Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Застал врасплох [15 Л.В. 397 КС; свободный]


Застал врасплох [15 Л.В. 397 КС; свободный]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название: Застал врасплох
Краткое описание: Рено слышит разговор в лесу и застает Этьена с друзьями
Место: Леса в окрестностях Карроны
Время: 15-й день Летних Волн
Участники: Рено Лаварьер и Этьен Макон
Доступ на чтение: свободный

Отредактировано Этьен Макон (2012-03-20 23:50:51)

0

2

Когда Этьен, еще в далеком детстве, бродил по этому лесу, здесь было неимоверно тихо. Пели несколько птиц, шумели деревья. Лишь изредка эту тишину прерывал топот копыт. Этьену всегда хотелось, чтобы это были его старший брат и отец. Просто так, хотелось увидеть, как они наперегонки скачут по дороге к дому, а ветер играет их волосами и гривами коней.
     Но теперь брата нет, а отец уже семь лет как болен и давно не ездит верхом. А сам Этьен нарушал тишину леса спорами о будущем Эпинэ. Четверо его друзей слушали его жаркие речи:
     - Так не может продолжаться! Мы остановим этого мерзавца Колиньяра! Я сам готов убить его, - внезапно Этьен умолк. Шум веток под ногами заставил пятерых заговорщиков обернуться.

0

3

Дома было тяжело. Прошёл уже год с его возвращения, но Рено всё никак не мог свыкнуться с мыслью о том, что это - навсегда. Обветшавшее родовое поместье, по которому призраками бродят слуги; старик-дядя, потерявший когда-то давно ногу и, возможно, в связи с этим приобретший прескверный характер и склонность к бесконечному ворчанию; покрытая многолетним слоем пыли библиотека, в которой в не поддающемся пониманию порядке стояли потрёпаные труды философов прошлого Круга и легкомысленные романы популярных лет десять назад авторов. На всём этом, как и на Эпинэ в целом, лежал отпечаток увядания и забвения. Некогда цветущая провинция превратилась в одно большое отражение родового поместья Лаварьеров - ах, нет, не одно. Эпинэ отчётливо делилась на две неровные части: одна, разорённая мятежом и скудно управляемая, постепенно выцветала и затягивалась паутиной и пылью; другая же по-прежнему приносила доход и в казну, и в кладовые своих сюзеренов, пользовавшихся расположением Его Высокопреосвященства Сильвестра и правившие своими землями твёрдой рукой. В глубине души Рено мечтал бы родиться в одном из этих благословенных графств - например, в Савиньяке или Рафиано, служить в гвардии или в Торке и не думать о проблемах родной земли. Но ему не повезло ни с первым, ни со вторым, а третье он привык считать неотъемлемым признаком Человека Чести. Впрочем, к людям Чести род Лаварьеров имел весьма отдалённое отношение, но Рено предпочитал причислять себя к ним, лишь бы не соотносить себя с Колиньярами.
Постоянное пребывание в поместье способствовало погружению в неприятные мысли, к которым молодой теньент никогда не считал себя склонным. Да, ему всегда была свойственны рассудительность и стремление анализировать ситуацию, но нынешние его размышления напоминали скорее ворчание его же собственного дядюшки. Поэтому, когда Себастьян Лаварьер в обычной занудной форме пожаловался племяннику за завтраком, что в поместье закончились свечи, а слуги вконец обленились, Рено с готовностью вызвался съездить в Каррону и лично заказать всё необходимое.
В Карроне он не был довольно давно, поэтому немудрено, что уже на подъезде к городу Рено сбился с пути и заплутал в лесу. Мрачно подумав о том, что вряд ли встретит здесь кого-то, кто укажет ему верную дорогу, он решил продолжать двигаться вперёд, в надежде доехать до какого-нибудь постоялого двора. Расслышав впереди негромкое лошадиное ржание и чьи-то голоса, Лаварьер, недолго думая, направил своего коня в ту сторону.
- Мы остановим этого мерзавца Колиньяра! Я сам готов убить его! - услышал он, уже почти выехав на поляну, и ему в голову пришла запоздалая мысль о том, что, возможно, не любой путник с радостью подскажет ему дорогу на Каррону. Но отступать было уже поздно: сухая ветка предательски хрустнула под копытом Аселена.

0

4

Этьен смерил взглядом всадника – высокий, смотрит прямо, даже, наверное, нагло. Или это ему только кажется. Этьен был взвинчен разговором о восстании, и южный темперамент не прибавлял холода рассудку. « Кто это? Шпион Колиньяра? Придется разобраться с этим парнем, иначе он нас сдаст! Но рисковать друзьями я не буду… Тут не Торка, можно все решать самому, и не рисковать подчиненными.» Этьен окинул взглядом друзей и увидел в глазах у каждого лишь ожидание приказа. Когда-то он отдал приказ, после которого молодой офицер с небольшой группой разведки погибли. Этьен никак не мог привыкнуть к этому - отдавать приказ, который может привести к смерти, а самому остаться в штабе. Ну что же, теперь он мог не сидеть в штабе.
     - Возвращайтесь в замок, – Этьен выхватил шпагу и сразу сообразил, что за поясом пистолеты, но исправляться было поздно и глупо. Его друзья послушались без споров, впрочем, ничего другого Этьен не ожидал.
     - Кто вы сударь, и почему оказались в этом месте в этот час? - Этьен смотрел в глаза незваного гостя. – Не пытайтесь уехать, иначе мне придется в Вас стрелять, а не люблю стрелять в спину, хоть и готов сделать для Вас исключение.

0

5

Рено невольно усмехнулся и приподнял бровь. Ситуация совершенно не казалась ему опасной, и дело было вовсе не в присущем молодости безрассудстве, а в обыкновенном расчёте. Если бы неизвестный противник действительно хотел его убить, он бы приказал своим подчинённым сделать это, а не возвращаться в замок. Или, по крайней мере, вытащил бы пистолет. Находясь на достаточно приличном расстоянии от одинокого всадника с обнажённой шпагой, Рено не видел поводов для каких-либо опасений. Угроза же стрелять в спину и вовсе вызвала у него приступ веселья: незнакомец, совершенно очевидно, принадлежал к той категории людей, которые предпочитают честную дуэль всем другим способам убийства. Хотя, впрочем, судя по его волнению, сохранность своей тайны он считал вопросом жизни и смерти, а значит, вполне мог бы и привести угрозу в исполнение. Но Рено в любом случае не собирался никуда уезжать - хотя бы потому, что не знал, куда.
- Добрый день, сударь. Моё имя Рено Лаварьер, - произнёс он как ни в чём не бывало. - Не будете ли вы так любезны указать мне дорогу к замку Каррона? Я, признаться, слегка заплутал.
Шпагу он так и не обнажил.

0

6

Спокойствие незваного гостя вызвало еще более смешанные чувства, но шпагу Этьен убрал, а руку положил на рукоять пистолета, хотя скорее для удобства, чем в качестве угрозы. Да и о приличиях пришлось вспомнить, представиться и впрямь нужно. Если это шпион, он и так знает на кого охотиться. Если же нет, родители научили его отвечать на вежливость вежливостью и забывать это не стоит.
     - Полковник Этьен Макон, сударь, - легкий поклон. - Я комендант крепости Каррона. В этих лесах и впрямь не сложно заблудиться, но обстоятельства таковы, что я вынужден сейчас спросить Вас о цели визита в крепость. Так же я хотел бы узнать, какую часть разговора вы услышали, – собственный голос подействовал на этот раз отрезвляюще. Этьен выпрямился, но руку с пистолета не снял, теперь уже намеренно. Все нужно выяснить сейчас.

Отредактировано Этьен Макон (2012-03-25 00:47:53)

0

7

- Я рад знакомству с вами, полковник, - Рено качнулся в седле, изображая вежливый поклон. - И рад вдвойне тому, что встретил в минуту нужды именно вас.
Больше всего на свете ему хотелось бы достать пистолет, нацелить его своему случайному знакомому прямо в лоб и холодно поинтересоваться, какого Леворукого он должен отвечать на вопросы. Но если он и научился чему за время службы, так это базовым навыкам дипломатии и умению находить самый приемлемый выход из ситуации. И в данной ситуации проще было ответить.
- Вас интересует цель моего визита в крепость? Извольте: мой дядюшка, барон Лаварьер, имеет родовые владения недалеко отсюда, вам, вероятно, может быть знакомо его имя. Так как дядюшка в последнее время слаб здоровьем, он отправил меня в крепость сделать все необходимые заказы.
Природная прямолинейность требовала задать соответствующий вопрос и самому Макону, но Рено сдержался, хоть и почувствовал, что его запасы дружелюбия, красноречия и терпения стремительно подходят к концу. Он сделал над собой усилие и заговорил снова, искренне надеясь, что на этом вопросы закончатся.
- Что же касается вашего разговора, то, клянусь Создателем, мне нет дела до судьбы герцога Колиньяра: не имею чести быть с ним знакомым, а беспокоиться о чьей-либо безопасности не входит в мои обязанности с тех пор, как меня уволили из армии. - И, всё-таки, не удержавшись, добавил: - Если у вас больше нет вопросов, полковник, может быть, вы скажете, наконец, как проехать в Каррону?

0

8

Лаварьер… Да, слышал, но вот что именно… Дядюшка его отправил? Да как можно тут заблудиться!? Хотя блуждал же я в Торке, еще как блуждал. Так значит он один из уволенных недавно офицеров. А ко мне все равно по званию обращается… Этьен даже не заметил, как посмотрел нежданному знакомцу прямо в глаза, да так и не отвел взгляда. Ситуация явно накалялась и виноват на этот раз был не Этьен. Драться совершенно расхотелось. Но и просто так отпускать молодого человека хотелось не больше. Рено был не глупым и обиженным на Талиг офицером, а значит потенциальным союзником.
     - Простите за допрос, я был несколько раздосадован, что нас прервали так внезапно, – Этьен постарался говорить спокойнее. Выходило не плохо, хотя иногда горячему южанину успокоится не помогали даже годы, проведенные в Торке.
     - В искуплении моей горячности я не просто покажу Вам дорогу, но и провожу Вас. Надеюсь, Вы, как и я, не привыкли ездить в тишине? Потому что у меня есть еще несколько вопросов, если Вы, конечно не против, – полковник отвел взгляд от лисьих глаз Рено и направился, к оставленной ему друзьями, лошади.

0

9

Рено перевёл дух и только теперь понял, что на протяжении всего разговора всё-таки оставался напряжённым. Во время службы ему пришлось не так уж и много сражаться, однако ощущение близости схватки, мгновенный переход к полной внутренней готовности к бою успели въесться под кожу и никуда не делись за прошедшие два года.
Полковник Макона явно не хотел драться. По всей видимости, он, как и большинство южан, был вспыльчив, но миролюбив по характеру и обладал привычкой искать в людях лучшее, а потому, если и не принял объяснения Лаварьера на веру, то определённо был к этому близок.
"Вот за что я не люблю своих соотечественников, так это за то, что самые типичные из них настолько располагают к себе, что им невозможно не доверять", - подумал Рено, усмехнувшись про себя. Полковник действительно производил впечатление человека решительного и искреннего, хотя и, возможно, не самого умного. Судя по обрывку разговора, невольно подслушанному Лаварьером, и реакции Макона, он и его товарищи на полном серьёзе готовили покушение на Колиньяра. И молодой человек обречённо понял, что вляпался в заговор: у него не было ни малейших сомнений, что Макон попытается привлечь его к участию в их авантюре. И, прислушавшись к себе, Рено не нашёл аргументов против. Поэтому он кивнул и ответил:
- Проводник мне не помешает, да и от приятной компании я не откажусь: проведя всю дорогу в тишине, я изрядно соскучился по доброму разговору.
Он приветливо улыбнулся Макону.

Отредактировано Рено Лаварьер (2012-03-28 19:34:57)

0

10

Предложение Этьена Макона оказалось для Рено совершенно неожиданным шансом вернуть себе то, что, как ему казалось, он утратил навсегда. Ему снова представлялась возможность служить своей родине, возможность быть полезным и нужным, возможность снова ощутить дух товарищества. Возможно, если бы он задумался хоть немного, он бы отказался от службы и от участия в восстании, пусть даже это и означало бы сражение с Этьеном и, возможно, смерть. Однако в тот момент он поддался чувствам и, заразившись неисчерпаемым энтузиазмом Макона, с удивительной для самого себя живостью принял предложение. Возможно, сказалась старательно подавленная обида на столицу, возможно - скука, с которой он безуспешно боролся весь прошедший год, а может, всё дело было в том, что ему просто не хотелось возвращаться к дядюшке. Так или иначе, но он принял это решение, и хотя позднее он не раз думал, что, возможно, погорячился, сделав это, тем не менее, он никогда по-настоящему об этом не пожалел. Потому что прекрасно знал: какой исход его ни ожидает, он намного лучше смерти от старости и скуки.
И за одно то, что Этьен вытащил его из того болота, в которое он медленно погружался до их судьбоносной встречи, Лаварьер считал себя обязанным по гроб.

0

11

Юг, он такой. Если дружба, то в сердце и на века. Если вражда, то на острие клинка - смыл и забыл. Едва не вспыхнувший бой легко оборачивается горячей дружбой. По крайней мере, Этьен думал именно так, глядя на молодого человека, которого ему в этот день пришлось проводить до Карроны.
Лошади неторопливо несли мужчин к крепости, разговор складывался как-то особенно легко. Рено согласился прийти на службу в Каррону, да и против восстания ничего не имел. Этьен был рад новому знакомому.
Молодой полковник никогда не думал, что может ошибаться в людях. И ни разу еще не ошибся. Хотя все когда-то случается впервые, но об этом думать не хотелось. Когда-нибудь легкомысленность в дружбе еще обернется для Этьена бедой, но точно не сейчас.
Сейчас они будут ехать по дороге к Карроне, говорить о судьбе Эпинэ и Талига, предстоящих делах и исправлении несправедливости. А приехав в крепость, выпьют вина, урожая позапрошлого года, и продолжать нескончаемый разговор. А на следующее утро Рено с выполненным поручением дядюшки уедет домой сообщать, что будет служить в Карроне.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Застал врасплох [15 Л.В. 397 КС; свободный]