Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Королевский дворец в Олларии » Тревоги и утешение [11 В.С. 398 КС; только участники]


Тревоги и утешение [11 В.С. 398 КС; только участники]

Сообщений 31 страница 48 из 48

31

— Вы наглец, герцог, — Катарина вздернула подбородок. — Но у вас есть одно преимущество...

0

32

Какое же? – решив подыграть королеве, спросил Рокэ.

0

33

— Отвратительная привычка говорить правду, — фыркнула Катарина. — Что, впрочем, все-таки лучше, чем ворох лести.

0

34

Я бы сказал, это не привычка, а привилегия, – проговорил Рокэ. – Если можешь позволить себе говорить правду, глупо иногда не пользоваться этим. Вы, полагаю, предпочтете, чтобы графа Штанцлера не тревожили до бала в честь вашего дня рождения?

0

35

— Мне кажется, что если будет известно, чего хочет господин кансилльер, это может пригодиться, — Катарина говорила осторожно, словно ступая на зыбкую почву. — И не хотелось бы спугнуть его раньше времени.

Королева вздохнула. Иногда тяжело сбрасывать маску, которая за столько лет стала уже твоей частью...

0

36

Рокэ спокойно взглянул на собеседницу, замечая некоторые признаки облегчения на ее лице.

Право же, вам не стоит опасаться, что если я решу действовать, я *спугну* кансилльера, – небрежно заметил он. – Другое дело, что вам, возможно, хотелось бы узнать, какие именно козыри у милейшего графа в рукаве. Это было бы объяснимо и даже понятно... но было бы, боюсь, слабостью.

0

37

— Я не хочу знать, что скрывает Штанцлер обо мне, — отрезала Катарина. — Даже если это правда...

0

38

Похвально. – Алва спокойно кивнул, давая понять, что и не ждал другого от королевы. – Тогда что же вам угодно узнать?

0

39

— Зачем я была нужна Штанцлеру. Чего он вообще хочет? Занять исключительное положение? Что?.. — Катарина замолчала.  Один удар сердца, второй, третий. — Мы с братьями похожи между собой, и совсем непохожи ни на Пьера-Луи Ариго, ни на Жермона Тизо. Если всплывет одно, то следом потянется и второе. Ги сделает все, только бы не потерять свое положение и титул.

Королева замолчала.

«Создатель! Что я делаю! Я только что хотела предложить этому человеку натравить моих собственных братьев на Штанцлера!»

0

40

На лице королевы почти отражалось смятение, судя по всему – не наигранное, впрочем, в таком положении не удивительно.

Ах, вот вы о чем? – Алва вяло улыбнулся. – Что же, будь я достойным соперником графу Штанцлеру, я бы не замедлил  воспользоваться этими ценными сведениями в отношении ваших братьев, но я пользуюсь другим оружием.

0

41

— Убейте Штанцлера, Рокэ, — Катарина устало откинулась на подушки. — Неважно, что он знает или не знает, но мне надоело жить в этом страхе и омерзении. Сейчас или потом, главное, чтобы не слишком поздно.

Схлынувшее напряжение оставило после себя чудовищную усталость и холод. Она поежилась, мечтая о теплом одеяле.

0

42

Ваше Величество вряд ли желает, чтобы кто-либо когда-нибудь мог сказать, что вы причастны к смерти графа. Поэтому будем считать, что я не слышал этих слов.

Алва встал, откинув покрывало, и направился к кушетке у стены, где лежала его одежда. Ее Величество пыталась милоство разрешать там, где впору было просить. Ну и кошки с ней. Штанцлер давно стоял ему поперек горла, а Катарина была хоть и лицемерной, но союзницей. И потом... разве не изящнее убить мерзавца не потому, что давно пора, а в угоду даме?

0

43

— Здесь нет никого, кроме нас. Если кто и выдаст меня, так это вы, — Катарина помолчала. — А вы все равно будете знать, что я об этом просила. В конце концов, если бы мне не требовалась помощь, я бы не стала рассказывать обо всем... этом, — королева раздраженно дернула ни в чем не повинные кружева.

0

44

Рокэ, уже натянувший рубашку и сейчас по-военному споро заправлявший штаны в сапоги, выглянул из-за ширмы, которую кто-то деликатный недавно поставил возле облюбованной им кушетки.

Вам право не стоит беспокоиться, – произнес он. – Скорее, я признателен вам за предоставленный повод. В своих собственных глазах, пожалуй, тоже.

0

45

Королева невольно улыбнулась.

— Рокэ...

0

46

Да, сударыня?

Герцог Алва схватил с кушетки камзол и перевязь сo шпагой, пересек комнату и наклонился, чтобы на прощание поцеловать королеву. Куда именно целовать, вызвало недолгие раздумья, но учитывая сегодняшний разговор, он решил, что чрезмерная куртуазность будет не к месту между союзниками, и быстро склонившись, коснулся губами выреза чуть пониже плеча.

0

47

— Спасибо, — Катарина пальчиками коснулась щеки маршала.

0

48

Рокэ светски улыбнулся. В глубине души он предпочел привычно списать проявление чувств на игру опытного политика в лице королевы.

Рад быть вам полезен, – произнес он, отступив на шаг.

Надеть камзол и застегнуть пряжки на перевязи было делом нескольких мнговений. Подчеркнуто любезно поклонившись все еще лежавшей на постели Катарине, он добавил:

Благодарить меня пока не за что, но я надеюсь вскоре дать вам повод... хотя и тогда не настаиваю на благодарности. Но непременно навещу вас, чтобы справиться, прошли ли головные боли.

Он красноречиво окинул взглядом прелестно разворошенную постель и повернулся к дверям.

Отредактировано Рокэ Алва (2013-01-10 01:45:57)

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Королевский дворец в Олларии » Тревоги и утешение [11 В.С. 398 КС; только участники]