Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Оллария » Кансилльер в недоумении [4 В.С. 398 КС; только участники]


Кансилльер в недоумении [4 В.С. 398 КС; только участники]

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Название: Кансилльер в недоумении
Краткое описание: Штанцлер приглашает к себе Вальтера Придда обсудить последние события.
Место: особняк Штанцлера
Время: 4-й день Весенних Скал 398 г.
Участники: Август Штанцлер, Вальтер Придд
Доступ на чтение: только участники
Рейтинг: мы старые больные люди...

0

2

Записку от Штанцлера доставили в особняк Приддов еще вчера, аккурат после отбытия новоиспеченного оруженосца на площадь Оленя: жаловаться на жизнь и страдать. Ожидать возвращения мальчишки раньше сегодняшнего вечера не приходилось, и это время можно было бы провести с пользой, если бы не старый гусак, пожелавший переговорить с глазу на глаз как можно скорей.
Стремление узнать, что произошло на Фабиановой площади было в общем-то естественным. Граф предпочитал быть в курсе всего. Чем создавал немало трудностей окружающим. Проблема была в том, что супрем с той же силой, с которой Штанцлер хотел знать, не желал делиться своими планами. По крайней мере, настоящими.
На секунду замешкавшись перед дверями графского особняка, Вальтер Придд подумал о том, что Штанцлеру давно уже пора перебраться в более теплое место. Например, в Закат.
"Надеюсь, напыщенный королевский братец сегодня слишком занят, пытаясь забить своими патетичными глупостями голову Валентину. Два дурака в качестве собеседников - было бы слишком. Хотя с маршалом тоже придется поговорить. Когда-нибудь..."
Герцог вошел в дом и жестом подозвал слугу, небрежно скидывая тому на руки тяжелый плащ.
- Граф Штанцлер у себя? Можете не докладывать, я знаю, где кабинет.

+1

3

Август Штанцлер рассеянно перебирал бумаги на столе. До их содержания ему не было никакого дела. Разум кансилльера был занят происшествиями вчерашнего дня. Он вот уже в сороковой раз перебирал причины, могшие побудить Эмиля Савиньяка выбрать Манрика, Рокэ Алву - прельститься сомнительными способностями Ричарда Окделла, а Вальтера Придда проявить интерес к младшему Савиньяку, явно рассчитывавшему на военную карьеру.
Впрочем, с Эмилем Савиньяком всё ясно. Его лощёный братец взялся интриговать, а младший, с открытыми глазами или вслепую, был безжалостно втянут в игру. Впрочем, еще неизвестно, какую цель преследует старший из братьев...
С мотивами остальных двоих было совсем сложно. Ясно одно - и старый спрут, и Ворон не делают ничего, преследуя только одну цель. И если Алва, своим поступком изрядно потоптавшийся по гордости Людей Чести, не рисковал ничем, Вальтер обретал в лице Савиньяков весьма опасных недоброжелателей. Сомневаться в том, что ни один из братьев не рад тому, как сложилась судьба младшего, не приходилось.

Размышления прервал явившийся без доклада и церемоний спрут, легок на помине. Что разговор будет нелегким, кансилльер не сомневался. Однако он предпочитал понимать, что и зачем делают его так называемые союзники, и какой пакости или глупости от них следует ожидать.
- Доброе утро, Вальтер, - расплылся в радушной улыбке Штанцлер. - Я очень рад Вас видеть и весьма признателен, что Вы сочли возможным принять моё приглашение. Прошу вас, садитесь.

Отредактировано Август Штанцлер (2012-03-28 01:55:53)

0

4

Штанцлер всем своим видом изобразил благодушное радушие. Или радушное благодушие - зависит от грамматики.
В том, что оно было ложным, и за доброжелательной маской ни на мгновение не прекращается напряженный перебор фактов, гипотез и выводов, сомневаться не приходилось.
Но на приглашение кансилльера супрем ответил и сел в кресло. В конце концов в ногах правды нет. Хотя где она есть в наше время. Нельзя сказать, чтобы сидение оказалось особенно удобным: Штанцлер, как истинный Человек Чести проповедовал показную скромность.
"Лучшая защита - это нападение", поэтому после положенного этикетом приветствия герцог немедля решил взять разговор в свои руки:
- Ворон вконец обнаглел. Мало того, что Дорак диктует нам свои условия, так еще и Алва чуть ли не плюет в лицо. Демонстративно призвать к присяге сына собственноручно убитого Эгмонта. Что он хотел этим сказать?

0

5

Придд решил, что, начав разговор первым, сможет его контролировать и ускользнуть от расспросов, которых явно не желал. И при этом сам же завёл речь о Фабиановом дне, пусть и не о себе. Опрометчивый ход.
- Алва давно ходит по грани безумия, - изрёк кансилльер одну из своих излюбленных фраз. - Право, я уже почти перестал удивляться любым его выходкам, хотя предугадывать их - выше моих сил. Но вы, Вальтер, - Штанцлер чуть подался к собеседнику, - вы - здравый человек. Что натолкнуло вас на мысль взять в оруженосцы молодого Савиньяка?

0

6

- Что натолкнуло вас на мысль взять в оруженосцы молодого Савиньяка?

От старого гуся так просто не отделаться. Но можно попытаться.
- Вы сомневаетесь в моем трезвомыслии, Август? - Вальтер меланхолично расправил манжеты на рукавах, словно вся эта история не стоила треволнений. Поднял взгляд на кансилльера: абсолютно спокойный, как и полагается уверенному в своих действиях человеку. - Или считаете, что я поступил опрометчиво?

Говорите, граф... Говорите... А я подумаю, что вам ответить.

0

7

Как и следовало ожидать, Спрут принялся изворачиваться и уходить от ответа. Штанцлер подавил вздох: разговор обещал быть долгим и непростым, и, что самое обидное, большей частью не по сути дела.
- Я теряюсь в догадках, - развёл руками Август. - До сих пор вы не давали повода усомниться в вашем здравом уме. Поэтому я далёк от мысли о том, что ваш выбор стал следствием помутнения рассудка. Но я не могу понять, чем вас заинтересовал юноша из столь явно недружественной нам семьи?

0

8

- Выгода, дорогой мой соратник. Ничего, кроме выгоды, - Вальтер с полным равнодушием адресовал взгляд кансилльеру. Лучший способ спрятать правду - сказать полу-ложь. Изящно приправив ее красивыми и честно разукрашенными оборочками. - Не мне вам говорить о характере Савиньяков. Разве что Лионелю повезло унаследовать рафиановскую увертливость; в остальном "олени" - не слишком отличаются от остальных "копытных".

Можно было не сомневаться, что Штанцлер поймет намек.

- При должном умении (нет, в данном случае, Август - вам оно не по силам) - можно извлечь пользу и удовольствие из всего.

0

9

Придд продолжал изображать обычную невозмутимость. Штанцлер в глубине души ненавидел это семейство за вечно каменное выражение лица, по которому почти ничего невозможно прочитать.
- И какую же пользу вы надеетесь извлечь из юного Арно? - выдавливать информацию из Спрута приходилось по капле, к этому кансилльер уже привык. Его это уже даже почти не раздражало. Только иногда.
Вопрос о том, не опасается ли Вальтер ответных действий "увёртливого" страшего Савиньяка, Штанцлер решил приберечь на потом.

0

10

- Хотя бы информацию... - герцог скользнул нарочито недоуменным взглядом по начавшему раздражаться графу. Неужели Штанцлер настолько глуп, или так успешно переигрывает, что забывает о старом добром совете "держи друзей близко, а врагов еще ближе".
Супрем вряд ли кого-то мог назвать другом, но в отношении вторых правило давно усвоил. Иначе бы не занимал столь высокую должность при дворе уже который год.
А умение читать чужие реакции, пусть не высказанные вслух, Придд отточил почти до совершенства.

0

11

- Вы полагаете, юный Арно сможет многим поделиться? - с неприкрытым сомнением уточнил кансилльер, ни секунды не веривший, что капитан королевской охраны станет рассказывать младшему брату что-либо важное, тем более, когда этот брат является оруженосцем неблагонадёжного, с точки зрения Савиньяка, человека. Или Придд предполагает наличие у виконта Сэ иных источников информации?

0

12

- Ваши сомнения всего лишь означают неумение слушать, - с легким раздражением бросил Вальтер. В политике все складывается не только из недомолвок и умолчаний, но и способности свести воедино мельчайшие клочки информации. Удивительно, что Штанцлер еще (пока) "на коне" с таким отношением.
- Дорогой Август, надеюсь на этом мы закончили обсуждение причин по которым я обзавелся оруженосцем? - почти не ехидно заметил супрем.

0

13

- Значение имеют не только причины, но и последствия, - заметил Штанцлер, решив дать Придду поверить, что он выиграл и изменить направление разговора. - Вас не беспокоит возможное излишне пристальное внимание к вашей персоне со стороны родных вашего оруженосца? Полагаю, они не меньше, а, пожалуй, даже больше моего заинтересовались причинами вашего выбора.

0

14

- Вот именно, - супрем поморщился: когда же кансилльер уймется. - Наконец-то вы осознали, как важно достигнуть результата.

Вальтер не питал ложных надежд насчет остальных Савиньяков. Но оставлял за собой право полагаться на то, что они не будут столь докуливыми как Штанцлер, и на свое умение отвечать, не говоря ничего.

- И все-таки, что вы думаете по поводу ситуации с юным герцогом Окделлом,
- он резко сменил тему.

0

15

Спрут отделался многозначительной ничего не значащей фразой и откровеннейшим образом увёл разговор в сторону. Грубовато, друг мой. Даже удивительно.
- Мальчику полезно освоиться в столице, - чуть рассеянно произнёс Штанцлер и добавил, чуть подавшись вперёд: - Вальтер, правильно ли я вас понял, вы хотели привлечь к себе внимание семьи Савиньяк?

0

16

Кажется, Штанцлер во что бы то ни стало взялся выяснять подробности, которых ему знать не следовало, в свою очередь уходя от ответов.
- В столице под зорким "вороньим" присмотром? - иронично протянул супрем, наблюдая за графом. - Вы что-то не договариваете, дорогой Август? Что касается Савиньяков - они успокоятся, через время.

0

17

- Как и вы, герцог, - мягко улыбнулся кансилльер. - Признаюсь, вы меня удивляете, друг мой. Я бы не рассчитывал, что Лионель Савиньяк успокоится раньше, чем поймёт, чего вы добиваетесь, или хотя бы попытается понять. Вам не хуже меня известно, что в отличие от своего отца и брата, он порой демонстрирует терпение кошки над мышиной норой. Поймите, Вальтер, - Штанцлер доверительно понизил голос, - я ни в коем случае не стремлюсь вас напугать и не сомневаюсь в вашей осторожности, я хочу помочь вам. Но я не могу этого сделать, не имея представления о ваших истинных целях.

0

18

Истинные цели... А какие цели преследуете вы, граф. Почему ни одно из ваших начинаний до сих пор не увенчалось успехом? Зато каждый раз изрядно омрачается все большими потерями. Чужими...

- Цель у меня одна; та же, что и у всех Людей Чести - чтобы на троне восседал его настоящий владелец, - герцог позволил себе едва заметную холодную улыбку. - А враги - получили свое.

0

19

Этот человек хоть когда-нибудь изъясняется прямо?
Штанцлер скрыл раздражение. Отступать он не собирался.
- И к достижению какой из этих благородных целей вы намерены приблизиться при помощи вашего нового оруженосца?

0

20

- Естественно, к обеим, - как ни странно, это была чистая правда в понимании герцога. - Юный виконт Сэ в должной мере походит не на Лионеля Савиньяка, а на, как вы заметили, остальных Оленей.

Полноте, кансилльер, вы ничего не узнаете. Пора уже вам признать свое поражение.

0

21

Штанцлер удержался от того, чтобы скрипнуть зубами. Уклончивость ответов Придда уже походила на издевательство, а терпеть подобное Август не любил, хотя в некоторых случаях и умел. Но Придд всё же не Алва.
- Дорогой Вальтер, у меня складывается впечатление, что вы стремитесь всеми силами скрыть от меня причины вашего выбора. Я бы мог вас понять, не будь мы союзниками и в некотором смысле даже друзьями. Мы с вами на одной стороне, если вы действительно преследуете те цели, о которых говорили, - кансилльер испытующе взглянул в лицо собеседнику.

0

22

- Дорогой Август, - вы мне очень дорого обошлись. Больше этой ошибки я не повторю. - Я абсолютно и предельно честен с вами. Я сделал вклад в будущее, с возможностью использовать его по необходимости.

Вальтер нахмурился. Штанцлер нападал не только из желания услышать ответ, но и чтобы самому уйти от расспросов.

- Раз уж мы все-таки соратники, - супрем особенно акцентировал на последнем слове. - Вы не откажете мне в доверии поделиться планами насчет юного Окделла. Сэ - дело шестнадцатое, спешки не требует, в отличие от Повелителя Скал...

0

23

Они продолжали топтаться по кругу. Что ж, иногда стоит немного уступить, чтобы затем отыграться.
- Для Ричарда лучше было бы покинуть столицу после того, что заявил Дорак на совете, - тяжело вздохнул кансилльер. - Но раз этого не случилось, мы будем растить будущую победу из того, что есть. Пока я намерен дать мальчику некоторое время - около недели - свыкнуться со своим новым положением, присмотреться к своему эру... Дальше будет видно. Это тоже можно считать своего рода вкладом в будущее, - Штанцлер улыбнулся одними губами.

0

24

- Вы уверены, что отсрочка поможет, - Вальтер, наконец, успокоился, отставив пререкания на потом. Хотя в этой фразе скрывались одновременно и вопрос, и уже сомнение в ответе. Проблема выбора оруженосцев принимала иной оборот, и в интересах супрема было поспособствовать тому, чтобы это случилось максимально целесообразно. - Мы знаем о ваших с нами интересах, но совершенно ничего не способны предположить о планах Ворона насчет Ричарда. Что если он сможет повлиять на мальчика? Савиньяков возможно предсказать, но кто предугадает кэналлийского герцога?

Герцог невольно понизил голос:
- Не мне вам, дорогой Август,  рассказывать, насколько Окделлы внушаемы. И насколько это может смешать расстановку сил.

0

25

Когда соратники принимались рассказывать прописные истины, это раздражало. Хотя и меньше, чем когда они начинали вести свою игру и неумело пытаться это скрыть.

- Конечно же, я понимаю это. И приложу все усилия, чтобы влияние Ворона не стало слишком сильным. Всё же Ричард искренне любил отца, через такое трудно перешагнуть, и это дарит надежду. А вы, Вальтер, не заблуждаетесь, считая всех Савиньяков такими предсказуемыми?

0

26

И снова по кругу. На мгновение супрем почувствовал себя той лошадью в болоте: и тащить тяжело, и бросить жалко.
Ради всего этого не стоило приезжать.

- А вы, Вальтер, не заблуждаетесь, считая всех Савиньяков такими предсказуемыми?

- Не заблуждается только Создатель, граф,
- раздражение мало по малу брало верх. Дались вам эти Савиньяки, эр Штанцлер - еще чуть чуть и впору мне будет обвинять вас в излишнем интересе. - А я исхожу из доступных мне наблюдений. Молодой Сэ не знает ни придворной жизни, ни столицы, Лаик в рассчет можно не брать. Он вспыльчив, предпочитая действовать наобум больше, чем оценивать расстановку сил. Эмиль, то есть граф Лэкдеми, - перекати-поле, где армия, там и пастбище для оленя. Остается только капитан Королевской охраны, - герцог пожал плечами, намекая на обыденность обсуждаемой персоны. - Не Леворукий, не провидец, и даже не Рокэ Алва. Хотя я более чем уверен, юный виконт вернется из первой увольнительной с изрядно запруженной ценными советами головой, но это будут лишь догадки и советы.

Иначе вас со мной здесь бы давно не стояло...

- Я вас хоть немного успокоил, Август?
- и вы поделитесь со мной чем-то ценным, или продолжите шарахаться от собственной тени в попытке ее же перехитрить. - Как вы планируете влиять на герцога Окделла, если вдруг Первый маршал решит его прибрать к рукам не только присягой, но душой и телом?

+1


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Оллария » Кансилльер в недоумении [4 В.С. 398 КС; только участники]