Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Дриксен » Нужно очень много слов, чтобы не сказать правды [5 В.М. 396 КС, своб.]


Нужно очень много слов, чтобы не сказать правды [5 В.М. 396 КС, своб.]

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Название: Нужно очень много слов, чтобы не сказать правды.
Краткое описание: генерал фок Юленшерна вызывает Тальберга в надежде узнать правду.
Место: Кабинет генерала фок Юленшерны в штабе фельдмаршала Бруно.
Время: 5 день Весенних Скал 396 года.
Участники: Генерал Дипольд фок Юленшерна и Франц Тальберг.
Доступ на чтение: всем.

0

2

- Мой генерал, - выражение лица Манфреда было совершенно нейтральным, равно как и голос, - Франц Тальберг прибыл.
- Пусть войдет, - коротко кивнул Юленшерна, откладывая в сторону бесконечный путаный доклад об очередной партии лошадей. В своих донесениях полковник Шлабрендорф был столь же дотошен, сколь и скучен. И, похоже, в принципе не умел выражаться простым ясным языком – большая редкость для человека военного. Каждое его послание являлось образцом выспренней витиеватости и старомодного тяжеловесного стиля.
Франц Тальберг. Юленшерна чуть прищурился. Он видел его пару раз. Хорошенький светленький юноша, отпрыск небедного семейства. И этот мальчик каким-то образом причастен к делу покойного ныне барона фок Совенштедта. Темному, странному и явно куда более грязному, чем может показаться на первый взгляд. Осталось только выяснить – каким.
Манфред распахнул дверь кабинета, пропуская молодого человека в черном с серебром мундире. Еще одна загадка в этом деле. Пропавший невесть куда молодой человек вдруг появляется вновь, но уже в качестве служащего Тайной канцелярии.

0

3

Не прошло и восьми дней, как Франц вышел из подвалов Тайной канцелярии, где провел почти месяц, когда ему передали записку от некоего генерала фок Юленшерны с просьбой прийти. Ничего не оставалось, кроме как ответить, что явишься в назначенный час.

Поднимаясь по бесконечным лестницам и петляя в коридорах, Франц пытался припомнить, кто же этот генерал фок Юленшерна. И придумать хоть одну цель будущей встречи. На память приходил только тот офицер, с лицом человека, который не стреляет в спину и не отличает правды от лжи, потому что не знает, что такое врать, которому Франц был представлен на дне рождения молодого Совенштедта.

- Ему-то что может быть нужно от меня?

Франц глянул на свое отражение в окне. Сшитая на заказ форма все же не могла скрыть вконец отощавшее тело. Синяки под глазами и на скуле все еще виднелись из-под аккуратного слоя пудры (слишком много косметики привлекало бы не меньше внимания, да и кому интересны теперь его синяки!). От раздумий и разглядывания себя оторвал монотонный голос какого-то офицера, который объявил о его приходе и распахнул дверь. Франц вдохнул и сделал несколько шагов в скромный и мрачноватый кабинет.

- Доброе утро, господин Юленшерна, – голос уже пару дней как перестал дрожать, но говорить громко все равно выходило плохо. Ну хоть поклон вышел достаточно твердо. - Вы хотели меня видеть.

Отредактировано Франц Тальберг (2012-08-16 20:48:35)

0

4

- Доброго утра, господин Тальберг, - Дипольд вежливо кивнул в ответ на приветствие, внимательно разглядывая молодого человека, вошедшего в кабинет.
Юленшерна не слишком хорошо помнил юного Тальберга. Но даже короткого знакомства было достаточно, чтобы отметить, что тот похудел и осунулся, как после тяжелой болезни.
- Садитесь, - генерал коротким кивком указал Францу на стул, - благодарю, что так быстро нашли время для встречи. Позвольте поздравить вас с началом карьеры.
Надо спрашивать. Но о чем? И с чего начинать? Юленшерна чуть нахмурился. Судя по всему, Тальбергу в последнее время пришлось не сладко - под глазами тени, на скуле подозрительно темноватое пятно… и, что самое смешное, он это пытался запудрить. Мальчишка…

0

5

Франц прошел к указанному стулу и сел, мельком оглядев кабинет. Задержать взгляд было совершенно не на чем - генерал явно не жаловал роскошь. На столе только педантично разложенные бумаги, в скромной подставке пара печального вида перьев, простенькая чернильница. Франц взглянул в лицо собеседнику – оно было не менее мрачным, чем окружающая обстановка, хотя и более интересным. А ведь он, наверняка, умеет улыбаться?

- благодарю, что так быстро нашли время для встречи.

Легкий кивок в ответ, вряд ли генерал желает светской беседы, для нее приглашают не в кабинет.

- Позвольте поздравить вас с началом карьеры.

- Благодарю, Вас. Служить в Тайной канцелярии – большая честь, – фраза вышла казенной, но Франц говорил совершено искренне. На лице непроизвольно появилась легкая улыбка, немедленно напомнившая болью о не зажившей скуле, но Франц не позволил себе лишних движений. А служба, ну что же, не смотря ни на что, ему нравилась новая работа, и интересовали те возможности, которые она открывала. Теперь нужно было только не испортить все дело. Так о чем же будет разговор?

0

6

Юленшерна задумчиво соединил кончики пальцев «домиком», продолжая рассматривать сидящего напротив молодого человека. Дурацкое положение. Хотел расспросить насчет роли в деле с махинациями Совенштедта. Тальберг явился. Можно расспрашивать, но как?
Перед ним не пленный, которого при случае можно макнуть головой в ведро для побуждения к пушей словоохотливости. В Эйнрехте такие методы не в чести. Равно как и прямые вопросы.
Дипольд подавил тяжелый вздох и в очередной раз подумал о том, как ему обрыдли все эти светские пританцовывания вокруг да около. Да за какими закатными кошками ему ломать себя сейчас, когда возраст добивает пятый десяток?
- Что же, господин Тальберг, желаю вам удачной карьеры, - Юленшерна сдержанно улыбнулся уголками губ и тут же сделал попытку перейти к делу, - как я понимаю, вы давно стремились служить в Тайной канцелярии?

0

7

До сих пор не оправившийся от бесед с работниками Тайной канцелярии Франц поежился под внимательным взглядом генерала. Может, лгать этот человек и не умеет, как и распознать ложь в словах других, но юноше показалось, что в этой беседе он сможет говорить только правду. Главное теперь не сказать лишнего.

Несколько секунд неловкого молчания, и снова вопрос, который Франц смог отнести только к светской беседе. Или же генерала интересуют причины начала этой самой службы? Вопрос заставил Франца задуматься не над ответом, а над причинами его появления, и потому юноша несколько секунд молчал, и начал ответ несколько быстрее, чем следовало бы.

- Нет, господин Юленшерна, отец прочил мне торговую или военную карьеру. Однако судьба распорядилась иначе. Признаюсь, я этому искренне рад, - Франц светским жестом поправил манжет. Нужно было сосредоточиться, человек с таким взглядом может оказаться не так прост, как кажется, и любая интонация или неловкое движение могут сказать то, что нужно скрыть. Вот ты и начал работать в Тайной канцелярии, Франц...

Отредактировано Франц Тальберг (2012-08-19 10:57:25)

0

8

Торговую или военную карьеру? Юленшерна чуть повел бровью. Недурной разброс представлений о будущем для отпрыска у старшего Тальберга, что и говорить. Но, может, и к лучшему – где-нибудь на биваке Дипольд молодого человека представить не смог, как ни старался. Вот торговля… или, пожалуй, политика. Однако юный Тальберг предпочел поступить по-своему. Или кто-то сподвиг его пойти против воли папеньки.
- Надеюсь, ваше решение не вызвало недовольства вашего отца, - совершенно искренне произнес генерал.
В углу негромко закряхтели и глухо пробили полдень заключенные в резной шкафчик часы, доставшиеся Дипольду от предыдущего владельца кабинета, отбывшего губернаторствовать на север кесарии. Кто их заводил все это время, для генерала оставалось загадкой.
Избранная тактика себя не оправдывала – разговор заходил в тупик. Продолжить ломать комедию и поговорить с юношей о погоде? Или осведомиться о его самочувствии? Слишком уж скверно мальчик выглядит… так ли добровольно он пошел служить в Тайную канцелярию?
Может, и не совсем добровольно. Но как тогда прикажете понимать этот донос на Совенштедта? Пусть и написан нарочито коряво, но почерк вполне узнаваем.
- Однако же, как я понимаю, вы и ранее выполняли некие… скажем так, задания Тайной канцелярии? – Юленшерна постарался спросить это как можно мягче. Получилось не слишком хорошо - в его предыдущей фразе тепла и участия было куда больше.

0

9

- Надеюсь, ваше решение не вызвало недовольства вашего отца,

Слова и особенно интонация, с которой генерал произнес их, заставили Франца вновь улыбнуться, и рука непроизвольно поднялась к темному пятну на скуле. Пришлось поднять чуть выше и откинуть прядку волос, благо прическа легко это позволяла. Если бы Франц хоть немного считал отца достойным того, чтобы слушать его советов и уж тем более его недовольства, вероятно, его жизнь была бы другой. Но какое дело до этого сидящему перед ним человеку.

- Нет, или он этого просто не показал. Впрочем, я почти не видел отца после начала работы, - на этот раз получилось улыбнуться без неприятных последствий.

- Однако же, как я понимаю, вы и ранее выполняли некие… скажем так, задания Тайной канцелярии?

- Понимаете? – шепот невольно сорвался с губ и вышел чуть громче, чем хотелось бы. Франц удивленно и слегка испугано взглянул в глаза генерала, будто надеясь прочесть там ответ на возникший вопрос - «что снова происходит?». Ну что же пока Франц мог просто ответить правду, но что за вопросы будут дальше? И для чего и кем затеян этот разговор? – Я никогда прежде не выполнял заданий Тайной канцелярии.

0

10

Да что с ним такое? Что за внезапный испуг? Взгляд генерала стал более пристальным.
Если такая реакция вкупе с изможденным видом и запудренными синяками не означает, что службу в Тайной канцелярии юный Тальберг начал, мягко говоря, не вполне добровольно, то закатные кошки ежевечерне поют хвалу Создателю. Юленшерна чуть качнул головой. Сейчас напуганный и растерянный Тальберг выглядел совсем мальчишкой. Сколько же ему лет? Вроде бы двадцать… или все-таки меньше?
Расспрашивать этого напуганного цыпленка и дальше было как-то неловко. Чтобы справиться с этим чувством, Дипольд чуть рассеянно перебрал лежащие на столе бумаги. Донос на Совенштедта случайно оказался поверх неровной стопки. Юленшерна нахмурился, в очередной раз пробегая неровные строчки взглядом. Как же тогда прикажете это понимать? Не работал на Тайную канцелярию… а кляузу написал из любви к искусству, не иначе!
- Господин Тальберг, вы можете отвечать честно? – осведомился Дипольд.
Можно было бы заверить юношу, что ничто из сказанного в кабинете, не станет известно за его пределами, но в данном случае у генерала такой уверенности не было. Кто знает, как вывернется дело Совенштедта.

0

11

Повисла какая-то неловкая тишина, и Франц невольно взглянул на перебираемые генералом бумаги. Верхний лист он узнал сразу! Воистину, если хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сам! Ведь он тысячу раз думал, что нужно самому найти человека, который бы переписал донос, а не поручать это молодому Совенштедту. Теперь Франц почувствовал себя совершенно зажатым в угол. Однако, сумел почти не подать вида, что заметил в документах на столе что-то не то. Спокойно перевел взгляд на перо, потом в угол кабинета и снова взглянул на собеседника, когда тот заговорил.

Прозвучавший вопрос заставил Франца отшатнуться и прижаться спиной к спинке стула. Про телу пробежала мелкая дрожь. И скрывать страх стало совсем невыносимо, особенно под прямым взглядом генерала, от серых глаз которого, Франц теперь не мог оторваться. Больше всего Франца сейчас пугало, что если он наговорит лишнего генералу и его сочтут непригодным к работе в Тайной канцелярии, и будут правы. Для него же это означает – возврат в подвалы. Что происходит? Зачем этот разговор?

- Я не лгал вам, господин Юленшерна, не стану лгать и впредь. Впрочем, эти слова, как вы понимаете, тоже могут оказаться ложью, - голос дрогнул, а пальцами Франц до боли вцепился в колени в попытке хоть как-то совладать с собой. Да, правду сложно говорить так, чтобы в нее верили. Зато вот лгать всегда выходит, как-то естественно и само собой.

0

12

«Мать вашу, Тальберг, что вы так трясетесь?» - чуть было не рявкнул вслух Юленшерна тем самым тоном, которым командовал полком в свои лучшие времена. Однако вовремя спохватился.
Трепетность мальчишки - не повод прикрикивать на него. Во-первых, не слишком вежливо. Во-вторых, чего доброго, разрыдается прямо в кресле…  тем паче что Тальберга было откровенно жаль. В последнее время Юленшерна все чаще замечал за собой сентиментальную снисходительность к молодым людям. Слабость бездетного стареющего человека, что поделать…
- Успокойтесь, господин Тальберг. Поверьте, чтобы проверить правдивость сказанного, на дыбу я вас вздергивать не собираюсь, - Дипольд откровенно не знал, что следует говорить и как нужно действовать. Да, судя по всему, юношу не просто вынудили служить в Тайной канцелярии, но еще и как следует запугали.
Искушение послать к кошкам дело Совенштедта и предоставить разбираться с ним дознавателям стало просто нестерпимым. Похоже, оно еще более грязное, чем казалось. Создатель, до чего же гадостно! Юленшерна тяжело вздохнул, повертел в руке перо, отбросил его в сторону.
- Я прекрасно понимаю, что ложью могут оказаться любые слова, - устало добавил Дипольд, сам не зная, зачем произносит эти слова.

0

13

Франц смотрел в глаза сидящего перед ним мужчины, и вдруг увидел тот взгляд, которого всегда ждал от отца, когда с Францем происходило что-нибудь дурное. Но в глазах отца он видел всегда только досаду и злость, от того, что тому приходилось считать мальчика своим сыном. А сейчас Франц был в том состоянии, когда ему особенно не хватало именно сострадания и жалости, хотя он последнее время начал считать эти чувства унизительными. Зачем же все же весь этот разговор? И кто его затеял?

Вдох.. выдох.. Франц расслабил руки и выпрямил спину, не обратив внимания на боль от не до конца заживших ран. Прикрыл на долю секунды глаза и снова поднял взгляд в лицо генерала.

- Что вы хотите узнать от меня, господин Юленшерна? – Франц произнес слова тихо, но уверенно. Сколько можно опасаться неизвестности?

0

14

В глазах Тальберга на мгновение появилось что-то… странное, почти неуловимое, на миг заставившее Дипольда вспомнить младшего брата в те годы, когда оба были подростками.
Генерал коротко улыбнулся, пытаясь немного приободрить молодого человека хотя бы таким образом. Кажется, только что разговор миновал некий негласный рубеж, и можно наконец говорить напрямую.
Мальчик справился со своим страхом. Это заслуживало уважения. Правда, в его решимости был некий оттенок обреченности. Но все равно – юноша явно сильнее, чем показалось поначалу.
- Вам знакомо это… послание? – Юленшерна снова покрутил в руках донос на покойного ныне Совенштедта и продемонстрировал бумагу Тальбергу.

0

15

Франц мельком кинул взгляд на знакомый лист и снова посмотрел в глаза генерала. Разговор на чистоту должен быть глаза в глаза, по крайней мере, так Францу было проще говорить правду.

- Да, эту бумагу писал я. Хотя она и не должна была попасть к Вам в этом виде. – Франц рассеяно улыбнулся. - Господин генерал, перед тем как продолжить этот разговор, я должен сказать, что часть информации принадлежит Тайной канцелярии, и я не имею права выдать ее. Впрочем, я не знаю, какое отношение Вы имеете к Тайной канцелярии . – Франц умолк вопросительно глядя на генерала.

0

16

Разумеется, часть информации принадлежит Тайной канцелярии – таким делом они не могут не заниматься. Но почему Тальберг написал донос? Что это еще за игры? Что именно знал этот мальчишка? И каким образом он это узнал?
- Господин Тальберг, я не имею ни малейшего отношения к Тайной канцелярии, - суховато отозвался Юленшерна, спокойно глядя в глаза собеседнику, - и потому вдвойне странно, что этот документ попал ко мне. Так в каком же виде мне надлежало его получить?

0

17

Сейчас стоило опустить глаза, хоть немного соврать… Если бы не этот взгляд, от которого так не хотелось отрываться...  Если бы не этот человек, врать которому не грех, не преступление, а просто не хотелось.

- Письмо должно было быть переписано другой рукой. А почему оно оказалось у вас? Вероятно оно опередило те сведения, которые я предоставил Тайной канцелярии. И они логично рассудили не забирать у вас документ, чтобы не возникало лишних вопросов, - Франц улыбнулся собственным словам и по кошачьи фыркнул. – Впрочем, как видно, оставленный вам, он вызвал не меньше вопросов.

Не отрывая взгляда от глаз генерала, Франц изящным движением приложил указательный палец к губам и продолжил, не дав собеседнику задать следующий вопрос.

- Видите ли, господин Юленшерна, я сделал это из сострадания к другу, узнавшему, что его отец – мерзавец, предающий собственную страну. Дело в том, что сын барона фок Совенштедта - мой друг, но он не слишком решителен и я немного ему помог, - в глазах внезапно потемнело, и Франц вспомнил, что вчера поесть было некогда, а сегодня он был взволнован предстоящим разговором и тоже забыл о еде. Не хватало еще потерять сознание, как какая-то девица! Франц слегка тряхнул головой и вновь поднял глаза на генерала.

0

18

Итак, молодой Совенштедт оказался настолько любящим сыном, что не нашел сил донести на предателя-отца, однако не видел ничего страшного в том, что это сделает кто-то другой? Юленшерна чуть дернул уголком губ. Да, он был лучшего мнения о сыне покойного…
Итак, все просто. Эвальд решил попытаться остаться вне подозрений. Так, чтобы его при случае можно было бы обвинить разве что в недоносительстве. Прекрасная позиция, но чести не делает.
А Тальберг как будто освоился. Во всяком случае, держался он так же легковесно и непринужденно, как, наверное, держался бы в светском обществе. Дипольду всегда недоставало этой видимой беспечности. Даже в юности.
Однако… кажется, не все так хорошо, как Тальберг пытается представить. Скверная у него бледность. Да еще и на глазах приобретающая ровный зеленоватый оттенок. Болен? Или все никак не отойдет от страха, хотя и пытается изобразить беспечность?
- Господин Тальберг, вы хорошо себя чувствуете? – осведомился генерал.

0

19

Услышав заботливый вопрос, Франц сильнее пожалел, что не поел. Ну не признаваться же генералу, что банально голоден. В животе предательски заурчало.

- Со мной все в порядке, не стоит беспокойства. Просто я недавно болел и не совсем отправился, - ну что же, чистая правда, последние пару недель в камере Франц провел в бреду и лихорадке, а восстановить силы… прошло всего несколько дней… Нужно вернуться к теме и закончить уже этот разговор. Если конечно генералу не придет идея перенести разговор туда, где нет ушей Тайной канцелярии, чтобы узнать больше. Что было бы не плохо, хотя бы потому, что Франц не любил кабинетов. Но, Юленшерна не похож на человека, желающего что-нибудь узнать в обход канцелярии.

- Эвальд из той породы людей, которых нужно только подтолкнуть лишь к первому шагу. Письмо в часть он доставил самолично. И я уверен, представься ему такой случай, сообщил бы об этом отцу. К несчастью любителей громких скандалов, Эвальд вернулся домой после смерти отца. Которая надо заметить, хоть и не связана напрямую с изменой, но частично все же спасла честь семьи. Ведь судить стало некого.

Отредактировано Франц Тальберг (2012-08-28 15:53:49)

0

20

Вот оно как… ну, что же – смерть и правда списывает многое. Едва ли теперь измену покойного барона станут вытаскивать на свет белый. Хотя и без этого скандал получился весьма недурной. Сплетникам будет чем себя занять в ближайшие месяцы.
И все-таки, как много ответов… ответов на вопросы, которые Дипольд не задавал. Генерал задумчиво посмотрел на Тальберга. Кто этот юноша? Просто легкомысленное трепло? Или пытается болтовней увести от действительно важных тем? Похоже, что второе. Мальчишка явно неглуп – дураку бы надеть черную с серебром форму не позволили. Если только относительно него не задумано чего-то… неординарного. Но это едва ли. Тальберг каким-то образом догадался, что собеседник думает о младшем Совенштедте.
Создатель, как будто ему нужны секреты Тайной канцелярии! Юленшерна оперся подбородком о руку, чуть повел бровью, вспомнив красноречивый утробный звук, раздавшийся несколько секунд назад. Уж не это ли объяснение столь интересной бледности и слабости?
- Господин Тальберг, скажите честно – когда вы в последний раз ели? – с чуть грубоватой бесцеремонностью старшего по возрасту и званию поинтересовался Дипольд.

0

21

Несколько секунд молчания заставили Франца подумать, что разговор вернется к делу. Но надежды не оправдались. Почти командный голос генерала заставил Франца вздрогнуть и снова вспомнить допрос. Почему-то переход на простую светскую беседу оказался тяжелее чем расспрос, результатом которого могло стать возвращение в подвалы канцелярии.

Франц на секунду опустил глаза в пол и почти затравленно взглянул в лицо генералу. Ну не врать же в таких глупостях. Почему кажется, что его спрашивают о том, о чем не пристало говорить с незнакомыми людьми.

- Вчерашним утром, если мне не изменяет память, - попытка вспомнить, что же он ел тем самым утром, заставила осознать, что он невольно все же соврал или просто напрочь забыл, что ел.

0

22

Как все просто. Только почему Тальберг опять трясется? Что такого он сказал? Да, Юленшерна отдавал себе отчет в том, что вопрос оказался несколько бестактным, но решительно ничего, что могло бы вызвать ужас в глазах молодого человека, генерал не находил.
«Мальчишка запуган. Запуган настолько, что шарахается от всего подряд… какая же все-таки гадость эти дела…»
Спросить еще о чем-нибудь? Или попытаться потом вытрясти что-нибудь из молодого Совенштедта? В любом случае, этот разговор стоит сворачивать. Пусть и не он запугал Тальберга, затравленный вид юноши заставлял Дипольда чувствовать себя каким-то извергом.
- Хотите совет, господин Тальберг? – Юленшерна выдержал короткую паузу, давая понять, что вопрос является чисто риторическим, - как бы вы ни были заняты службой – никогда не забывайте поесть. В серьезных делах от голодного ужасно мало толку, поверьте моему опыту, - Дипольд слегка улыбнулся, пытаясь тем самым смягчить возможную безапелляционность своего тона.
Если уж на то пошло, то к совету стоило бы присовокупить обед, но чего нет - того нет.

Отредактировано Дипольд фок Юленшерна (2012-09-09 18:37:32)

0

23

Совет? Видимо Франц выглядит сейчас как раз для советов.

Но что же все таки хочет от него этот человек сохранивших такой чистый и благородный взгляд к своим явно не малым годам? Если генерал и играет, то делает это крайне искусно. А может его и впрямь просто беспокоит вся эта дурная история? Ну что же, тогда генерал выбрал собеседника безошибочно.

- Благодарю, господин Юленшера, - Франц вздохнул и расправил плечи. Разговор длился не так долго, а спина уже начала затекать. Да ему еще долго приводить себя в форму. - Но если у вас есть еще вопросы, я готов продолжить разговор.

Отредактировано Франц Тальберг (2012-09-10 12:03:47)

0

24

Вопреки ожиданиям Юленшерны, Тальберг расправил плечи сел ровнее. Больная спина в такие годы? Не рановато ли?
«А неплохо держится», - мимоходом отметил про себя генерал, старательно подавляя невольную усмешку.
Подобных молодых офицеров, готовых сдохнуть, но не признать, что чувствуют себя настолько скверно, что вот-вот свалятся, Юленшерна за свою жизнь повидал немало. И отлично понимал нежелание демонстрировать свою слабость. И сейчас, став почти калекой, понимал это в еще большей степени, чем раньше.
«Желаете продолжить разговор, юноша?»
- Вопросов у меня не много, долго я вас не задержу. Давно вам стало известно об этом деле, господин Тальберг?

0

25

Как бы так все рассказать, чтобы не сказать лишнего?! Впрочем, даже в подвалах Таной канцелярии Францу это удалось.

- Не утруждайтесь краткостью, господин Юленшерна. Я готов ответить на все вопросы, кроме тех, которые являются тайной и принадлежат Тайной канцелярии. Впрочем, таких, думаю, будет не много. - Франц улыбнулся, снова забыв о скуле и скрипнул зубами от не сильной, но внезапной боли. - О поставках негодного оружия я узнал где-то в конце Зимних молний этого года.

Отредактировано Франц Тальберг (2012-09-10 21:06:41)

0

26

Утруждаться краткостью? Занятно. Вот многословие – это и правда требует усилий. Но, видимо, все зависит от особенностей натуры. Кому-то в тягость говорить коротко, кто-то не умеет плести словесные кружева…
Как дать понять этому юноше, что ему, генералу Юленшерне, не нужны секреты Тайной канцелярии? Скорее всего – никак.
- Чьей инициативой было написание этого… послания? Вашей или фок Совенштедта?
А разбитая скула у него болит, хоть и старается не подавать виду… били тяжелой рукой и явно умеючи. В Тайной канцелярии? Но об этом он никогда не спросит. А Тальберг не ответит.

0

27

Ну что же, если все вопросы будут такими, то ответы не составят проблемы. Себя он сдал с потрохами и это уже никому в канцелярии не интересно.

- Написать и передать в часть эту бумагу было только моей инициативой, мой друг лишь раскрыл мне свою печаль о случайно увиденных делах отца. Его это сильно задело, но он не представлял, что с этим делать. - Франц задумчиво приложил указательный палец к губам, вспоминая тот разговор и улыбнулся, на этот раз скривив губы так, чтоб это не причинило боли.

Отредактировано Франц Тальберг (2012-09-10 21:43:21)

0

28

Юноша гладко говорит, но так ли это на самом деле? Юленшерна задумчиво нахмурился, глядя на Тальберга. Что значит эта улыбка? Что кажется ему настолько забавным?
Еще немного - и разговор станет бессмысленным. Все вроде бы ясно. Делом покойного барона заинтересовалась Тайная канцелярия, заодно обратившая внимание и на сообразительного юношу, осведомленного о махинациях Совенштедта. И означенный юноша начал службу в сей скромной конторе – неизвестно, правда, насколько добровольно. Если догадки о синяках верны, то Тальбергу остается лишь посочувствовать.
Совенштедт мертв, а покойника не вытащишь из могилы и не поставишь перед судом. Барон успел умереть вовремя.  Дипольд чуть дернул уголком рта. Впору согласиться с тем, что измена может угнездиться где угодно…

0

29

Молчание затягивалось, а взгляд генерала снова стал испытывающим. Тишина в этом кабинете насколько напоминала плохо освещенную допросную комнату, что ее нестерпимо хотелось нарушить. А приятные воспоминания уже через десяток секунд сменились темнотой и холодом.

Франц сложил руки на коленях и сглотнул. Может генерал не поверил? Почему же так хочется, чтобы именно этот человек, которого Франц не так давно считал скучным чистоплюем, ему поверил? В генерале было что-то особенно располагающее... что-то, чего Францу так не хватало, возможно с самого рождения... Пусть даже это окажется искуснейшим обманом, но сейчас Францу хотелось верить, что эта честность и это благородство - не маска.

- Я говорю правду, господин Юленшерна. Я не отвозил эту бумагу в часть, но я подсказал Эвальду, что делать с информацией об измене отца. И саму бумагу написал я. Жаль только, что барон умер так и не узнав  о том, что его махинации раскрыли.

0

30

На мгновение генералу показалось, что он ослышался. Выходит, Совенштедт покончил с собой по некоей иной причине, а не потому, что пытался… что? Уйти от ответственности? Смыть позор своей кровью? Какая уже теперь разница, в конце-то концов! Но откуда Тальбергу известно о причинах самоубийства барона? Что еще знает этот молодой человек? На что он вообще способен?
- А вам бы хотелось, чтобы он это узнал? – негромко поинтересовался Юленшерна.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Дриксен » Нужно очень много слов, чтобы не сказать правды [5 В.М. 396 КС, своб.]