцам, то Дику...

Так случилось и сегодня. Арно вошел в класс философии и кивнул ставшим друзьями однокорытникам. Как и обычно, ментора он слушал в пол-уха, поэтому когда тот, поймав унара за счетом ворон, велел Савиньяку подняться и ответить на заданный минутой ранее вопрос, максимум что мог сделать Сэ - выполнить первое требование и изобразить задумчивость, словно бы он в недрах памяти пытается найти верный ответ.

+1

11

Дни текли однообразно, но довольно быстро. Арно мириться не хотел, и, увидев его неприступное лицо - возможно, кузен старательно копировал Валентина Придда? - Франсуа первый подходил к Эстебану и его компании. Возможно, стоило брату хотя бы кивнуть в знак привестствия - и примирение стало бы возможным, но упрямое савиньячье вызывающее молчание отбивало у Рафле всякую охоту общаться. Поэтому на свое место - увы, оно оставалось прежним, то есть, рядом с Арно - он отправился довольно неохотно. Но поделать было нечего - начинался урок философии.

Ничего нового и особенного полезного для себя Рафиано не надеялся услышать. Ментор довольно занудно рассказывал о вещах, в общем-то ему известных. Поэтому он невольно вернулся мыслями к вынужденной ссоре с братом. Вынужденной ли?

Савиньяк изображает гордость и непримиримость. Но нужна ли на самом деле эта ссора ему самому? Иногда Франсуа казалось, что брат сам уже не рад и, в общем-то, хотел бы помириться, но все ждет достойного повода. А идеально вежливый Рафиано первый отходил к другим компаниям, отказываясь встречаться взглядом со вспыльчивым родственником. Что ж, возможно, Рафле тоже виноват. Тогда нужно как-то исправлять этот промах.

Даже для такого прямолинейного и прямодушного, со своими понятиями о дружбе, чести и справедливости Арно не могло не быть очевидным, что дружить кузенам в Лаик намного лучше, чем враждовать. Они были здесь почти единственными, разве что за исключением братьев Катершванцев, кто достаточно часто - для детей аристократии - виделся в детстве. Они могли помогать друг другу и выручать, если кому-то случалось попасть в беду. Да даже просто учеба... Со времен ссоры Арно, кажется, совсем перестал учиться. Еще бы. Ведь и раньше об уроках ему напоминал только Франсуа. Остальным новоприобретенным друзьям Арно было как-то не до его успеваемости.

Вот и сейчас. Кажется, кузен не мог вспомнить даже, какой вопрос ментор задал несколькими минутами ранее. Задал достаточно громко, ясно и внятно. Но, похоже, Арно даже не помнил, о чем его спросили. Красота-а. Куда же он скатился...
Франсуа тихо вздохнул. Подсказать правильный ответ - достаточно хороший и весомый повод для примирения.
- "О морали и труде", - вполголоса произнес он, чуть придвинувшись к Арно. - Те заметки Франциска о нравственности - "О морали и труде".

Отредактировано Франсуа Рафиано (2013-03-25 14:29:24)

0

12

То, что Франсуа решил напомнить о своем существовании именно сегодня, именно сейчас, было тем чудом, которое и могло бы спасти Савиньяка. Катершванцы сидели далеко и подсказать товарищу - для них значило орать через полкласса. Дик, тот и вовсе растерянно хлопал глазами. Еще бы! Вряд ли опальному герцогу приходилось читать что-то там о нравственности, написанное узурпатором...

Но нет. Приманиться на чудо, понадеяться на него - глупо! Что с того, что в Эпинэ существует присказка, будто бы Савиньяк с утра - к удаче? Савиньяк должен рассчитывать не на удачу, а на самого себя! На себя - а не на кузена, лжеца и труса!..

Арно свел брови, упрямо сжал губы и продолжил молчать, вынуждая ментора повторить свой вопрос.

0

13

Сложно было поверить, что Арно не услышал подсказку - и тем не менее, судя по всему, дело обстояло именно так. Возможно, он слишком растерялся от неожиданного вопроса? Или просто чересчур старательно вспоминает ответ, не замечая попыток кузена помочь ему?

Франсуа не было видно упрямо сведенных бровей виконта Сэ, зато он прекрасно видел, как все больше хмурится ментор. Ну да, Арно никогда не был на хорошем счету - а теперь и вовсе не может повторить то, что было сказано на этом же уроке десятью минутами ранее. Да если кузен сейчас окончательно доведет ментора, Арамона вышвырнет его в самый конец списка!.. Ну, может, в самый - не посмеет, но на несколько позиций точно снизит. Надо выручать.

Виконт Рафле незаметно придвинулся ближе и повторил, уже чуть громче и рискуя привлечь к себе внимание ментора, что было бы совсем нехорошо - досталось бы обоим. Вот и кто, после этого, спрашивается, трус и предатель?!
- "О мо-ра-ли и тру-де", - как можно раздельнее прошептал он. - Закатные кошки, Арно, ты что, оглох?

Отредактировано Франсуа Рафиано (2013-03-25 10:30:28)

0

14

Очень хотелось развернуться и наорать на кузена. Нет, вот он что, «унар Арно», которого спрашивают?! Или что, «унар Арно» просил «унара Франсуа» высказать свое мнение по вопросу?!..

Сдержался младший Савиньяк из последних сил. Нет, поворачиваться к Рафле сейчас, под требовательным взглядом ментора нельзя. Франсуа, конечно, трус, но разве это повод самому становиться предателем?

Неуместному и обязывающему шепоту за спиной было необходимо положить конец. А сделать это можно было лишь одним способом...

- Я не знаю ответа, - громко и четко выговорил Арно, вытянувшись по струнке и мужественно готовясь принять любой выговор, который ментор сочтет уместным за эту граничащую с наглостью честность.

- Не знаете? - явно из вредность переспросил мужчина за кафедрой.

- Не знаю, - не менее громко и упрямо повторил Сэ, не опуская глаз с собеседника.

- Вот как? Что ж... - тот на мгновение задумался, постучал кончиками пальцев о лежащую перед ним книгу. - Значит, вам не известен трактат Франциска Великого, который в вашем возрасте уже должен был бы знать любой образованный дворянин? Тогда вы, наверняка, не знакомы и с расширенным собранием Speculum majus? Эти два сочинения будут принесены вам в комнату после занятий и к следующей неделе вам надлежит их подробным образом изучить. Вам ясно, унар?

- Да, мэтр... - твердо кивнул юноша.

- Тогда садитесь и больше не хлопайте ушами, - разрешил учитель.

Повторять просьбу Савиньяк философа не заставил; с сомнительным облегчением опустился на место и обмакнул перо в чернильницу. Вряд ли он будет записывать за ментором каждое слово, но изобразить прилежание хотя бы ненадолго стоит. Тогда, возможно, и Франсуа от него, наконец, отстанет? Ну вот что он там снова шепчет?! Ну и что, что идиот?! Зато не трус!

Отредактировано Арно Савиньяк (2013-03-27 04:40:22)

0

15

- Ну почему, почему ты такой идиот! - Франсуа чувствовал, что ярость вот-вот прорвется наружу. Сейчас был один из тех редких случаев, когда спокойствие и невозмутимость Рафиано слетали с него, позволяя обычной мальчишеской вспыльчивости вырваться наружу. Так-то ты относишься к помощи, добровольной и совершенно бескорыстной, кузен? - Вот и читай теперь эту нудятину в одиночестве.

Он еле дождался конца лекции. Как только ментор объявил, что унары свободны, Франсуа поднялся - уже не порывисто, к тому времени он успел взять себя в руки - и повернулся к брату.

- Вот, значит, как ты относишься к предложению помощи, когда она тебе необходима? - он холодно прищурился. - Кто бы я ни был, я твой кузен, мне сложно поверить, что ты страстно желал уединиться с томом Франциска в комнате, как мне сложно и поверить, что ты не слышал подсказки. Что ж... Раз Вы брезгуете принимать помощь от труса, виконт Сэ, - он намеренно обратился к брату по титулу, - пожалуй, не смею больше утруждать Вас навязчивыми попытками восстановить хорошие отношения.

Вряд ли виконт Рафле сейчас задумывался о том, что еще большая ссора с Савиньяком ему не нужна. Вряд ли он сейчас вообще задумывался о будущем и загадывал наперед. Он позволил себе ни о чем не задумываться и хоть раз выплеснуть то, что думал.

Он повернулся и зашагал прочь из кабинета филососфии. Кажется, сейчас опять фехтование? Отлично. Франсуа попробует найти себе нового партнера по фехтованию, кстати, его неплохо мог бы потренировать Эстебан Колиньяр. Ну а если нового не найдется - сегодня виконт Рафле не ударит в грязь лицом перед заносчивым оленем. Франсуа несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, чувствуя, что постепенно успокаивается.

+1

16

Пламенную речь кузена Сэ выслушал с широко распахнутыми от удивления глазами. Нет, в пламенности Рафле Сэ не сомневался - эти трогательные, трепетные нотки, звучавшие в исполнении Франсуа и раньше, когда родственнику было необходимо кого-либо в чем-то убедить, Арно уже слышал не раз. Только вот обычно... обычно кузен всегда так тщательно выбирает слова... так...

Что было не так в этот раз, Арно сообразить не мог. Только услышав, что кузен обратился к нему по титулу, юноша не удержался и бросил взгляд по сторонам, выдыхая предупреждающе:

- Тише!..

Но Франсуа уже развернулся и выскочил из кабинета, оставив Савиньяка в одиночестве. Взгляд, брошенный напоследок Рафле, его слова наполняли оленью душу смущением, и Арно провел несколько минут в нерешительности, прежде, чем тоже покинуть класс. Еще полчаса назад Сэ не сомневался в том, что именно так стоит держать себя с трусом, но... но... сейчас былую уверенность, как ветром, сдуло.

Заходя в класс фехтования, Арно уже было решил, что стоит быть с Франсуа помягче. Можно даже встать в одну пару, обменяться парой фраз... Все-таки Рафле прав, они родственники, а родственников не выбирают. Матушка точно расстроится, узнай о ссоре между кузенами, а до первого выходного меньше двух недель!..

Но. Разумеется, без "но" здесь не обошлось, потому что, войдя в класс, Савиньяк увидел Рафле, мило беседующим о чем-то с Эстебаном. Эстебан не был худшим в выпуске, его приспешники вызывали у Арно куда меньше симпатии. И тем не менее виконт был весьма изумлен - чтобы не сказать оскорблен! - тем, что именно сейчас, после всего, Франсуа сунулся к этому заносчивому петуху!

Посыпая пеплом все свои благие намерения, Арно прошествовал мимо с гордым видом, впрочем, удержаться и не бросить на кузена красноречивый обиженный взгляд юноша не смог. Вместо Франсуа, виконт предложил пофехтовать в паре Окделлу, а, получив согласие, задумался вот о чем.

Ну этого Франсуа, если он предпочитает фехтовать с... этим! Вот пропустит укол - и поделом ему! А о нашей ссоре дома можно просто не говорить! И кроме этого найдется столько тем!..

* * *

Отредактировано Арно Савиньяк (2013-03-28 03:06:41)

0

17

* * *

Шли дни. Фехтование, учеба, снова фехтование. Кисть уже болела, почти постоянно, Эстебан гонял его нещадно. Когда гонял. Колиньяру не очень было интересно фехтовать с Рафиано, не самым лучшим, мягко говоря, среди унаров. Чаще он предпочитал кого-нибудь посильнее. Однако, когда удавалось, Франсуа старался на тренировке вставать в пару с ним. Или с кем-нибудь из его окружения. Или с кем-нибудь из южан...

Потому что фехтовать с Арно не хотелось. Не хотелось вообще о нем думать, но в памяти невольно раз за разом всплывал тот злосчастный урок философии. Франсуа решил оставить все как есть, и будь что будет. Однако он совершенно не учел того, что сегодня был первый выходной - законный унарский выходной, когда наследникам разрешалось навестить свои семьи. Разумеется, и он, и Арно отправятся в Олларию. И, кажется, старшим очень не понравилась бы ссора виконта Сэ и виконта Рафле.

Отношения отношениями, но хотя бы со внешней стороной дела надо было что-то решать. Франсуа размышлял об этом всю тренировку, и когда шпага в очередной раз оказалась на полу, а запястье засаднило совсем уж невыносимо, он поблагодарил Эстебана и отправился к себе.

Уже через полчаса короткая и лаконичная записка для Арно аккуратно лежала на постели в комнате кузена. Хорошо все же, что у унаров нет возможности запирать свои комнаты. Передавать приглашение через чужие руки, а тем более, вручать его лично Франсуа совершенно не хотелось.

"Кузен.
Думаю, ты прекрасно помнишь, что сегодня наш первый законный выходной и нам предстоит отправиться в столицу, где нас, несомненно, ожидают наши семьи. Не считаешь ли ты, что будет разумным отправиться вместе?
Франсуа."

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Оллария » Самый сложный урок [6 З.В. - 1 В.С. 398 КС; доступ свободный]