Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Оллария » Засвидетельствовать почтение [15 В.С. 398 КС; свободный]


Засвидетельствовать почтение [15 В.С. 398 КС; свободный]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название: "Засвидетельствовать почтение".
Краткое описание: Валентин Придд приветствует брата Цезия в Олларии от имени своего эра.
Место: гостиница "Под рукой Создателя".
Время: утро 15 Весенних Скал, 398 К.С.
Участники: Брат Цезий, Валентин Придд.
Доступ на чтение: свободный.

0

2

Весеннее утро в Олларии вовсе не дышало свежестью, как мог бы написать в своей трагедии Дидерих. В городе мешались запахи прошедшего ночью дождя, дыма от очагов и каминов, ароматы свежего хлеба и не менее свежей крови. Что поделать, поутру кого-то зарезали в переулке. Жизнь. 
Валентин, не особенно торопясь, шел по улице и вспоминал разговор со своим эром. Ги Ариго изволил приказать оруженосцу встретить эсператистского епископа, приехавшего в Олларию, и аккуратно выяснить у того цели приезда и чаяния самого епископа. Отказаться Валентин не имел права, да и ему самому было любопытно.
Гостиницу он нашел быстро, с этим проблем не было. Он открыл чуть скрипнувшую дверь и прищурился. В помещении было не очень светло, особенно после залитой весенним солнцем улицы. Валентин остановил слугу, идущего наверх со стопкой полотенец.
- Любезный, здесь остановился монах из Агариса. Передайте, что к нему пришли, - подкрепив просьбу монеткой, Валентин заказал вина и стал ждать явления неведомого пока что монаха.

0

3

Цезий в этот утренний час был уже на ногах, потому как привычка вставать до рассвета за годы стала неотъемлемой частью его  жизни. Вот только вынужденное безделье, пускай и временное, как-то выпадало из привычной картины мира и несколько портило настроение, чего уж греха таить. Впрочем, по бесстрастной физиономии епископа вообще вряд ли можно было что-то сказать о его внутренних переживаниях, мыслях, чувствах и так далее. Это тоже была - привычка. Его щит, его маска.
Когда в дверь постучали, Цезий как раз раздумывал, не переодеться ли в цивильное и не предпринять ли утренний моцион. Всё-таки, Оллария, как ни крути, была его родиной. Да и разведка не помешает: чем живёт нынче столица, чем дышит... Стук, однако, прервал его размышления. Пришлось идти, отпирать дверь и выслушивать учтивые речи слуги. Дескать, там, внизу, какой-то очень важный господин до зарезу хочет видеть преосвященную особу... Цезий выразительно приподнял бровь, что вполне могло означать удивление, но вестника всё-таки отблагодарил - и на словах, и монетой.
Пригладив перед зеркалом волосы и поправив нагрудный знак, монах спустился вниз, в обеденный зал. Спустился не слишком быстро, нарочно задержался у себя на несколько минут, - пусть не думает неведомый гость, какой бы высокопоставленной особой он ни был, что представитель духовенства немедленно понесётся на зов, как собачка.
"Очень важный господин" оказался, как выяснилось, мальчишкой. Но, если Цезий хоть что-нибудь понимал, одет этот мальчишка был в цвета дома Ариго, а это кое-что да значило.
- Мир Вам, юноша, - приблизившись к столу, еписком заговорил первым, и только потом сообразил, что здесь, в стенах трактира, подобное приветствие звучит как-то неуместно. - Если я не ошибаюсь, это Вы хотели меня видеть?

0

4

Валентин вовсе не ждал, что епископ эсператистского ордена спустится по первому его зову. Так что, чтобы убить время, он  заказал себе белого вина из Торки и стал ждать. Это было даже хорошо, что священник не спустился сразу. Можно подумать, прикинуть что и как  говорить, пусть наметками, примерно, но начинать разговор, совершенно не зная о чем говорить и не имея в запасе пары-тройки крючков, - попросту глупо. Вот Валентин и выбирал самые интересные.
Впрочем, раздумывать долго не пришлось. Валентин только-только успел выпить вино, как сначала услышал негромкий, хорошо поставленный голос, а потом увидел и самого епископа. Мужчина выглядел весьма... внушительно, и явно недоумевал, с чего это его вызвал для разговора юноша.
Тяжело работать шпионом... Но приходится.
Валентин поднялся навстречу епископу, склоняя голову в приветствии. Разумеется, сейчас, прилюдно, просить о благословении как-то неуместно, но позже, если они останутся наедине, - вполне можно. Заодно можно будет развить тему и рассказать о том, что Люди Чести тайно остаются в лоне эсператистской церкви, хоть явно и справляют олларианские обряды. Очень даже красиво получится. Разумеется если ему поверят.
- Да, Ваше Преосвященство, - Валентин говорил негромко, так, чтобы услышать его мог только епископ. - Меня зовут Валентин Придд, и  мой эр, Ги Ариго, послал меня засвидетельствовать почтение и предложить воспользоваться его гостеприимством. Разумеется, если вы сочтете возможным. Если же вам необходима помощь, то я к вашим услугам.

0

5

Цезий, не дожидаясь приглашения, опустился на свободный стул и извлёк из кармана чётки. Лунный камень тускло блеснул на свету и привычно лёг в ладонь - прохладный, гладкий. Это умиротворяло и настраивало на вдумчивую беседу.
Мужчина внимательно выслушал своего гостя, не перебив ни словом, хотя, по правде сказать, чем дальше - тем непонятнее становилось. А вот предложение воспользоваться чьим-либо гостеприимством, да ещё в чужом, фактически, городе... Впрочем, будь они оба в Агарисе, Цезий всё равно не изменил бы своего мнения: здесь явно какой-то подвох.
Оллария - не эсператистский город, однако, юноша не ошибся, назвав мой сан... Но это, Леворукий побери, абсолютно ничего не значит. Вернее, это может значить только одно: ему, или его эру, что более вероятно, что-то от меня нужно. Или не от меня, а вообще... Не верю я в быстрое и безболезненное примирение двух конфессий, тем более, что такое положение вещей устроит явно не всех...
Решив пока не вдаваться в политические подробности, монах улыбнулся собеседнику кротко и приветливо.
- Благодарю за предложение, однако я, да и спутники мои, уже успели привыкнуть к здешним стенам. Посему - не сочтите мой отказ за обиду. Как говорится, лучшее - враг хорошего, а моё положение обязывает к аскезе... Так что давайте по возможности перейдём сразу к делу. Видите ли, у меня есть все основания полагать, что если Вашего эра чем-то заинтересовала моя скромная персона... - он оборвал свою речь на полуслове и выразительно посмотрел на Валентина. Потом снова улыбнулся, будто спохватившись: - Простите мне мою невежливость, - мне следовало представиться раньше... Епископ Цезий из Ордена Справедливости к Вашим услугам.

0

6

Это становилось.... интересным. Кружение вокруг темы, с обходом острых углов....  интриговало до невозможности. И Валентин понял, что  если он сам ведет себя так же, как епископ Цезий, то не стоит удивляться тому, что его сравнивают с гербовым животным. Валентин выслушал вежливый отказ церковника и мысленно затосковал. Все же, куда как легче было бы, если бы епископ выразил согласие на то, чтобы  остановиться в доме его эра. Тогда Ги Ариго мог бы сам, в свое удовольствие, распрашивать епископа и его свиту, а он, Валентин, был бы освобожден от этого.
- Я обязательно передам ваши слова об аскезе моему эру, Ваше Преосвященство. Думаю, он не примет это за обиду. А дело... Боюсь, о нем немного неудобно говорить здесь. У некоторых людей обнаруживаются излишне длинные языки. Возможно, удобней будет говорить   где-то в другом месте. Может быть в парке?

0

7

Что и говорить, Цезию не очень нравилось подобное развитие событий. Незапланированная интрига, конечно, может принести определённую выгоду, однако чем больше этих самых интриг, тем сложнее сохранить образ благопристойного монаха. Образ, который крайне важен для выполнения миссии, возложенной на него церковной верхушкой Агариса...
- Что ж, прогуляемся, раз такое дело. - Цезий поднялся из-за стола и оправил складки сутаны. - Погода, кажется, вполне... благоприятствует.

0

8

Епископ на удивление быстро согласился на предложение прогуляться до ближайшего парка.  Валентин не то, чтобы насторожился от подобной покладистости, но все же отметил, что безоглядно доверять монаху   не стоит. И спиной лучше не поворачиваться. На всякий случай.  Кто знает, на какую нить нанизаны зерна четок? По крайней мере, выглядел епископ Цезий не самым слабым мужчиной.
- Да, погода... на редкость благополучна, Ваше Преосвященство.  - Валентин встал следом за священником и первым вышел из трактира, предлагая епископу  идти следом. В конце концов, агариссец мог и не знать дороги в тот парк, куда его звал Валентин.
А в парке было на редкость хорошо, для  утра, вот только Валентин пока не знал, как подступиться с распросами к епископу, чтобы и не вызвать особых подозрений, и  узнать то, что, собственно, было необходимо.
- Могу ли я поинтересоваться, Ваше Преосвященство, чем вызван ваш визит в Талиг?

0

9

Что же касается Цезия, то он не опасался, что его прикончат в парке среди бела дня. То есть, теоретически, в жизни всегда есть место неприятным сюрпризам, но переоценивать возможную опасность - так же глупо, как и недооценивать.
День выдался действительно замечательный, так что придаваться тревожным размышлениям епископу быстро надоело.
Что ж, посмотрим, юноша, чем вы собираетесь меня удивить.
Цезий перебирал чётки и выглядел отстранённым и даже слегка рассеянным. Со стороны могло сложиться впечатление, что  он не слишком внимательно слушает собеседника.
- Цель моего визита скромна и, пожалуй, не слишком интересна для мирского человека. - отозвался он, чуть помедлив. - Есть несколько сугубо церковных вопросов, которые я уполномочен прояснить, встретившись с кардиналом Сильвестром. Вот и всё, пожалуй... Позвольте, однако, полюбопытствовать: то дело, о котором пойдёт наш с вами разовор, как-то связано с моей миссией?

0

10

Валентин следовал  за епископом, ведя того к наиболее  уединенному уголку парка. Все же, разговаривать с иерархом церкви следовало без лишних глаз и ушей.  К счастью аллея расширилась настолько, что можно было идти бок о бок, и Валентин легко догнал епископа Цезия.
- Отчасти да, Ваше Преосвященство.  Впрочем, скорее оно связано именно с вашим визитом в Олларию. Видите ли, Люди Чести, к которым имею честь принадлежать и я, и мой эр, тайно исповедуют эсператизм. И поэтому многие из них были бы счастливы не только предложить вам свои услуги, но и встретиться с вами.
Валентин замолчал, давая возможность епископу обдумать услышанное.

0

11

- Тайно? - Цезий недовольно прищурился и проницательно уставился на спутника. - То есть, вы хотите сказать, что эсператистов в Олларии так или иначе притесняют?.. Интересно. У меня были... несколько иные сведения.
Да, не всё так гладко оказалось... Следовало предвидеть, что без подводных камней не обойдётся, - слишком уж легко поручили ему эту миссию. Слишком единогласно.
Что ж, в таком случае, стоит воспользоваться шансом. Какая-никакая поддержка со стороны Людей Чести - это весьма неплохо.
- Я с радостью приму ваше предложение, но с тем лишь условием, что мне... всем нам гарантируют  конфиденцильность. Не хотелось бы, чтобы мои благие намерения косвенно послужили во вред тем, кто исповедует истинную веру.
Пальцы епископа нервно сжались. Всё-таки, он был порядочно зол на самого себя. Сначала недооценил положение вещей, теперь... не случилось бы обратного. Слишком  многое поставлено на кон.

0

12

- Я не говорил бы так... громко. Не притесняют, скорее официальной религией все же считается олларианство. К тому же, нельзя исключать и то, что вас могли обмануть, Ваше Преосвященство. Или же обмануть тех, кого вы слушали.
ВАлентин какое-то время молчал,  шагая по аллее рядом с епископом. Молчал и размышлял. Мысли, правда были как одна вовсе не о  задании эра, а  о  семье. В последнее время Валентин слишком часто думал о родных, хотя и упорно то скрывал от всех.
- О,  разумеется. Все будет строго конфиденциально, мой эр прекрасно понимает ваши желания и  он просил передать, что никто ни о чем не узнает.
Валентин позволил себе улыбнуться, разбавляя серьезность слов, и надесь таким образом выказать доброжелательность.

0

13

Обмануть? Вот это вряд ли. Грубый обман в высших слоях духовенства как-то не практиковался.
А вот намеренно кинуть меня на растерзание неизвестности и толпам олларианских религиозных фанатиков, буде такие сыщутся...
Это да. Это - вполне возможно. Чтобы подло, но вместе с тем - довольно красиво избавиться от неугодного конкурента, а после извлечь из всего случившегося максимальную для себя выгоду. Цезия, в случае его гибели "за
истинную веру", возможно, объявили бы даже очередным символом оной...
Вообразив себе такой исход дела, епископ едва сдержал ядовитый смешок.
"Святой Цезий", с ума сойти! И толпы хорошеньких прихожанок, орошающих слезами прах новопреставленного великомученника...
Целых две секунды потребовалось монаху, чтобы вернуть своей физиономии благопристойно-просветлённое выражение и
окончательно совладать с эмоциями.
- Благослови Вас Создатель, юноша. - в голосе Цезия слышалось искреннее облегчение. - Я буду денно и нощно
благодарить Его за нашу встречу.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Оллария » Засвидетельствовать почтение [15 В.С. 398 КС; свободный]