Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Дриксен » В новом качестве [19 З.С. 398 КС; свободный]


В новом качестве [19 З.С. 398 КС; свободный]

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

Готфрид задумчиво разглядывал секретаря. Обыкновенная история обыкновенного человека. Вот только... вот только Йонг уже не был обыкновенным. У кесаря имелась одна слабость, которую он признавал, но предпочитал скрывать: он любил нравиться своим людям. Тем, которые непосредственно  окружали его, входя в его повседневную жизнь. Придворных - бессчетное число, но некий круг особо приближенных становился действительно ближе, Готфрид даже  сказал бы роднее, если бы решил позволить  себе скатиться  до сентиментальности. Некоторые оказывались в этом кругу по праву рождения, некоторые благодаря личному расположению кесаря.  Йонг же принадлежал к третей группе, тех, кто незаметно входит и тихо занимает места. Не все задерживаются надолго, но Йонг был из тех, что задержался. И видеть теперь как этот человек так запросто предает тебя, меняет на более выгодное вложение в будущее было... досадно. Разумеется, правитель не должен идти на поводу у подобных эмоций, он вообще не должен их иметь, но кесарь полагал, что при своих заслугах он может позволить себе слабости. И теперь он просто сказал:

- Мне неприятно, барон, что вы так легко меняете службу при моей особе за место в Тайной Канцелярии. Более того, я удивлен, что вы выбираете такую стезю - я не замечал в вас склонности ни к жестокости, ни к насилию, ни к желанию самоутвердиться за счет других людей. Вы не оставляете службу Дриксен, но выбираете неожиданный для меня способ. Я не прав и вы действительно чувствуете в себе такие склонности?

Подняв бокал Готфрид неожиданно для себя не просто пригубил божественное вино, а залпом ополовинил бокал.

+1

32

- Я не прав и вы действительно чувствуете в себе такие склонности?

Это было выходом. Это действительно было выходом. Интрига с Тайной канцелярией не удалась: Рейнгард оказался слишком крепким орешком, или Йонг чересчур неумелым. Было ясно, что к информации Александра никто не допустит, наоборот - целью было - отрезать его от информации.

Александр бросил быстрый взгляд на Его Величество. Тот говорил эмоционально, он и впрямь был пусть немного, но уязвлен. И ответом - достойным и правильным - могло стать сказанное в унисон.

- Ваше Величество, - голос Александра на миг прервался - и впрямь от волнения, от того сколько поставлено на карту. - Признаюсь, я был бы счастлив не слышать ничего о Тайной канцелярии. Я дал согласие, потому что был уверен - вы не простите меня, а Тайная канцелярия не оставит. Я ошибался в вас, Ваше Величество, - голос дрожал уже явственно, и глаза стали влажными - горячая капля скатилась с ресниц на щеку. - Это... это недостойно, неправильно, стыдно. Я не думал... я усомнился в вашем великодушии, я даже не предполагал, - он на миг закрыл лицо руками, тяжело и рвано дыша. А через несколько мгновений сполз на пол, опустился на колени на расстоянии вытянутой руки от кесаря. Проговорил глухо, но ясно. - Ваше Величество, позвольте мне остаться подле вас! Не... не отдавайте меня. На любой должности, в любом качестве. Да, я запутался, но позвольте искупить ошибки. Молю вас, Ваше Величество.

Он справлялся с и впрямь душившими слезами. А еще, стоя  перед кесарем на коленях и умоляя, понимал одно. Происходящее было не только игрой. Йонг до паники, до холодящего ужаса боялся тайной канцелярии, двери которой должны были захлопнуться за спиной, кажется, навсегда. Он держался слишком долго, но у каждого человека есть предел возможностей. Интриговать, юлить, предлагать себя, идти в неизвестность, возможно, к смерти, к пыткам. Это было слабостью, но Александр не хотел ни смерти, ни боли. И впрямь видел спасение в сидящем напротив немолодом и усталом человеке. Человеке, которого даже в эту минуту предавал.

0

33

В этот момент вошел один из младших секретарей. Если вид стоящего на коленях Йонга и удивил его, он постарался ничем не выдать свою реакцию.

— Ваше Величество, — он поклонился. — Барон Рейнгард просит о срочной аудиенции.

0

34

Готфрид хотел верить в то, что слышал. За долгую политическую жизнь он устал разочаровываться в людях. Устал при общении с ними видеть в глазах исключительно расчет: жажду денег, титулов, власти, реализации своих амбиций... Это правило работало практически всегда, за очень редким исключением. Слава Создателю, последние годы рядом с ним была Марго. Ее любовь во многом была той опорой, о необходимости которой он изначально не знал, но которой с такой радостью воспользовался, стоило ей появиться. Да, Марго порядком укрепила его пошатнувшуюся было веру в человечество. Но! Иногда этого было мало. Иногда хотелось, чтобы не только своя семья, жена, сын, но и люди вне нее, люди, на службу которым была, в конечном итоге, положена его жизнь, иногда демонстрировали свои искренние чувства. И не только негативные - их силу Готфрид оценил во время нескольких покушений на свою жизнь и на следовавших за ними долгими процессами. Иногда хотелось позитивных эмоций, направленных на себя. Искренних. Пылких. Непозволительная роскошь, разумеется, но Готфрид, в конце концов, был известен своими экстравагантными желаниями.

Коленопреклоненный Йонг плакал. Конечно, и он преследовал собственные цели, но его чувства были искренними, а его отчаяние неподдельным. И в своей искренности и в своем отчаянии апеллировал он к милосердию Готфрида.

Можно было раздавить. Но зачем? У кесаря было слишком много поводов в жизни для оправданной жестокости, так зачем применять ее в случаях не столь радикальных? Кем кем, а сторонником беспричинных репрессий Готфрид не был. Да, Йонг был виноват, но это походило на оплошность, цепь неудачных для Йонга событий, началом для которой послужила неосторожная связь с послом Талига.

- Александр... - голос кесаря звучал мягче, чем обычно. В этот момент в дверь постучались, дабы доложить о приходе Рейнгарда. Неудачно. Но сколько таких неудач было на памяти Готфрида? Главное, было быстро среагирировать и обратить новый поворот событий в свою пользу. В конце концов, без неожиданностей жизнь была бы пресной.

- Барон, - в присутствии младшего секретаря голос кесаря звучал иначе, отрывисто, по деловому. - Нам придется прерваться. Будьте любезны подождать конца нашей беседы с господином Рейнгардом в моей личной гостиной. Отвернитесь, господа!

Открыть Йонгу свои секретные апартаменты означало особое доверие. Возможно, Александр его оценит. Во всяком случае, кесарь думал об этом, нащупывая тайную пружину в стене.

Дождавшись, пока Йонг исчезнет за за потайной дверью в стене и убедившись, что она плотно прикрыта, Готфрид кивнул ожидавшему распоряжений юноше:

- Просите.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-11-21 00:04:25)

0

35

— Добрый вечер, Ваше Величество, — Рейнгард коротко поклонился. — Прошу прощения, что вынужден побеспокоить вас в это время. В ночь со вчера на сегодня я вынужден был задержать вице-адмирала Бермессера, направлявшегося в столицу. Около часа назад адмирала и сопровождающих его лиц доставили в Эйнрехт.

Сам он вернулся еще утром, предпочтя ночную дорогу ночевке в придорожной гостинице. Следовало дождаться еще пары донесений, обдумать разговор с Бермессером. Потом был Йонг, и его визит тоже не давал покоя Дитриху, впрочем об этом потом. Сначала Бермессер и события в Устричном море.

Он привычно осмотрел кабинет. Вино и два бокала. У кесаря был посетитель, но вышел он не через приемную перед кабинетом, а через личную гостиную. Или все еще там. Плохо, разговор не предназначается для чужих ушей...

Отредактировано Дитрих Рейнгард (2012-11-20 21:01:51)

0

36

Все произошло почти моментально. Скрипнула дверь, вошел слуга, доложить о визите Рейнгарда.  Александр рывком поднялся с колен.  Задняя стена отодвинулась, открывая вход в соединенную с кабинетом комнату, Александр проскользнул внутрь, и стена с легким щелчком  вернулась на  место. О наличии тайного хода напоминали едва заметные, скрытые драпировкой обоев щели.

Рейнгард...
Александр припал ухом к импровизированной двери, но слышно не было ничего - ни шагов, ни движения. Скрытая в недрах кабинета комната была устроена так, что ни отсюда в кабинет, ни снаружи не доносилось даже звука.

Только убедившись в этом, Йонг огляделся. Обычный будуар - кушетка, пара кресел, буфет с напитками. На столике открытая книжка и в глубине - в нише - шкафы с другими книгами, дверь, должно быть, в туалетную и гардеробную. Александр знал о наличии этих, соединенных с кабинетом кесаря покоях, но никогда не был здесь. Его Величество поддерживал разговоры о своей небывалой, несмотря на возраст, работоспособности - иногда он не выходил из кабинета с утра до вечера. Никто посторонний, включая родственников, не должен был догадываться, что кесарь желает иметь возможность прикорнуть среди дня.

Отредактировано Александр Йонг (2012-11-21 22:47:30)

0

37

- Добрый вечер, барон! Полагаю, новости действительно срочные.

Сомневаться в целесообразности действий Рейнгарда, как правило, повода не было, но выбросить образ Йонга из головы в мгновение ока не получалось. Как и легкую досаду за прерванный разговор.

-  Я весь внимание. Рассказывайте подробно, не опуская деталей. Арест вице-адмирала событие из ряда вон выходящее, обстоятельства к нему приведшие, полагаю, тоже.

К Бермессеру кесарь теплых чувств не питал, с той самой первой встречи, когда граф пришел представляться в новом качестве вице-адмирала. Но разобраться в деле следовало со всем тщанием, невзирая на личные эмоции.

0

38

— Вчера утром прибыл один из наших людей из Метхенберга. В порт вернулись три корабля из тех, что были отправлены сопровождением делегации легата Эсперадора. Ни флагман, ни адмирал цур зее не вернулись. Вице-адмирал Бермессер запретил командам покидать корабли и тайно выехал в столицу, взяв только несколько доверенных людей. Наш агент сумел узнать, что во время возвращения в Дриксен корабли сопровождения попали в сильный шторм, который отнес их достаточно близко к талигскому берегу, где они столкнулись с эскадрой вице-адмирала Ротгера Вальдеса, если судить по вывешенному брейд-вымпелу и флагману «Астера», который знают многие наши моряки. Талигцами был дан приказ лечь в дрейф. Во время сближения кораблей с «Глаубштерн» был дан залп одной из палуб.

Рейнгард замолчал, давай возможность кесарю осмыслить услышанное.

0

39

- Что с Кальдмеером? - жесткий отрывистый вопрос сводил все к сути происходящего.

- Он жив?

Второй вопрос был лишним, поскольку приоткрывал личные чувства правителя к своему ставленнику. Насколько Готфрид не верил в Бермессера, настолько он верил в своего командующего флотом. Верил настолько, что поднял из низов и доверил ему командование славой Дриксен - ее кораблями.

Критиков нашлось немало, причем даже среди тех, кто признавал таланты Кальдмеера. "По крайней мере", - шептались они, - "можно было бы уважить традиции и во главе поставить человека с родовым титулом, в то время как Кальдмеер был бы прекрасной правой рукой".

Мечта Бермессера, не иначе. Который столь возжелал должности адмирала цур зее, что отважился на опрометчивые поступки?

0

40

Визит Рейнгарда был более чем некстати. Если всесильный заместитель главы тайной канцелярии заговорит о нем - Йонге, а Его Величество скажет о только что имевшем место разговоре, придется уповать только на милость кесаря. Или на судьбу.
Впрочем, изменить что либо возможности не было, как и бежать, и подслушать.
Александр сел, вернее, упал в одно из глубоких кресел, с наслаждением устраивая нывшую спину.  Голова, кажется, сама откинулась на удобный изгиб кресельной спинки. Какой длинный сегодня день. Невероятно, немыслимо длинный...

Через минуту секретарь Его Величества кесаря Готфрида крепко спал.

Отредактировано Александр Йонг (2012-11-22 20:18:24)

0

41

— Неизвестно, — Рейнгард положил на стол два донесения — от человека Тайной канцелярии в Метхенберге и свой собственный отчет о разговоре с Бермессером, чтобы кесарь мог сам еще раз ознакомиться с тем, о чем ему сейчас расскажет вкратце сам Дитрих. — В Метхенберг ушел приказ о наблюдении за кораблями и их командами. По утверждению вице-адмирала, он не отдавал приказ о залпе. Бермессер привез с собой молодого артеллириста, который, по его словам, отдал ложный приказ. Ночью юноша находился в бессознательном состоянии, так как после наказания плетьми раны не обработали должным образом и у него началась лихорадка. Сейчас он находится на попечении одного из наших лекарей и является единственным свидетелем. Человек, отдавший ему приказ, остался на «Глаубштерн». За ним будут следить в первую очередь.

Рейнгард снова замолчал на какое-то время, а затем продолжил:

— Если опираться на слова вице-адмирала Бермессера, то все происходило следующим образом: был отдан приказ лечь в дрейф, потом произошел залп орудиями средней палубы. Талигские корабли немедленно ответили, и завязался бой. Всем было приказано уходить, трем кораблям  это удалось сделать. Приказ о залпе премьер-лейтенанту средней палубы передал артиллерист Вайс, которому велено было это сделать капитаном-лейтенантом Риндвихцойгом. После боя премьер-лейтенант был найден мертвым с простреленной головой. По словам Бермессера, который опирается на показания артиллериста, Вайс передал приказ под давлением, поскольку некие заговорщики держат у себя его семью и еще до отплытия «Глаубштерн» приказали ему выполнять требования капитана-лейтенанта Риндвихцойга. Все это в данный момент проверяется нашими людьми. Пока расследование ведется очень тихо, чтобы не упустить возможных заговорщиков. Я счел возможным задержать вице-адмирала, тем более на подобное явно могли рассчитывать заговорщики.

0

42

Прелестно.

Прелестным был прежде всего тот факт, что Рейнгард ничего не мог доложить о Кальдмеере. Даже приблизительно. Или же намеренно уходил от ответа, что было бы прелестным вдвойне.

Прелестной была также ситуация на обезглавленном ныне флоте.

Ну и для полной прелести милой была ситуация с главой ТК. Он, как всегда, предпочел доверить доклад своему заместителю вместо того, чтобы вдаваться в подробности самому. Ну, естественно - у него неотложные дела. Что там сегодня - ах, да, провожает Кримхильду. А потом все эти волнения - то с Рейнгардом, то с Йонгом... Личная жизнь так тяжела...

Усмехнувшись, кесарь вернулся к проблемам насущным.

- Что с официальным командованием флота? И каковы последние известные факты об адмирале цур зее?

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-11-25 01:09:12)

0

43

Александру снился пожар.
Ему  часто снились пожары. То охваченный пламенем лес за рекой, то полыхающие фуражные склады. В сегодняшнем сне горел соседский дом. Радушный, тихий, знакомый с детства, дом, в котором жила маленькая подружка Беата с густыми ресницами, обрамлявшими лукавые серые глаза. Тушить его было некому: мужчины ушли с наспех сколоченным ополчением, женщин отослали еще несколько дней назад, слуги разбежались. 

Александр, которого во сне звали иначе, стоял, вцепившись побелевшими от напряжения пальцами в изгородь, и смотрел на рушившиеся балки, стремительно обугливавшиеся перекрытия, вслушивался в обреченный треск, втягивал носом почти нестерпимый запах гари. Еще несколько дней назад друзья отца уверенно говорили, что наши близко, что враг увязнет в приграничных областях. Надеялись и на непогоды, обычные для этих мест, на распутицу, которая остановит вражескую кавалерию. Только вот осень выдалась на удивления ясной и сухой – почти без дождей, своя армия была еще далеко, а противник близко. На другом берегу реки, пересечь которую вброд мешало только хилое ополчение.

Из-за холма послышался цокот копыт, взметнулось в небо пыльное облако. По дороге несся рыжий взмыленный конь. Смутно знакомый всадник без шляпы кричал:

- Бегите! Они перешли реку! Мы разбиты! Уходите все!

Конюх Ланс, словно пушинку, распахнул тяжелые ворота. Всадник осадил коня, замер на миг, потянулся за отсутствующей шляпой и безнадежно махнул встретившей пустоту рукой. Хрипло сказал подоспевшему юному хозяину:

- Корфы погибли. Все трое. Уходи скорее, малыш. 

Отредактировано Александр Йонг (2012-11-26 21:41:02)

0

44

— На данный момент официальным командующим остается Вернер фок Бермессер как старший по званию. На местах командование должно оказаться у соответствующих людей, которые принимали его на время отсутствия адмирала цур зее. Из семи кораблей сопровождения после бури вместе оказались только пять, включая «Ноордкроне» и «Глаубштерн». В Метхенберг вернулись «Глаубштерн» и еще два корабля. О судьбе адмирала цур зее ничего не известно, поскольку битва завязалась практически сразу после бури, когда команды кораблей были заняты их восстановлением. Поскольку все свидетельства касаются только команд «Глаубштерн» и двух сопровождавших ее кораблей, об адмирале цур зее можно сказать только то, что во время расхода судов эсперадора и Дриксен, он был жив и был на борту «Ноордкроне». Возможно, Хелле Вайс не был единственным моряком, которого вынудили к каким-либо действиям. Сейчас официально он мерт, что дает нам некоторое время, дабы попытаться пресечь возможный заговор, принимающий большие масштабы.

Рейнгард помолчал несколько мгновений.

— Происшествие в Ротфогеле и кража документов, которые так нигде и не всплыли. Заговор, касательно флота. В столице очень удачно всплывает интрига между первым секретарем личной канцелярии Его Величества и послом Талига, проявляющего излишнее внимание также к герцогине Штарквинд. В этой ситуации поступки Александра Йонга  выглядят очень странно — его попытка перейти в Тайную канцелярию. Да, у нас не принято смотреть на происхождение, важно лишь умение и желание работать на кесарию и Ваше Величество. Но я все же решил устроить небольшую проверку и отправить Йонга в провинцию, отрезав его от привычных столичных связей. Дальше можно уже наблюдать: каковы будут его действия. Этот человек имел доступ к самой различной информации и не стоит считать его слишком незначительной фигурой.

0

45

Однако!

С ситуацией на флоте все было ясно. Вернее, было ясно, что данных катастрофически не хватало. Местонахождение адмирала цур зее. Смерть премьер-лейтенанта. Состояние молодого артиллериста (не обработали раны после пытки у единственного свидетеля  и чуть не потеряли его? Дитрих, не говорите что это случайность!). Происшествие в Ротфогеле.

- Идите, работайте, барон! - к этим словам, в сущности, свелись дальнейшие распоряжения кесаря, занявшие следующую четверть часа. Детали достать из под земли, мобилизовать все силы и срочно с докладом при новых фактах. Бермессера стоит немного подержать в напряжении - пусть поволнуется относительно будущего, станет более сговорчивым. Хотя вряд ли этот напыщенный гусь что-то действительно знает. Ему шкура собственная прежде всего дорога, какие уж там заговоры!

А вот что касается Йонга... Внезапное подозрение впервые за столько лет и сразу после мимолетной связи с Фридрихом? Принц убирает свидетелей? Или это результат ревности самого Рейнгарда? Дать мальчику поразвлечься, а потом с глаз долой предмет сиюминутной страсти? И много таких было?

- Йонг останется в столице, - когда в голосе кесаря появлялись ледяные интонации было известно, что вопрос не подлежал дальнейшему обсуждению, - в качестве моего секретаря.

Рука непроизвольно сжалась в кулак.

- Проследите за ним здесь. Это все. Жду свежей информации.Можете идти.

Коротко кивнув, отпуская Рейнгарда, кесарь дождался пока тот выйдет и только тогда нащупал потайную пружину.

Йонг спал, по его челу то и дело проносились тени, явный признак тревожных сновидений. И у него совесть нечиста?

Подойдя, кесарь положил секретарю руку на плечо, слегка сжал, давая знать о своем присутствии.

- Барон Рейнгард предлагает учинить вам допрос с пристрастием. Скажите, Александр, на то есть основания?

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-11-30 03:25:02)

0

46

...Первыми появились вражеские обозы. То есть, где-то, наверное, вступил авангард во главе с командующим фронтом, но мимо дома ехали телеги – казалось, бесконечные. А потом в запертые ворота бесцеремонно постучали, но дожидаться ответа не стали: просто выломали их каким-то бревном. Александр слышал, как пытался объясниться с солдатами конюх, говоря, что хозяева погибли, а в доме только мальчонка – наследник, как тонко завыла возле чулана перепуганная насмерть кухарка. Дожидаться, пока солдатня ворвется в дом, Александр не стал. Не без труда стащив со стены отцовский мушкет и старую дедову шпагу, он наспех зарядил оружие и бросился во двор.

Он почти не помнил, что кричал, нацелив дуло незаряженного мушкета на захватчиков. Кажется, грозился пристрелить первого, кто переступит порог, а второго заколоть. На юного хозяина дома прикрикнули, он ответил что-то грубое и для подтверждения решимости взмахнув шпагой. Один из солдат зло искривил рот, поднял мушкет. Над самой головой раздался выстрел, и. Александр не удержал равновесия, повалился навзничь, позорно роняя оружие.

Несколько мгновений он был уверен, что убит. Но его потянули за воротник, заставили подняться, прикрикнули, чтобы открыл глаза и смотрел вперед. На родном языке, которому нельзя было не повиноваться.

Он вскинул голову, посмотрел на вражеского офицера с гладко выбритым лицом, в сидящем с иголочки мундире. Плечо сжала рука, и Александр, во сне откуда-то знавший, что последует дальше, дернулся, громко застонал...

В следующую долю мгновения он понял, почувствовал, что рука была другой - и человек другим, не страшным. Не врагом. Ледяная лапа, сдавившая горло, отпустила, и Александр выдохнул, потерся щекой о ладонь. И лишь тогда проснулся окончательно.

- Ваше Величество! - он вскочил, торопливо одергивая камзол. - Простите, Ваше Величество, я...

Кесарь сказал что-то, задал какой-то вопрос, что-то про Рейнгарда, но память предательски не желала возвращать услышанное в полусне.

Отредактировано Александр Йонг (2012-12-04 06:15:04)

0

47

Йонг выглядел взъерошенным и слегка потерянным, как после беспокойного сна. Если он играл, то играл превосходно. Следовало продолжать ошеломлять.

- Вам снилась прелестная девица? Вы очень красноречиво терлись о мою ладонь...

Усмехнувшись, и не давая Йонгу времени собраться с мыслями Готфрид продолжал:

- Вы расслышали мой вопрос? Барон Рейнгард к вам не равнодушен и предлагает учинить вам допрос с пристрастием. С чего бы это?

То ли Йонг спросонья выглядел уж очень по домашнему, то ли обстановка  тайного будуара в котором Готфрид привык отдыхать и расслабляться располагала, но кесарь перешел практически на фамильярный тон, которому сам слегка удивился. Уж очень достали волнения последних дней, постоянный расчет и   вечное ожидание удара от самых близких. На родного племянника в этом вопросе уж точно можно было положиться. А тут Александр. Такой растрепанный, такой домашний...  И тоже из тех, что ищут местечка потеплее...

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-12-05 02:04:58)

0

48

- Нет, не девица, - Йонг пролепетал очевидную в свете недавнего разговора двусмысленность  и, смешавшись, опустил глаза, так что на порозовевших щеках задрожали легкие тени ресниц. - То есть, я хотел сказать... Простите, Ваше Величество!

- С чего бы это?

Йонг кашлянул, сосредотачиваясь на последнем вопросе. Выходит, Рейнгард говорил сейчас о нем? Старый волк оказался сильнее, чем предполагал Александр, переиграть его было невозможно. Но увернуться от безжалостных зубов - вполне.

- Ваше Величество, я думаю, что разбудил подозрения барона, когда пытался выполнить ваше поручение относительно Его Высочества. Чрезмерным усердием, или неловкостью, или тем и другим сразу. - он поднял взгляд. - И еще, если Ваше Величество позволит... Мне кажется, что господин Рейнгард преувеличивает расположение ко мне Ее Высочества герцогини Штарквинд.

Отредактировано Александр Йонг (2012-12-04 23:29:23)

0

49

- А  чем же заключается правда относительно ваших отношений с герцогиней?

Играть двусмысленностями становилось даже забавно, главное, чтобы они не стали самоцелью.

- Садитесь, барон, - Готфрид кивнул на кресло с которого Йонг только что поднялся, - мы продолжим здесь.

Опустившись в кресло напротив и нарочито разглядывая своего секретаря в упор кесарь продолжил:

- Надеюсь, не моя сестра вам снилась и не в этом вас ещё будет упрекать барон Рейнгард. Мне будет легче помочь вам, Александр, если вы доверитесь мне и раскроете свои карты. О вашем пристрастии к ... как бы сказать это помягче... к мужскому вниманию я уже знаю. И это, безусловно, не то обстоятельство, что идет вам на пользу. Сам я, как вы знаете, никогда не одобрял гайифских страстей,  но, в конце концов, человеку позволено допускать слабость в мелочах, если при этом он проявляет силу в важных вопросах. В чем ваша сила, барон? Ваши идеалы? Смысл вашей жизни, в чем он?

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-12-05 02:21:27)

0

50

Александр послушно опустился в кресло, с которого вскочил несколько минут назад. Уголки губ слабо дернулись, когда кесарь пошутил про возможный сон о сестре. Когда же Его Величество упомянул о пороках секретаря, Йонг потупился.

- Ее Высочество с самого начала была добра ко мне, Ваше Величество. Но я никогда не принадлежал к близкому кругу герцогини. Смысл моей жизни... - он смущенно улыбнулся. - Я не думал об этом в таких высоких словах, Ваше Величество. Просто... Там, где я родился, люди жили, старились и умирали на глазах у соседей, проведя едва ли не всю жизнь в одном месте. Дворяне, мир которых был едва ли не равен размеру их владений. Они дряхлели, становились вздорными, потом отправлялись в семейную усыпальницу...
Я не хочу так жить, Ваше Величество. Я хочу увидеть много, быть причастным, хоть чуточку, к великим событиям, к великим людям,
- он склонил голову, давая понять, что безусловно полагает таковым кесаря. - И, пусть это высоко звучит, хочу сделать для своей страны что-то важное, нечто необходимое. То что в моих силах.  Это самая достойная, если не единственно достойная цель для мужчины.

Последние слова Йонг произнес искренне, так что в серых глазах заплясали необычные для тихого секретаря вдохновенные искорки, распрямились плечи.

0

51

Льстил Йонг умело, глаза опускал вовремя и, вообще, всячески подчеркивал разницу в положении. Что ж, годы при дворе не прошли даром, субординацию Александр соблюдал безупречно, а от себя лично добавлял почти трогательную беззащитность и покорность. В голове промелькнуло: "Интересно, он и в частной обстановке именно такими методами пользуется?"

Впрочем, когда Йонг заговорил о долге перед страной и желании быть причастным к великим событиям он преобразился, возможно, совершенно незаметно для себя. Глаза заблестели, плечи расправились и он заговорил искренне, а не как придворный.

Этим блеском в глазах можно было залюбоваться. Искренность - такое редкое чувство, даже и среди простых смертных. Кесарь очень ценил такие проявления, тем паче что за свою жизнь видел их весьма редко и помнил практически каждый случай. Сейчас же искренность сочеталась с порывом великолепного желания служить своей стране. Готфрид был даже удивлен: он полагал секретаря послушным, старательным и аккуратным, пусть и со своими слабостями, но никак не ждал от него столь бурного проявления эмоций в данном вопросе. Причем не по отношению к себе - в этом ещё можно  заподозрить общепринятое изъявление верноподданнических чувств к государю - а именно по отношению к своей стране. Похвально, очень похвально! И достойно уважения.

- Служение своей стране, - медленно, словно размышляя, произнес Готфрид вслух , - очень похвальное качество. Очень, - подчеркнул он ещё раз, выделив последнее слово интонацией. - Позвольте спросить, когда  вы почувствовали его первый раз? При каких обстоятельствах осознали в себе подобную необходимость  и вдохновились ею?

Он сам много мог бы рассказать о долге и служении. Но вряд ли кому-то будет интересно. Так послушаем других.

0

52

- Я... Это, возможно, покажется смешным, Ваше Величество, но... Я помню, как ехал с отцом и братьями к соседям. Очень давно, еще в юности. Была зима, падал снег - крупные снежинки. Холод тоже был, но такой... мягкий, не злой. И лунный свет - снег казался серебряным под копытами. Представьте, Ваше Величество: снежная пустыня, слева лес, а впереди огоньки. Такие... теплые, яркие и в то же время беззащитные. Брат, помню, сказал что-то, вроде того: как хорошо, когда едешь, и знаешь, что в нескольких бье живут люди. Он вообще был поэтом... тогда, над ним даже подсмеивались. Правда, за спиной, потому что он никому не давал спуску. А отец ответил серьезно, что все это надо защищать. Каждый день, чтобы огоньки горели...

Это было давно - в другой стране, на другой земле, но сейчас Александр об этом не думал. Словно вернулась та ночь, и земля, которую надо защищать, вдруг стала ничьей, или общей. Просто такой маленький, уязвимый мир, особенно зимой, когда небесным всадникам в тяжелых мехах особенно тяжело прорываться через метель. Александр родился зимой, и любил это время с детства, до дрожи. Мать, пока была жива, шутила, что его принесла зимняя охота.

В серых глазах и впрямь играли вдохновенные искры. Так искрится на свету выпавший снег, обещая притаившееся где-то вдали огненное тепло. Сказался сегодняшний напряженный день, усталость, или выпитое вино. Александр говорил с кесарем, словно сквозь завороженную дрему, краем сознания отмечая, что несет невнятицу: бессмысленную, которая не пристала для ушей кесаря. И все же тот мог... пусть не понять, но почувствовать. Человек, много десятилетий управлявший северной страной, на которую медленно, но неумолимо надвигались льды, за которой спокойно и безжалостно следили ледяные великаны. 

- Простите, Ваше Величество, - выдохнул Александр, но в глазах не было ни смущения, ни раскаяния.

0

53

Александр был искренен. Так откровенно люди перед кесарем почти никогда не раскрывались - помнили дистанцию. Да обычно и у самого кесаря на их откровения не бывало времени. Но  в этот день вечер был особенным. И то как проникновенно барон говорил об их земле, то как вдохновенно описывал свои ощущения нашло непосредственный отклик в сердце Готфрида.

- Защищать, каждый день, чтобы огоньки горели, - медленно, задумчиво повторил кесарь. - Так и есть. Ваш отец был мудрый человек. И, однако, не только ваш брат был поэтом - вы и сами таковы. Хоть и тщательно сей факт скрываете.

Готфрид чуть улыбнулся уголками губ, но улыбка словно была обращена внутрь него самого.

Помолчали. Тишина не мешала, наоборот - они оба думали об одном и том же и это сближало.

- Вы упомянули своего брата в прошедшем времени, - прервал через некоторое время молчание кесарь. И мягко спросил: - Насколько я помню, он был на военной службе. Погиб, защищая Дриксен, не так ли ?

Конечно, это был тяжелый вопрос. И Готфрид понимающе смотрел на  внезапно открывающегося совсем в новом свете своего такого привычного секретаря.

0

54

Александр улыбнулся чуть смущенно, извиняясь за свой порыв.

- Нет, Ваше Величество. Слава Создателю, Вальтер жив, как и прочие мои братья, и верно служит вам и кесарии. Я сказал, что он был поэтом. Это означает, что сейчас он не поэт, а воин. Капитан пехоты маршала Бруно.  А я вот не смог выбрать военную стезю, увы. Но сейчас, признаться, об этом не жалею. Мне было бы тяжело в военной жизни, а верно служить своей стране можно на многих поприщах.

0

55

Искренность длилась недолго. Что ж, этого следовало ожидать. Йонг взял себя в руки и вот перед кесарем сидел привычный исполнительный тихий секретарь, любитель мужского внимания в свободное (почти всегда!) от работы время. Откровения закончились, а с бароном Йонгом в его официальном качестве  беседовать стоило только о деле.

- Барон, ваша точка зрения заслуживает всяческого восхищения. Вы абсолютно правы - служить Дриксен нужно там, где можешь принести ей больше всего пользы. И до сих пор вы превосходно делали это в качестве моего секретаря. Исходя из чего, я предлагаю вам подумать дважды - здесь или в Тайной Канцелярии вы можете принести родине больше пользы? Вы прекрасно знаете - лучше, чем многие другие - как тяжело наше положение. Сильные амбициозные соседи, наступающие льды, отсутствие здравомыслящего нового лидера, , которому я мог бы спокойно передать трон, когда придет время... И, конечно, разрывающие страну амбиции, интриги, предательства... Я не требую ответа сегодня. Думайте. Завтра утром я жду вашего окончательного решения - оно станет бесповоротным.

Готфрид замолчал. Разбередив раны столь ненужной откровенностью он обрек себя на бессонную ночь. Проверено опытом, увы.

Уже собираясь отсылать молодого человека кесарь добавил: - На ваше место будет много желающих, из них можно будет выбрать самого достойного, так что на этот счет не беспокойтесь. Я привыкну. А ваш долг - думать о кесарии.

Жестом Готфрид дал понять, что неформальная аудиенция завершена.

0

56

Александр встал.
Что-то саднило... что-то неясное. Хотя...
Тот человек говорил, что на войне - настоящей войне - нет запретных способов. Александр поверил тогда, верил и сейчас. Но все же воспользоваться приоткрывшейся дверцей в душу  кесаря было бы... не подлостью, пожалуй. Подлостей Йонг давно не боялся. Кощунством? Да, возможно.
Тем более что это не было насущной необходимостью.
Значит, отступить. Закрыться. Не вторгаться в чужое.

- Ваше Величество.

Он посмотрел ясно, искренне.
"Я уважаю вас. Кем бы не были вы, кем бы не был я, я уважаю вас. И я действительно благодарен. Поэтому не скажу об этом вслух"

Поклонившись, Йонг вышел из будуара, пересек кабинет. Сегодня он вновь проскользнул между смертельными опасностями, увернулся от почти неминуемого краха. Но усталость была такой, что это даже не радовало.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Дриксен » В новом качестве [19 З.С. 398 КС; свободный]