Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Дриксен » Маленькие слабости [4 З.С. 398 КС; доступ: свободный]


Маленькие слабости [4 З.С. 398 КС; доступ: свободный]

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Название: Маленькие слабости
Краткое описание: Августейшая чета гуляет с сыном после ужина. И обсуждает придворную жизнь, разумеется. Вечер постепенно перерастает в ночь. Замерзшую молодую женщину необходимо согреть.
Место: Эйнрехт, дворцовый парк, Большое Озеро, подзднее покои кесарини
Время: вечер после ужина 4-го дня Зимних Скал 398 г. КС, ночь на 5-е дня Зимних Скал 398 г.
Участники: Его Величество Готфрид Зильбершванфлоссе, Ее Величество Марго Зильбершванфлоссе, Его Высочество Ольгерд Зильбершванфлоссе
Доступ на чтение: Свободный
Рейтинг: NС-17

Отредактировано Марго Зильбершванфлоссе (2012-08-03 03:04:56)

0

2

Марго любила семейные ужины втроем с Готфридом и сыном разве что чуть меньше, чем завтраки вдвоем с супругом в своих покоях. Первые за единение семьи, вторые за возможность побыть наедине с кесарем всё утро. И этот ужин как раз был из любимых: Гудрун сказалась больной, Фридрих не был во дворце. Легкий ужин, увенчавшийся фруктовым суфле (Марго не собиралась слишком сильно набирать вес, да и не была она голодна сегодня, перебив аппетит фруктами), непринужденная беседа об Эпине, безупречное поведение сына. И, разумеется предвкушение прогулки и...последующих обещанных событий. Кесариня находилась в приподнятом настроении, шутила и была само очарование. Несмотря на всю прелесть подобных совместных ужинов, их было мало. В те дни, когда за столом собирались все представители семейства Зильбершванфлоссе, Марго невольно задумывалась, как много же их на самом деле. Отдав сына гувернанткам, чтобы последние подготовили его к прогулке, кесариня условилась с супругом встретиться в зале со стеклянным эркрером, выходящим в сад.
Кесаря заставлять ждать было неуместно, и Маргарита поспешила привести себя в должный порядок. Выбрав теплое платье темно-сливового цвета и надев меховое манто, она кликнула служанку собрать корзинку с едой для лебедей.
Маргарита спустилась в залу и прошла к окну, глядя на тихий танец снежинок. Несмотря на холод на улице, Большое Озеро не замерзало. То ли это было дело рук хитроумных архитекторов, то ли естественных источников. Служанка с поклоном поставила у выхода в парк собранную корзину. Сын задерживался.

0

3

Покончив с делами, кесарь велел подготовить костюм для прогулки, а сам позволил себе полчаса неофициального сна. Сон превосходно восстанавливает силы и помогает лучше выглядеть - в этом Готфрид убедился с молодости. Вот только такие минуты надо было тщательно скрывать - дабы их не сочли слабостью.

Впрочем, доверенные слуги всё обставляли превосходно. Восстановив силы и позволив себе шадди, кесарь в превосходном настроении спустился к назначенному месту встречи.  Он ожидал от прогулки не только свежего бодрящего воздуха, встречи с любимыми питомцами и приятного общества. Нет, он ожидал беседы. Беседовать с супругой выпадало нечасто - во первых, имела место быть масса других -неотложных  - дел, во вторых, наедине супруги, как правило, предпочитали не беседы. Но сегодня кесарь был настроен иначе - по опыту он знал, что Марго может быть и источником неожиданной  информации  и приятным собеседником. Посмотрим, каков ее настрой сегодня.

Меха шли ей необычайно ,  должным образом обрамляя, защищая и оберегая хрупкую красоту. Красоту, которая теперь особенно нуждалась в защите.  Галантно поцеловав ручку, затянутую в узкую перчатку, Готфрид задержал на мгновение ладонь супруги в своей, окидывая ее оценивающим взглядом. Хороша!

- Как вы чувствуете себя, душа моя? - приблизившись, он изучал выражение больших, светло-зеленых глаз, пытаясь определить ее самочувствие.

- Вы достаточно сильны для прогулки? И, кстати, где же наш сын?-  Готфрид чуть нахмурился. Ожидание было не кесарским делом.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-05-02 09:32:17)

0

4

Шум распахивающихся дверей оторвал молодую кесариню от наблюдения за одной непоседливой снежинкой, которая, в отличие от своих сестер, не ровно падала на белую землю, а совершала немыслимые кульбиты в воздухе. Улыбаясь снежинке, а теперь уже и вошедшему, Маргарита повернулась к дверям. Вошедшими могли оказаться по логике вещей лишь двое: супруг и сын. И было бы лучше для Ольгерда, если бы это был он. Но нет, кесариня склонилась в глубоком реверансе, приветствуя Его Величество.
- Мой кесарь...
Теплые пальцы задержали ладонь дольше положенного, Марго ласково посмотрела на супруга. Надо признать, ранний срок беременности красил молодую женщину: на щеках играл румянец, глаза сияли, лицо дышало свежестью. А утренние недомогания останутся между ней и ее служанками, ни к чему знать об этих нелицеприятных тонкостях мужчине.
- Как вы чувствуете себя, душа моя?
Его забота была столь трогательной, искренней и нежной...
- Благодарю вас, Ваше Величество, прекрасно. И, думаю, прогулка лишь укрепит мое самочувствие. А как вы себя чувствуете, любовь моя?
От кесаря едва уловимо пахло шадди. Если бы не толпа слуг, можно было бы привстать на цыпочки и проверить догадку, поцеловав кесаря. У шадди специфический вкус.
- Вы достаточно сильны для прогулки?
- Думаю, да, Ваше Величество. Но если я устану, я надеюсь, что оба моих кавалера на этот вечер помогут мне добраться до дворца, - Марго озорно рассмеялась.
- И, кстати, где же наш сын?
Хотелось бы мне знать...
Но кесарине не пришлось оправдываться за Ольгерда, двери распахнулись, и в зал вошел принц с гувернанткой. Оба были одеты для прогулки.
Теперь ясно...
- Ваше Высочество, вы пока еще не кесарь, но даже Его Величество не заставляют себя ждать. Вам следует учиться быть расторопнее.
Как хотелось наклониться и поцеловать сына, но нет, выговор есть выговор. Щечки мальчика покраснели, он опустил головку и поклонился. Досадуя на конфузную ситуацию, Маргарита обратила неласковый взор на гувернантку.
- Вы останетесь во дворце. У нас семейная прогулка. До возвращения Его Высочества вы свободны.
Накинув на голову капюшон и дождавшись, пока супруг предложит ей локоть, Маргарита, подхватив корзинку, вышла на свежий воздух. Морозец стал пощипывать щеки, но после жара помещений дворца это было более, чем приятно.
Снежинки продолжали кружить, снег под ногами едва слышно похрустывал. Готфрид шел в молчании. Может, не хотел нарушать красоту момента, наслаждаясь тишиной парка, может, просчитывал государственные ходы, а может, был просто недоволен опозданием сына. Ольгерд, воодушевленный тем, что снег был липким, лепил снежки и кидал в родителей. Доставалось, разумеется, маминой юбке. Но все же молчание затягивалось, Марго взглянула на супруга, теснее прижимаясь к его руке.
- Que pensez-vous, mon amour? (О чем вы думаете, любовь моя?)

Отредактировано Марго Зильбершванфлоссе (2012-05-04 22:06:32)

0

5

Готфрид шел молча, перебирая в уме события дня. В придворных  интригах и хитросплетениях не было ничего нового, но их масштаб приобретет почти гротескные размеры, если все возможные подозрения  оправдаются: глупость и небрежность Фридриха, убившего племянника Первого Маршала Талига, непростительный промах Рейнгарда (стареет? Или слишком доверяет принцу?), лицемерие Штарквиндов (ах, Элиза, Элиза...) ... Вопрос супруги вывел Готфрида из задумчивости. Марго отличалась изумительными тактом и терпением, но в этот раз он был непозволительно молчалив - в конце концов, он сам предложил прогулку. А если ещё вспомнить и ее сегодняшние новости - единственные откровенные, радостные и безыскусные в своей надежде и жизненной простоте - то он непростительно невежлив. Кесарь поднял лицо, подставив его под свежесть снега и зимнего ветра. Они освежали и придавали четкость мыслям - именно за это глава рода Зильбершванфлоссе любил зиму.

- Excusez-moi, mon amour. (Простите, любовь моя).  Я непозволительно задумался. Сегодняшний день богат событиями, из которых первое место, - кесарь чуть улыбнулся, почти нежно, - занимают, разумеется, ваши новости.

Рукой в обтягивающей синей перчатке Готфрид чуть похлопал по ладони супруги, ещё теснее прижавшейся к его локтю.

- Вы безмерно меня обрадовали. Главное, берегите себя теперь с особым тщанием.

Повернувшись к Марго, кесарь на мгновение вгляделся в ее ставшие бездонными глаза, а затем склонился для легкого поцелуя в губы. На то она и семейная прогулка, чтобы позволять себе ВСЁ. Вкус снежинок на губах только добавил пикантности происходящему.

- Однако, - стоило Готфриду отстраниться от любимой супруги, как на его чело вновь набежала тень, - есть немало обстоятельств, заставляющих меня ещё больше беспокоиться как за величие рода Зильбершванфоссе, так и за ваше благополучие. И, пользуясь моментом, я хотел бы побеседовать с вами не только о наших семейных радостях, но и о ситуации при дворе в целом. Ведь  мы неотделимы от нее, а с вами я могу быть куда более откровенен, чем с придворными.   

Готфрид помолчал, собираясь с мыслями. Не стоит чрезмерно беспокоить супругу, но озвучить свое мнение полезно, а ее совет может быть уместен. В конце концов, их цели совпадают, а молодость и женский ум совсем необязательно синонимы глупости, пусть общественное мнение так и не считает.

- Меня тревожит моя сестра. А какое у вас сложилось впечатление после вашей сегодняшней встречи ? Дело в том, что если новости, которые она сообщила мне, подтвердятся, они могут доставить всей Дриксен немалые осложнения. Но герцогиня Штарквинд может и ошибаться, и, более того, необязательно случайно.

Чуть склонив голову кесарь ждал ответа, а вихрь снежинок продолжал свой витиеватый танец вокруг стоявшей пары. Маленький Ольгерд, воспользовавшись остановкой, стал с увлечением катать большой шар из снега, вероятно планируя не то крепость, не то снеговика.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-06-01 19:01:49)

0

6

Вырывать кесаря из дум могло быть чревато. Самый лучший из худших исходов был бы игнорированием вопроса. Худший... Марго предпочла не думать об этой возможности. Она поставила на семью и не прогадала. Кесарь был настроен на прекрасный вечер. Слова супруга грели внутри, обнимали сквозь одежду и давали силы и крылья. Марго видела по глазам Готфрида, сколь он счастлив. Ради таких моментов и стоит жить.
- Я буду себя беречь, Ваше Величество. Ради вас, ради ребенка и ради кесарии.
Поцелуй, смешанный со снежинками и запахом шадди (да, теперь она точно знала, что это был шадди), хотелось продлить. Но на сей раз Маргарита не посмела. У них еще будет время для нежности и долгих поцелуев. И они не будут разделены преградой из мехов. Иногда нужно быть терпеливой.
И, пользуясь моментом, я хотел бы побеседовать с вами не только о наших семейных радостях, но и о ситуации при дворе в целом. Ведь  мы неотделимы от нее, а с вами я могу быть куда более откровенен, чем с придворными.   
Готфрид собирался с мыслями. Маргарита внимательно изучала любимое лицо, сделавшееся вновь задумчивым. Глупо было надеяться на то, что политика окажется не властной над этой прогулкой. И все же, все же... Казалось, морозец крепчал. Скоро солнце сядет за холм, и начнет сереть. Снежинки продолжали падать. На капюшоне собралась небольшая горочка, Марго смахнула ее ладонью. Подспудное беспокойство словами супруга надо было как-то заставить отойти на задний план. Было бы лето, поправлялись бы  оборки. А сегодня в ход идут снежинки и перчатки.
- Меня тревожит моя сестра...
Кесарь заговорил, Марго тутже подняла глаза на супруга, ловя каждое слово и интонации. Часто последние говорят больше, нежели слова.
- Ваше Величество, это честь и отрада для меня, что вы со мной откровенны. Как вы знаете, вы являетесь единственным человеком, кому я доверяю и безоговорочно верю, с кем я могу поделиться своими мыслями и переживаниями. Вы задали сложный вопрос. За все годы знакомства с Ее Высочеством при всем моем глубоком уважении к ее уму, познаниям и возрасту, я так и не научилась ей доверять. И сегодняшний наш разговор... Ее Высочество выстроила стену отчуждения между нами. И показала мне мое место. Но это то, что касается меня. Прежде чем я дам ответ, скажите, мой кесарь, ведь любая информация ведет к определенным действиям. И вариантов может быть больше одного. При скольких возможных исходах дом Штарквиндов станет ближе к престолу?
Разговор становился...опасным.

Отредактировано Марго Зильбершванфлоссе (2012-06-01 19:57:06)

0

7

Кесарь поднял брови.

- Возможных исходах? При пяти, как известно всем и каждому. Если что-то случится со мной, если что-то случится с Фридрихом, если ни вам ни Кримхильде не удастся родить здорового мальчика...,  - Готфрид говорил жестко - сентиментальничать в подобных ситуациях было не в его стиле - ... и конечно, - быстрый взгляд в сторону сына, прервавшего процесс комокатания ради ловли снежинок языком, - если Ольгерд не проявит себя достойным престола. Отвечая на ваш намек, - кесарь не делал паузы, предпочитая резкую правду ради экономии времени всегда, когда речь шла о делах, - скажу - если сегодняшние новости окажутся  правдой, они нанесут серьезный удар дому Зильбершванфлоссе.

Вы это имели ввиду?

Готфрид не сводил с Марго пристального взгляда. Переносицу прорезала глубокая складка.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-06-02 01:15:53)

0

8

Маргарита кивнула.
- Да, именно сегодняшние вести я и имела в виду. Ее Высочество очень сильный политик и противник, если рассматривать с этой точки зрения. Но так же нельзя упускать то, что она женщина и Ваша сестра. Я уверена, что каждый шаг и каждое слово герцогиня просчитывает. И даже наша встреча была тонкой политической игрой, - Марго усмехнулась невесело. - Которая ей, несомненно удалась.
- Но в каждой ситуации Ее Высочество будет действовать, сообразно вовлеченным людям. Давайте рассуждать логически, - привычку рассуждать вслух кесариня переняла у супруга, ровно как и ходить во время дум. Она пригласила жестом Его Величество продолжить прогулку.
- Как вы сказали ранее, есть пять исходов, играющих на руку дому Штарквиндов или Фельсенбургов, если угодно. Начнем с последней, - женщина поборола желание подойти к сыну или даже взглянуть на него, - мы с Вами оба понимаем, что Ольгерду не быть кесарем...если не случится чуда. Поэтому не он является причиной беспокойства Ее Высочества. Далее, я и Кримхильде. Бесплодность последней не будет являться проблемой также, Фридрих молод, он вполне может аннулировать брак, или же родить ребенка от другой женщины. Я. Обо мне вы все знаете, любовь моя. Поэтому эти варианты тоже не рассматриваются. Остаются первые два.
Теперь необходимо было тщательно выбирать слова. Марго глубоко вздохнула.
- На данный момент Фридрих - единственный человек, отделяющий Штарквиндов от престола. И он является крупной помехой. Молод, Зильбершванфлоссе, Глава Тайной Канцелярии. И было бы очень кстати его устранить. Или же поссорить вас с ним. До убийств не дойдет, не будут пятнать себя ни Штарквинды, ни Фельсенбурги. По крайней мере не столь явно. Я боюсь, в данной ситуации Ее Высочество может выдать желаемое за действительное, чтобы остальное сделали вы, мой кесарь. Ведь всегда можно сослаться на ошибочность сведений и...извиниться. Поэтому это хорошая площадка для маневров с прикрытым тылом. Я бы...не полностью доверяла порочащей информации.
Кесариня сделала еще один глубокий вдох.
- Если это касается вас... Готфрид, скажите, что это не так! - она не сдержалась, закусив губу, и резко повернулась к супругу, кладя руки ему на предплечье. Волнение подвело молодую женщину, проявившись в недопустимом обращении к кесарю.

Отредактировано Марго Зильбершванфлоссе (2012-06-02 22:57:42)

+1

9

Искреннее беспокойство трогало. Готфрид склонился и поцеловал тонкую руку, затянутую в перчатку.

Быть на вершине пирамиды одиноко. Он привычен, но ведь только через глаза другого человека можно заглянуть в глубины величия Создателя. И  пару лет назад в его жизни появилась эта возможность.

Кесарь не любил сентиментальности и избегал говорить о таких вещах, но глупо отрицать очевидное - у него  есть тот, с кем он связан. Будь Марго мужчиной, она могла бы стать и доверенным помощником в государственных делах, но, с другой стороны, сохранила ли бы она в себе те чуткость и привязанность, которые он особенно ценил? Вряд ли - у мужчин всегда свои амбиции, и им только частично по пути.

- Ваша забота обезоруживает, - подняв голову, Готфрид посмотрел супруге в глаза и на секунду утонул в их бездне. - Но речь не обо мне. Хотя, конечно, любой удар по нашему роду это удар непосредственно по его главе.

Речь о Фридрихе. Его Высочество допустил непростительную ошибку - его действия породили весьма неприятные слухи. Это по меньшей мере.

Идемте, - кесарь двинулся вперед увлекая за собой супругу. - Хлеб черствеет, а разговор может получиться долгим.

Они шли по заснеженной аллее, рука об руку. Ольгерд, оставив снежный ком позади, увлеченно кидал снежки в стволы покрытых инеем деревьев. После минутной паузы Готфрид продолжил:

- Вы спросили меня, о чем я думаю, и это не было праздным вопросом. Поэтому я отвечу искренне, полагая, что вам действительно интересно знать мое мнение. Так вот, я хотел бы воспитывать своих сыновей иначе - так, чтобы мне не было за них стыдно. Мне стыдно за Фридриха, Марго, стыдно, что в свое время я не повлиял на Готлиба и позволил ему взрастить... Не лебедя. Павлина.

Готфрид на мгновение запнулся. Обсуждать такие вещи было неприятно. Но в том, что Фридрих вырос именно таким, была немалая доля его вины. Не столько того, что он делал, сколько того, что он мог бы сделать, но не сделал.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-06-10 14:22:29)

+1

10

Маргарита облегченно выдохнула, услышав ответ.

Слава Создателю...

Мысль о том, что Готфриду могло что-то угрожать вмиг нагоняла страх и панику, как известно, не самых лучших спутников для сохранения здравости мыслей. Кесариня чуть улыбнулась и немно сжала пальцы, державшие ее ладонь.

Фридрих... Мужчина-предмет ее юношеских романтических мечтаний, мужчина, который был ей нужен как гарант ее жизни и жизни ее детей. Мужчина, который ее ненавидит. Что теперь она чувствует к племяннику своего супруга? Кроме страха, ничего.
Хлеб... Эта прогулка становилась большим, нежели променад перед сном. Маргарита скользнула ладонью в ладонь кесаря, переплетая с ним пальцы.
Павлин...
В голосе супруга чувствовалась усталость, печаль и...обреченность?
Она помолчала, обдумывая сказанное.

- Желание каждого родителя - чтобы дети не повторяли их ошибок, были лучше них самих. Это естественное стремление. На первенцах учатся. А ведь Фридриха можно считать и Вашим первенцем. Родители замечают недочеты в воспитании детей, берут их на заметку и стараются не повторить в младших детях. Но зачастую допускают другие... Это тоже неизбежность. Мы все несовершенны, но стремимся к совершенству во всем. Также нельзя винить лишь родителей в воспитании ребенка. Ведь он растет в неизолированном обществе: другие родственники, гувернантки, слуги, позже друзья...они тоже вносят свой вклад. Я не пытаюсь оправдать ни Вас, ни вашего брата, ни Фридриха. И мы сделаем все, чтобы наши дети были достойны своего имени. Но...

Марго обернулась на сына, резвящегося в снегу.
- Прошу простить, Ваше Величество. Ольгерд!! Милый, подойдите, сюда.
Марго ласково высвободила руку и присела перед подбежавшим сыном, поставив корзинку в снег.

- Вы не замерзли, мой мальчик? - она поправила сбившуюся шапочку, открывшую одно ушко сыну, поцеловала покрасневший носик. Принц улыбнулся и потянулся ручками, обнимая мать за шею. Маргарита ласково и крепко обняла сына в ответ, на миг зажмурившись.
- Вы хотите на руки, мой хороший? Вы стали большим и тяжелым, Вы же мой защитник, помните? Я немного окрепну и возьму вас на руки. А пока погуляйте, - она снова расцеловала сына и поднялась, подхватывая корзинку и возвращая руку супругу. Передышка пришлась кстати. Им обоим было над чем поразмыслить.

- Вы сказали, что вырос павлин. Вам не кажется, что Фридрих хочет, чтобы так думали? Вы, в первую очередь.

Отредактировано Марго Зильбершванфлоссе (2012-06-04 19:24:09)

0

11

Готфрид молча наблюдал за супругой и сыном, совсем некстати вспомнив сцены собственного детства. Говоря о Фридрихе, он почувствовал неимоверную усталость, словно все проблемы накатили разом. Непробиваемая стена. Готфрид знал, что в такие мгновения, позволяя сомнениям и тревогам брать своё, он выглядит на свой возраст или даже старше своих лет. Взять же себя в руки, действовать - означало быть молодым. Быть молодым до того часа, что предначертал Создатель.

- Боюсь, дорогая, мое мнение волнует Фридриха в последнюю очередь. Да и вообще, его мало что волнует помимо собственных страстей и наслаждений. Вся его жизнь - череда скандальных историй, причем он, возможно, не ищет их специально, а просто не умеет вести  себя иначе. И будь он лицом менее заметным, все было много проще, однако, при его положении каждая новая выходка является ударом по репутации короны и, более того, престижу всей Дриксен. Но моего племянника это не тревожит. Казалось бы, та злополучная история с  убийством молодого Йенса и последующей казнью, ммм... друга Фридриха могли бы заставить его немного одуматься. Но нет. Его ничуть не беспокоят последствия собственных действий, похоже, чем громче о нем говорят, тем лучше. И не столь важно, сколько правды в слухах, сколь то, что он вообще позволяет им возникать. Странные отношения с бароном Рейнгардом, некая история с генералом  фок Юленшерна, порочная связь с Гудрун, а теперь и новая история с неким юношей, не являющимся даже поданным нашей короны. И это не считая той репутации, которую в целом создала себе Тайная Канцелярия.

Готфрид  подал супруге руку, предлагая идти дальше.

- Вы не устали, душа моя? Может быть, все же доверите мне драгоценную ношу?

Последние слова кесарь произнес чуть улыбаясь, указывая взглядом на корзинку. Ранние сумерки зимнего дня неумолимо вступали в свои права, но белый снег радовал глаз, внушая надежду.

- Идемте, Ваше Высочество, - окликнул он сына. - Лебеди заждались, а им скоро ложиться спать.

Рука об руку венценосная пара продолжила свой путь. Они стояли слишком высоко, чтобы рассчитывать на понимание других людей, и одиночество вдвоем было их неизбежной судьбой.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-06-10 14:19:38)

0

12

Марго с удовольствием приняла руку супруга, прильнув к нему. Хотелось подарить тепло, спокойствие, мир. Глубокая складка на переносице не хотела разглаживаться. Она знала, что таким его видят немногие. И была благодарна за доверие.
- Вы не устали, душа моя? Может быть, все же доверите мне драгоценную ношу?
Кесариня рассмеялась и протянула корзинку мужчине.
- Благодарю вас, Ваше Величество. Нет, пока я чувствую в себе достаточно сил, чтобы продолжить прогулку.
Оклик отца заставил Ольгерда восторженно побежать вперед, но вот он остановился, глядя на ствол дерева.
- Похоже, принц увидел белку, - Марго улыбнулась и теперь обеими руками обняла локоть супруга. Но оставалась главная тема разговора. Кесариня продолжила.
- Говорят, те дети, что ломают преднамеренно игрушки, пытаются привлечь родительское внимание. Выражают протест. Возможна ли такая ситуация с Фридрихом?
Разговор о единственном, что не было известно кесарю из ее жизни, был вопросом времени. И если ему суждено начаться сейчас...
- Это было где-то около полутора лет после нашей свадьбы. Я тогда была беременна Ольгердом...Мы говорили с бароном Рейнгардом, он только оправился от покушения. Мы встретились у храма. Он тогда мне сказал, что его обязанность - уберечь Фридриха от притязаний на престол. Что в вашем племяннике есть потенциал, и его задача - вырастить преданного вам и вашим сыновьям человека. Я не берусь сейчас судить о связи Фридриха и Рейнгарда, о том, удалось ли ему то, что он заявлял, или нет, и если удалось, то в которой степени. Но вам не кажется, что весь этот скандал устраивает принца, если он и вправду не хочет на престол? Что, вызывая ваше недовольство, он надеется, что вы не назначите его преемником? Это глупо, но, может, на подсознательном уровне?

0

13

Готфрид считал, что один человек не может знать о другом абсолютно все. Но может пытаться узнать по максимуму.

- Что касается Его Высочества, то я питаю надежду, что в нем достаточно разума, дабы не вынашивать столь глупые планы. Его желание или нежелание в данном вопросе роли не играет. Вероятность его восхождения на престол существует. Вероятность его положения в  качестве наиближайшего к престолу человека, столпа власти - это даже не вероятность, а реальность. Номинально уже не первый год. Печально то, что у столпа нет своей воли, ибо действиями и поступками принца во всем, что не касается постели управляет барон Рейнгрард. Возможно,  впрочем, даже эта оговорка была излишней, - кесарь невесело усмехнулся, - но эта тема выходит за рамки нашей беседы. Сейчас же важно  то, что барон предан короне и действия Фридриха до сих пор определял именно этот факт. Но стоило барону исчезнуть из жизни моего любезного племянника на время своего беспамятства , как принц буквально не знал куда кинуться и за что хвататься. Более того, он постоянно дурманил себя какой-то гадостью и не совсем адекватно реагировал на происходящее. Нет Дитриха - и кем становится принц? Вот и сейчас - похоже в Ротфогеле, в отсутствие барона, он наделал немало глупостей, иначе с чего моя любезнейшая сестрица является с крайне неприятными заявлениями на его счет? Нет дыма без огня - о нем вновь говорят, причем его дурная слава опережает его самого.

Казалось, Готфрид просто рассуждает вслух. На самом деле, он ждал реакции супруги - как знать, возможно у нее на руках факты, доселе не известные ему самому. Ведь недаром она заговорила о Дитрихе.

Любопытно.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-06-10 02:21:52)

0

14

Поверхность пруда была спокойной. Можно было даже подумать, что он скован льдом, если бы не питомцы кесаря, неспешно скользящие в середне. Спуск к озеру был вымощен и выметен, но сегодняшний снегопад прикрыл его тонким белым слоем. Марго взяла сына за руку, чтобы тот ненароком не упал в воду, и августейшая семья втроем подошла к кромке воды. Птицы, завидев тех, кто к ним всегда благоволил, неспешно направились к людям. Четверо подросших птенцов хотя уже и не прятались под материнским крылом, все равно старались держаться ближе к ней. Марго склонила голову, приникая к плечу супруга.
- Они всегда напоминают мне нас...
Отец семейства подплыл ближе, оставив супругу с детьми немного позади и чуть склонил голову, рассматривая гостей. Кесариня взяла немного хлеба из корзинки и протянула сыну, чтобы тот бросил птице. Мальчик сжал в ручке мякиш и кинул в озеро. Птица подождала, пока хлеб опустится в воду и размякнет, и начала лакомиться. Поскольку опасности не было, остальные члены птичьего семейства последовали примеру его главы.
- Меня беспокоит лояльность принца в отсутствие барона. Кому он предан все же: короне или Рейнгарду, который, в свою очередь, предан короне? И сколь предан он будет, если барона не станет, а это случится, ведь никто не молодеет.
Она помолчала, бросая очередной кусочек самому стеснительному малышу, которому из-за бойкости братьев почти ничего не доставалось.
- Дитрих сказал, что принц меня ненавидит. Будет ли он лоялен к нашим детям, Ваше Величество? Лоялен тогда, когда никто не сможет на него влиять?
Озвучивать то, что Готфрида не станет, было невыносимо. Но вопрос стоял. Безмолвно, угрожающе. И игнорировать его было нельзя. Как она сказала ранее, никто не молодеет...

0

15

Хороший вопрос! И хотел бы он знать на него ответ! Впрочем, часть ответа он знает.

- На данный момент Фридрих, безусловно, предан Рейнгарду,- медленно, словно  продолжая размышлять вслух, произнес Готфрид. Каждую следующую фразу он произносил не торопясь и словно чеканя.

-  Благо тот знает особые способы обеспечить лояльность. Способы, превосходно работающие с принцем. Признаться, я начинаю подумывать, не велеть ли барону поделиться ими. Как знать, может и сработать.

Кесарь на секунду задумался. Марго прекрасно формулировала вопросы, на которые он и сам искал ответ. Искал, и не находил. И главный вопрос заключался в том, будет ли Фридрих предан его детям если они, ещё не родившиеся, не успеют войти в силу на момент передачи престола следующему правителю.

- Пока я жив, Фридрих будет послушен. Будет, возможно, бесноваться, кусаться и лаять, но в итоге каждый раз будет подчиняться. На данном этапе ему главное потешить свои прихоти, а среди них похоть стоит много выше желания власти. И при дворе ещё остались люди, с которыми он не успел разделить постель. Вероятно. Последнее слово кесарь произнес с изрядной долей иронии в голосе.

Нельзя сказать, чтобы сам Готфрид так уж осуждал подобную прыть племянника. Такого рода слава скорее на пользу мужчине у власти, разумеется,  если только не путать дела постельные с политическими интригами или, по крайней мере, уметь обращать ситуацию себе на  пользу. И, конечно, не слишком откровенно подчиняться, тем паче людям из третьего сословия.

Кесарь поморщился. Глава лебединого семейства, наклонив голову, с любопытством рассматривал человека. Впрочем, вряд ли у птицы были похожие проблемы.

- Фридриха за глаза называют буйным и определенная правда в этих словах есть. Я найду способ проверить его лояльность. По праву Зильбершванфлоссе он был бы лучшим советником и опорой нашим детям. А если не он... Вот тут и начинается самое интересное.

Кесарь вновь замолчал, наблюдая за кругами на воде, идущими от движения птиц. Зимний воздух хорошо прочищал мозги, а правильные вопросы и возможность озвучить не самые приятные проблемы способствовали поиску новых, возможно нестандартных, решений.  К тому же здесь, на свежем воздухе, можно не опасаться нежеланных соглядатаев, а уж лебеди точно не выдадут.

Готфрид протянул руку за хлебом.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-06-11 20:53:57)

0

16

- ...способы...
От того, как кесарь это произнес, по спине побежали холодные мурашки. В месте, наполненном слухами, можно к ним привыкнуть и не обращать внимания, можно заставить молчать в своем присутствии, но информация все равно просачивается, вне зависимости от того, хочешь ты ее или нет. Поэтому "способы" имели четкую ассоциацию. И если кесарь желает, чтобы Дитрих поделился, и надеется, что это может сработать...
Марго себя одернула. Разумеется, кесарю дозволено все... Ее ревность, которую она тщательно скрывала, имела место быть. А мысль о том, что супруг может ее предать, вот так просто заявляя подобное, была не только невыносимой, болезненной, она была убивающей. Маргарита сжалась внутренне, инстинктивно положив руку на живот.
Не думать о плохом, не думать...
- ...И при дворе ещё остались люди, с которыми он не успел разделить постель.
И эти люди, если его увлечение не будет мимолетным, тоже смогут влиять...
- ...Я найду способ проверить его лояльность.
В контексте предыдущих слов и мыслей это было...неприятно. В солнечном сплетении перевернулся холодный комок, в висках застучало. Маргарита глубоко вздохнула, прикрыв глаза и стараясь справиться с внезапным головокружением, отступила от воды.
- И что оно, это интересное?

Отредактировано Марго Зильбершванфлоссе (2012-06-11 21:48:35)

0

17

Готфрид поспешил бросить лебедям едва взятый кусок хлеба и бросился к супруге, торопясь подставить плечо и поддержать её.

- Марго, вам нехорошо! Подхватив супругу под руку, кесарь взволнованно всмотрелся в ее лицо.

- Обопритесь о меня, здесь слишком холодно, чтобы садиться.

Глупо было затевать этот разговор и делиться сокровенным. Перед ним беременная женщина у которой свои проблемы и интересы.

- Передохните. Как только сможете - мы немедленно возвращаемся во дворец.

Интересного не будет. Будет здоровый наследник, продолжение его рода.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-06-14 02:09:27)

0

18

Сильные руки подхватили тонкую фигурку. Маргарита благодарно прижалась, обнимая супруга и пытаясь унять дурноту.
- Простите, что заставила вас волноваться, Ваше Величество, - она крепче прижалась и открыла глаза. Мир перестал кружиться.
- Не беспокойтесь, все в порядке. Я немного неудачно нагнулась за хлебом. Похоже, мне пора обращаться к портным, корсет - не лучшая одежда в моем положении.
Кесариня открыла глаза и посмотрела на супруга, не разрывая объятий.
- Со мной правда все хорошо. Мне надо больше гулять. Давайте забудем этот инцидент. Дурнота - обычное явление для ожидающих ребенка. У нас еще хлеб теплый.
Она улыбнулась и высвободила одну руку.
- Не хмурьтесь, любовь моя, - коснулась пальчиками складки на переносице, приподнялась на цыпочки и нежно поцеловала супруга в губы.
- И я прошу вас продолжить наш разговор.
Ольгерд, склонившись, наблюдал за тем, как один из птенцов, самый смелый и любопытный, вышел из воды и направился к корзинке.

0

19

Было неразумно  так волновать Марго в ее положении. Готфрид прижал супругу к себе, поцеловал в губы, затем сказал, ещё не выпуская из объятий:

- Дорогая, самое главное сейчас - наш ребенок. Все остальные варианты нам не подходят и являются бессмысленными рассуждениями и тратой времени. Простите, что утомил вас гипотетическими рассуждениями. Надо действовать, а не тратить драгоценное время на досужие домыслы " что будет, если..." В конце концов, это известно только Создателю, а нам не стоит гневить его своими бесконечными предположениями.

Действовать в нашем случае означает беречь вас, думать о том, чтобы вы хорошо себя чувствовали, баловать вас и дарить подарки. И сегодня у меня для вас особый талисман, старинная вещь из рода Зильбершванфлоссе, которая непременно вас убережет и поможет.

Кесарь достал из складок зимнего плаща, подбитого куницей, изящную вещицу и протянул супруге, ожидая ее реакции:

(талисман)

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-06-15 15:29:03)

0

20

Пришел черед нахмуриться Марго.
- Но ведь предупрежден - значит, вооружен! И нам надо быть готовыми к любым...
Женщина осеклась, завороженно глядя на изящную брошь.
- Это мне?...- она аккуратно взяла коронованного лебедя в ладони и внимательно рассмотрела.
- Какой красивый...Такая тонкая работа. Сколько же ему лет...
Марго пригляделась и подняла восторженный взгляд на супруга.
- У него глаза из темной эмали! И лапки!
Зажав драгоценный подарок в кулачке кесариня кинулась на шею супругу, ловя его губы в долгий поцелуй.
- Спасибо, Ваше Величество! Я буду беречь его. Отныне он всегда будет со мной!

0

21

Ответив на долгий поцелуй, Готфрид помолчал, прижимая супругу к себе, наслаждаясь ее близостью. Затем заговорил, взвешивая слова.

- По преданию, Элиас, рыцарь-лебедь, был основателем нашего рода и дедом Готфрида, моего предка, ставшего первым кесарем Дриксен в  76 году текущего Круга Скал ,  в день провозглашения кесарии. В облике лебедя Элиас танцует праздничный танец радости и светлых сил и таким он и был запечатлен мастерами древности.

Эта реликвия передавалась из поколения в поколение и должна быть  передана моему сыну или племяннику, тому, кто станет следующим правителем. Вряд ли кто-то из имеющихся на данный момент Зильбершванфлоссе станет хорошим кесарем, поэтому ради Дриксен я надеюсь на появление здорового наследника и доверяю вам наш семейный талисман. Пусть он хранит вас и нашего ребенка.

Готфрид помолчал.

- В случае же если род наш прервется, этого лебедя следует отпустить к собратьям - утопить в этом самом пруду. Надеюсь, вам никогда не придется этого делать, но пообещайте, что рука ваша не дрогнет.

Кесарь перевел взгляд на супругу и посмотрел на нее в упор. Спокойно, строго и требовательно.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-06-24 01:54:18)

0

22

Мрагарита внимательно слушала повествование супруга, глядя на фигурку на ладони. Когда кесарь закончил, женщина посмотрела на него и встретилась с требовательным взглядом. За все годы их знакомства она никак не могла привыкнуть к смене настроений супруга: мгновение назад он держал ее в своих руках, столь трепетно, нежно, заботливо, любяще и вот перед ней строгий кесарь.
Молодая кесариня ненадолго раскрыла верхние застежки манто и аккуратно приколола брошь к платью.
- Нельзя допускать мысли, что ваш род прервется, любовь моя. Вы полны сил, а я еще достаточно молода, чтобы дать жизнь наследникам. У нас будет здоровый мальчик.
Она внимательно смотрела на супруга.
- Если не в этот раз, то в следующий. Здоровый сын - наша первоочередная задача.
Марго вновь приподнялась на цыпочки и очень нежно коснулась губами губ супруга.
- Я люблю вас, Ваше Величество, - она аккуратно выскользнула из объятий кесаря и подошла к сыну, поцеловав того в макушку. Ольгерд, пока никто не видел, сам лакомился ароматным хлебом. Маленький лебедь, обследовав корзинку, уже направлялся к сородичам. Марго улыбнулась: пара лебедей проявляла нежность друг к другу. Она обернулась на супруга, сияя.
- Похоже, мы вдохновили птиц, - женщина рассмеялась.
Кесариня продолжила кормить любимцев короны. Конечно, разговор был оборван, и Марго думала, как повернуть его обратно в нужное русло.
Она вздохнула и собралась с мыслями. Перечить кесарю осмеливались немногие. И Готфрид дал понять, что разговор окончен. Но...
- Как бы ненадежен Фридрих ни был, что бы он ни делал, он Зильбершванфлоссе. И мы должны всеми силами сохранить семью. В этом наша сила, Ваше Величество. И те, кто недоволен, будут пытаться ее разрушить.
Марго повернулась и посмотрела прямо на супруга.
- Я не дам разрушить нашу семью. Никому.

Отредактировано Марго Зильбершванфлоссе (2012-06-24 22:57:21)

0

23

- Вы очень решительны, Марго. И сильны.

Готфрид смотрел на супругу с уважением, так, как смотрят на достойного партнера в делах. Сейчас они и говорили о делах, причем не только семейных, но и всей Дриксен. Ведь эти понятия были неразделимы.

- Я восхищаюсь вашим умением забыть о личном отношении к Фридриху и выступать в его защиту ради величия нашего рода. Величия, которое ему самому, увы, абсолютно безразлично. Но сейчас не об этом. Фридрих может думать и поступать так, как считает нужным - мы можем реагировать на его поступки, но не можем ими управлять. Наша задача - думать за себя и действовать по собственному разумению.

Мы знаем о трудностях, нас ожидающих. Как и о наших недругах, не дающих забыть о себе. Однако правильно ли мы оцениваем обратную сторону медали - те силы, на которые можем положиться? Правление означает одиночество, но умение приобретать сторонников, чьи цели совпадают со своими собственными, просто бесценно. У вас есть сторонники, на которых вы можете положиться, Марго?

Кесарь всегда оставался политиком, ценящим свое время. Раз разговор зашел о делах, о них и должно говорить. Собирая информацию и анализируя её.

Ответ значил многое. Интересно, кого она сочтет возможным упомянуть? Вице-адмирала? Графа фок Декслерштайндта? Кого-нибудь из фрейлин?

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-06-26 01:39:16)

0

24

Маргарита отломила очередной кусочек хлеба. Нет, она не считала, что супруг проверяет ее. Те доверительные отношения, что сложились за годы их брака, не требовали проверок. Кесариня бросила кусочек хлеба в воду.
- Я знаю, что самый главный мой сторонник - вы, Ваше Величество. Что касается других...- Марго помедлила.
- Я далека от наивного предположения о том, что ваши сторонники являются и моими. Нет, пока власть в ваших руках, я найду поддержку у них...- кесариня замолчала.
- Как ни странно, я доверяю барону Рейнгарду. Я хочу верить в то, что этот опасный человек будет на моей стороне.
Марго бездумно скатала шарик белого мякиша в ладонях.
- Я могу положиться, но в меньшей степени, на капитана моей охраны. Да, он предан. Но я с опаской смотрю на его...симпатию ко мне. Преданность, основанная на романтических чувствах, может оказаться коварной. Я ни в коем случае не хочу опорочить графа, но вы мужчина, и вы поймете, что я имею в виду.
Она посмотрела вновь на супруга.
- Если женщина, в которую в какой-то степени мужчина влюблен,  ему будет отвечать постоянным отказом, даже если обстоятельства располагают, то это может привести к драматическим последствиям.
Марго поспешно добавила:
- Граф никогда не показывал своих чувств и никак их старался не проявлять, но я вижу его глаза. Я не могу не чувствовать его расположения.
На миг она вновь задумалась.
- Вице-адмирал фок Бермессер в свое время меня поддержал, мы вели переписку все эти годы. Но в последнее время письма не стали приходить. И, опять же, его лояльность имела те же корни, что у графа Декслерштайндта. Поэтому, применимы те же вопросы.
Маргарита поправила капюшон и подала кусочек хлеба сыну.
- Боюсь, это все, Ваше Величество.

Отредактировано Марго Зильбершванфлоссе (2012-06-27 17:27:57)

0

25

Разумно.

- Дорогая, я счастлив, что Создатель наделил мою супругу не только красотой, но и здравым рассудком. Для женщины могут быть только четыре надежных защитника: прежде всего, ее супруг - и во мне, Марго, вы, безусловно найдете лучшую опору, - затем ее отец, ее брат и ее сын. Возможный интерес со стороны других мужчин будет почти всегда обусловлен именно теми причинами, кои вы сами четко обрисовали.

Что касается барона Рейнгарда... Вот он действительно интересный случай и будет  прежде всего руководствоваться долгом, поддерживая законного наследника и руководствуясь принципами справедливости. Вы вполне разумно выбираете скорее доверять ему, нежили опасаться, но боюсь, лучшее, что он найдет вам предложить в случае если не наш сын будет официально объявлен наследником, это ваше возвращение к родителям. Вы бы хотели вернуться во Флавион, Марго, представься вам такая возможность?

Кесарь терпеливо дожидался, пока Ольгерд скормит остаток хлеба лебедям, а супруга соберётся  с силами. Имена других названных мужчин он пока намеренно опустил - во дворце хватало ушей и глаз, дабы удостоверить его, что поклонники супруги не переходили границ, а лишнюю  привязанность всегда можно использовать в своих целях. Главное же, кесариня умела блюсти приличия, так, чтобы не возникало ненужных слухов. Ведь слухи, нередко, являют пожар сами по себе - такова особенность придворной жизни, где дыма умеют напустить столько, что никакого огня и не надо, дабы поверить в разрушительное пламя.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-07-02 16:37:46)

0

26

Отец, как и дядя, продаст, не задумываясь, брата не было никогда, а сын... Из четырех у меня только один....
Маргарита невесело усмехнулась.
К родителям... Лучше к Леворукому!
- Если не наш сын займет престол, я как раз и надеюсь, что барон предоставит мне и моим детям достаточную защиту от тех, кто может покуситься на наши жизни, и что он не отправит меня к родителям, а предоставит в распоряжение одну из имеющихся загородных резиденций.
Она помедлила и посмотрела на сына.
- Я не уверена в своей безопасности во Флавионе, Ваше Величество.
Ольгерд тем временем докормил лебедей и отряхивал ладошки от хлеба. Марго вновь подхватила корзинку и взяла супруга под руку.
- Не хочу, чтобы этот вечер кончался...
Юный принц махал лебедям на прощание.

Отредактировано Марго Зильбершванфлоссе (2012-07-02 23:17:38)

0

27

Готфрид оценивающе посмотрел на супругу.

- Я рад, что своё будущее вы связываете исключительно с Дриксен. А брошь, пусть и родовая, слишком маленький дар для тех замечательных новостей, что вы мне предоставили сегодня. Завтра же я велю подготовить варианты и выберу наилучший.

Кесарь сделал паузу, вглядываясь в глаза супруги и медленно продолжил, не отрываясь от бездны ее глаз. Он надеялся увидеть в них счастье, пусть и мимолетную его частичку, свидетельство того, что удалось доставить радость любимому человеку.

- Наилучшую загородную резиденцию, которая до вечера завтрашнего дня станет вашей собственностью.

0

28

Маргарита хотела было возразить, что Его Величество уже подарили ей наилучший подарок, а именно, саму возможность иметь ребенка. Но осеклась, услышав продолжение речи супруга.
Она по-детски удивленно, ибо смысл слов стал понятен не сразу, и восторженно по осмыслению посмотрела в глаза кесарю.
- Это...
Маргарита даже не нашлась сразу, что сказать.
- Ваше Величество...я...
Кесариня улыбнулась смущенно, понимая, что выглядит очень глупо сейчас.
- Спасибо вам... - очень тихо и доверительно. Не так, как звучат обычные заученные фразы, а от всего сердца, искренне и тепло.
Она теснее прижалась к супругу.
- Я надеюсь, вы позволите мне на несколько дней в месяц выкрадывать вас из дворца, чтобы мы могли побыть вдвоем...там...
Кесариня с надеждой подняла взгляд на Готфрида.

0

29

Готфрид задумчиво посмотрел на супругу, затем слегка коснулся рукой в перчатке ее порозовевшей щеки.

- Вы такая красивая, Марго... Очень красивая. Я счастливец, пусть мне и не  хватает времени осознавать это каждый день. В чем я особенно виновен, так это в том, что я не каждый день говорю вам об этом. Но поверьте, я помню.

Кесарь, постепенно воспламеняясь, говорил все более пылко, сам того не замечая.

- Каждую минуту  в глубине души я помню, что люблю вас, а тот факт, что я уверен в ответном чувстве, придает мне сил и уверенности. Да-да, не удивляйтесь. Настоящая любовь способна вдохновить, омолодить и придать новый смысл жизни. Я не привык говорить такие вещи часто. Но ведь вы знаете о моих чувствах? Скажите, знаете?

Голос дрогнул, вероятно от холодного воздуха. Овладев собой и вновь став неприступным железным кесарем, Готфрид ждал ответа. Не замечая, что его правая рука, которой он зачем-то поправлял безупречно уложенный меховой воротник, ощутимо дрожит.

Отредактировано Готфрид Зильбершванфлоссе (2012-07-16 02:09:48)

0

30

- Вы такая красивая, Марго... Удлиненные тени на стенах, жар полыхающих щек и теплая ладонь на обнаженной коже...
6 лет... Создатель, как давно и одновременно недавно это было...

Маргарита прильнула щекой к ласкающей ладони и посмотрела в глаза супруга.
- ...Но поверьте, я помню. Марго ласково улыбнулась кесарю и кивнула, соглашаясь.
Этот вечер поистине становился самым приятным и удивительным. Видеть откровенность супруга не только в политических вопросах, но и в чувственных аспектах, было редчайшим из удовольствий и проявлений доверия. И это был большой шаг навстречу друг другу. Шаг, разбивающий стену отчужденности, тщательно выстроенную этикетом, придворными и статусом.  В такие моменты мир для Марго сужался до одного человека. Готфрид нечасто был так пылко откровенен. И это было столь...человечно, столь...нежно и интимно... Перед ней был мужчина, не кесарь, не глава государства и ловкий политический игрок, а любящий и любимый, ее мужчина. Кесариня восхищенно и совершенно влюбленно смотрела на супруга.
Скажите, знаете? - Готфрид вновь задал вопрос, на который Марго не знала, как ответить. Точнее, знала, но слов же столь ничтожно мало, и они столь ограничены....
Кесариня взяла в ладони ладонь супруга, поднесла к своей щеке и вновь взгланула на супруга.
- Я знаю... - остальное он поймет по голосу, по ее глазам. Это она тоже знала.
Марго помолчала, наслаждаясь этим оберегающим жестом.
- А еще я знаю, что мой супруг, в отличие от других, в ответе не только за свою семью, но и за всю кесарию. Что это тяжелое бремя он несет на своих плечах практически в одиночку, что ежедневно он выслушивает массу отчетов и жалоб, решает вопросы, от которых зависит судьба сотен людей. Я знаю, что для этого нужно обладать недюжинными мужеством и силами. Я знаю, что если мы проводим вместе меньше времени, чем мне бы хотелось, то это только потому, что кесария - жадная женщина, она забирает слишком много времени и жизненных сил. Но также я знаю, что мой супруг еще ни разу не пренебрег мной, когда я просила его аудиенции, я так же вижу его взгляд, когда он смотрит на меня, я слышу, как меняется его голос, когда он говорит со мной, я вижу, как улыбаются его глаза, когда он улыбается мне. Я не смею просить большего, Ваше Величество, пусть и желаю быть с вами рядом как можно больше времени.
Марго помолчала. Маленький Ольгерд, видимо, устав от прогулки, потянул маму за подол платья. Маргарита погладила сына по голове и взяла за ручку.
- Я бы хотела, чтобы наши дети видели, как сильно их родители любят друг друга. Я хотела бы, чтобы они взрослели в атмосфере этой любви. Но чтобы они понимали, кто их отец, какая это честь и ответственность быть Зильбершванфлоссе. Это сложно совместить, но, думаю, не невозможно, - Марго улыбнулась.
- Что сложнее, так это дать понять им, что жизнь во дворце отличается от жизни простого народа. Я бы хотела, чтобы наши дети понимали, как живут другие, незнатные люди...

+1


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Дриксен » Маленькие слабости [4 З.С. 398 КС; доступ: свободный]