Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Королевский дворец в Олларии » День рождения Её Величества: Тронный зал [14 В.С. 398 КС; свободный]


День рождения Её Величества: Тронный зал [14 В.С. 398 КС; свободный]

Сообщений 61 страница 90 из 97

61

Штанцлер старательно изображал искреннее сочувствие. Что ж, прижать интригана за горло он всегда успеет; и лучше, действительно, без свидетелей.
- И не говорите, Август, - супрем чуть повысил голос. - Удивительно, при таком скоплении народа. Чуть ли не под самым носом у капитана королевской охраны. Окделл вытянул очень несчастливую карту, принеся присягу Первому маршалу. Кому могло понадобиться так явно покушаться на юношу? Надеюсь, стрелка найдут, - тут он вопросительно вздернул бровь, все-таки ожидая ответа.

0

62

Уже менее чем полчаса спустя Ирэна позволила себе отвлечься на размышления, благо, ничего, кроме пристойного выражения лица, от нее не требовалось. Как и ожидалось, выступавшие будто соревновались, чье поздравление будет наиболее пышным, и при этом содержащим наименьшее количество смысла. Пожалуй, стоило посочувствовать людям, попытавшимся бы вычленить из этого потока скупые намеки на что-либо значимое. К счастью, все, что могло интересовать виконтессу Альт-Вельдер в вопросах политики, ей рассказывал отец. Что должно было интересовать, тоже...
Внимание матери привлекли две юные девушки в обществе женщины в черном платье, очевидно, дуэньи. Одна из них казалась смутно знакомой. Незаметно взглянув в сторону Их Величеств и стоявших рядом Первого маршала с оруженосцем, Ирэна утвердилась в подозрении, что  девушка приходится близкой родственницей Ричарду Окделлу. Сестра? Здесь, в Олларии, так быстро? Что-то скрывалось за этим, какая-то история. Виконтесса услышала, как матушка обратила внимание отца на эту девушку. Есть шанс, что дома, после празднества, ей что-нибудь расскажут. Тем более, что, вполне вероятно, вскоре она станет одной из фрейлин Ее Величества - если это действительно сестра Окделла, урожденная герцогиня, то такое развитие событий более чем возможно.

Наконец, поток славословия иссяк - кажется, он утомил даже Ее Величество. Придворные с облегчением потянулись к выходу из зала. Ирэна отвлеклась, собираясь перемолвиться парой слов с матушкой, и поэтому громкое: "Ричард!" - и волнения впереди застали ее врасплох. У дверей начала собираться толпа любопытствующих зевак, сквозь которую почти пробилась замеченная ранее девушка. Все-таки сестра Окделла. Что же произошло с оруженосцем Первого маршала? Придворные, не успевшие покинуть зал, гудели потревоженным роем, предположения выдвигались одно другого невероятнее. Было ясно одно: Ричард Окделл серьезно ранен. Покушение в Королевском дворце? Немыслимо! Несколько особенно чувствительных - или желавших казаться таковыми - дам упали в обморок. Кто-то опасливо озирался, страшась неведомой опасности, как будто найдется дурак, которому они понадобятся, когда гвардейцы прочесывают весь дворец.

К отцу подошел Арно Савиньяк, прося монсеньора отпустить его к другу. Другу... Вспомнился разговор с братом несколько дней назад, и его "Не думаю, что нам с Ричардом повезло бы выстоять против пятерых". Услышав крик несчастного Окделла, Ирэна побледнела, с запозданием ощутив страх. Уже дважды повелитель Скал был в опасности, и чудо, что он выжил. И Валентин тоже... Найдя взглядом брата, виконтесса увидела рядом с ним оседающую обмороке  новую фрейлину королевы, с которой разговаривала в приемной. Долго же она ждала этой возможности, большинство ранимых и тонкочувствующих как раз начали приходить в себя.

Собираясь уже последовать за покинувшими зал придворными, Ирэна случайно заметила сестру Ричарда, стоящую у раскрытого окна. Девушке явно было плохо - еще бы, после всего случившегося. Рядом хлопотали вторая девушка и дуэнья. После секундного колебания Ирэна подошла к ним. Возможно, им потребуется помощь?
- Простите, я могу помочь? - вблизи герцогиня Окделл выглядела еще хуже: совсем бледная, с посиневшими ногтями на тонких пальцах, с силой держащихся за подоконник. Вряд ли дело только в нервном потрясении. В любом случае, сначала надо, чтобы ей стало лучше, остальное потом. Может быть, нюхательная соль? Вода? Туалетная комната была недалеко, и если учесть, что платье девушки было явно не в лучшем виде, с оборванными кружевами и с отпечатками крови, то стоило привести ее в порядок до того, как сплетники вспомнят о юной герцогине.

Отредактировано Ирэна Альт-Вельдер (2012-03-28 02:34:24)

+1

63

Порой Спрут бывал невыносим, но он был умён, иногда даже слишком. Однако сейчас Придд поддержал игру, и это было как нельзя кстати.
- Я бы особенно на это не рассчитывал, - со вздохом покачал головой кансилльер. - Боюсь, стрелок давным-давно ускользнул, несмотря на все усилия королевских гвардейцев.

0

64

Речи Эмиль не слушал. Зачем? Ничего интересного всё равно не скажут. Он смотрел на брата, точнее, на двоих братьев. И задавался вопросом, когда Арно успел так вырасти. Младший стоял возле Придда, старательно изображая из себя "лиловую невозмутимость". Что ж, хоть какая-то польза от того, что он угодил к Приддам - научится держать лицо. Ему самому это далось намного сложнее и позже. По-настоящему "каменеть" он научился только после смерти отца, и то до Ли ему было далеко. Тот как раз с невозмутимым видом обозревал зал, хотя наверняка и так был уверен, что всё в порядке. Гвардейцев Ли подбирал и инструктировал сам, а в людях он всегда разбирался хорошо.
К концу церемонии Савиньяк настолько заскучал, что взялся перебирать по именам всех известных ему коней и их хозяев. Когда лошади и терпение почти кончились, церемония, наконец, тоже завершилась. Эмиль переступил с ноги на ногу, ожидая, пока большинство присутствующих покинет зал. Стоять он привык, а толкаться среди придворных не хотелось.
Возможно, именно благодаря этому он услышал над головой характерный щелчок. Взводимый арбалет? Во дворце?
Предупреждающий крик запоздал. Ещё один щелчок. Характерный свист оперённой стрелы. Испуганные возгласы придворных. Кто? В этой толпе не разобрать. Впрочем, он и не пытался.
Два быстрых шага вперёд, развернуться, поднять голову. Бегущая фигура в гвардейском мундире. Летящий в сторону арбалет. В гвардейском?!! Ох и не понравится же это Ли... А если его увидит кто-то ещё, удар по репутации капитана Личной королевской охраны будет весьма значительным, если не фатальным.
Мысли проносятся в голове в долю мгновения. Рука тянется к пистолету. Прострелить мерзавцу ногу, чтобы далеко не ушёл... Но нет, поздно - он уже скрылся за колонной. Подоконник слишком низкий, а перила на галерее - высокие. Разрубленный Змей, никак не влезть!
- Ричард!
Окделл. Не король, не королева, не Ли, не Арно и даже не Рокэ и не кардинал. Должно было быть жаль мальчишку, но хотелось выдохнуть с облегчением.
Все необходимые распоряжения брат уже наверняка отдал, но подойти и рассказать об увиденном всё равно следовало. Эмиль оглянулся на мать, убедился, что с ней всё в порядке, и начал проталкиваться через толпу, бросив через плечо оруженосцу:
- Константин, позаботьтесь о графине.
Оставив без внимания парочку обморочных дам (пусть его простят, но на войне не до женских обмороков) и отметив про себя, что раз вопит, значит, живой, Савиньяк приблизился к опустевшим тронам и встретился взглядом со старшим братом.

0

65

Теньент был явно взволнован случившимся, но об уставе не забыл.
- Так точно, господин капитан. Арбалет нашли на галерее. Но стреляли, похоже, с другого места. Задержать никого не удалось.
- Мне нужно знать точное место, откуда был произведён выстрел, - произнёс Лионель. - И имена гвардейцев, патрулировавших галерею во время церемонии.
Найти концы будет очень сложно, скорее всего, почти невозможно. Но как любил говорить Алва, "невозможно" - глупое слово.
Граф ещё раз пробежался взглядом по залу, отмечая, как Рокэ и молодой Фиеско в сопровождении пары гвардейцев выносят из зала затихшего Окделла, как Луиза Арамона выводит следом белую, как мел, Айрис, как почти выбегает из зала Арно, как наиболее расторопные кавалеры осторожно поддерживают лишившихся чувств дам, как тессорий и члены его семьи проталкиваются чуть ли не в самую гущу толпы, как один из них едва не сталкивается с кансилльером и супремом. Взгляд выхватил из толпы Эмиля, который в отличие от большинства присутствующих пробирался не к выходу из зала, а к опустевшему возвышению с тронами. Брат явно искал его, и вид у него был крайне серьёзный и немного встревоженный.
Лионель коротким жестом отпустил теньента, тот щёлкнул каблуками и растворился в мало-помалу редеющей толпе. Граф кивнул близнецу и направился к амбразуре ближайшего окна.

0

66

Брат верно понял его взгляд, впрочем, как и всегда, - кивнул и стал пробираться к окну. Эмиль сделал то же самое. Придворные постепенно покидали зал, обходя неприглядную лужу крови на полу, и теперь два человека, не поленившихся дойти до окна, могли поговорить спокойно.
- Я видел стрелявшего, - без предисловий начал Эмиль, едва лишь они смогли говорить, не опасаясь быть услышанными. - Засел вон там, на галерее прямо у меня над головой, мерзавец. Я слышал, как он взводил арбалет, но ни предупредить не успел, ни выстрелить. За колонной скрылся, кошачье отродье. И самое поганое, что он был в гвардейском мундире.

0

67

- Как он выглядел? - резко спросил Лионель. - Ты хоть что-то успел заметить?
Дело принимало крайне скверный оборот. Савиньяк отбирал людей тщательно и имел достаточные основания им доверять. Скорее всего, стрелявший не был его подчинённым, а только надел мундир, но даже это говорило о многом. Тем более, если ему удалось ускользнуть. Всех гвардейцев в лицо знает разве что он и большинство его людей, остальных мундир королевской охраны может сбить с толку.

0

68

- Чуть ниже нас ростом, стройный, прямые каштановые волосы чуть ниже плеч. Лицо разглядеть не успел, - коротко доложил Эмиль, без слов чувствуя, как напрягся и посуровел брат, хотя, казалось бы, куда уж больше. - В кого он целился? В Рокэ? Мальчишка случайно попался или закрыл? Шагов на галерее я не слышал, значит, его не спугнули, и выстрел был прицельный.

0

69

Ли ещё раз проследил взглядом то место на галерее, которое указал близнец, перевёл взгляд на подсыхающую лужу крови, обозначавшую место, где упал Окделл, быстро восстановил в памяти, кто где был в момент выстрела.
- Нет, стреляли не в Рокэ, - медленно проговорил он. - Если только стрелок не промазал на пяток бье, то целился он именно в Окделла. Он немного отстал от Ворона, вплотную к нему не было вообще никого.
Это запутывало дело ещё больше. Целься арбалетчик в короля, королеву, кардинала, Первого маршала, даже в него самого, это было бы более чем объяснимо. Но устраивать посреди дворца засаду на оруженосца Алвы казалось бредом. Если кому-то так мешает герцог Надора, можно найти множество других возможностей убить его. Разве что главной целью было покушение как таковое, а не его исход и, быть может, даже не его жертва.

0

70

- На пять бье с такого расстояния промажет только пьяный новобранец! - праведно возмутился Савиньяк. - А вот живой Окделл в столице кому-то сильно мешает. Сначала плечо, теперь... кстати, куда его, и насколько всё серьёзно?
Если вопил, конечно, значит, живой, но надолго ли?
- А стрелок, хоть и не на пять бье, но промахнулся, раз на месте не уложил. Твой молодец так бы не опозорился, я правильно понимаю?

0

71

- В ногу. Должен выжить, - коротко пояснил старший из братьев. - Ты прав, никто из моих людей так бы не промазал. Если бы ставил своей целью убить, - чуть задумчиво добавил Лионель. Впрочем, размышлять и оценивать все возможные варианты сейчас не было времени. - В любом случае, подсыл это или предательство, я должен в этом разобраться как можно скорее и... без помощи судейских.
Празднование дня рождения королевы Талига ещё не окончено, и едва ли бал отменят из-за ранения оруженосца Первого маршала. До конца торжеств он лично будет находиться при короле. Когда точно не знаешь, кто предатель и один ли он, доверять остаётся только себе.
Лионель кивнул Эмилю в знак благодарности. Просить брата быть начеку не требовалось, как и Эмилю - заверять близнеца в своей бдительности. Они и так прекрасно поняли друг друга.
Капитан королевской охраны ещё раз окинул взглядом пустеющий Тронный зал и вышел, дабы занять своё место в свите Их Величеств.

0

72

Краем глаза герцог отметил, что старшие Савиньяки нашли друг друга и уединились для непродолжительной беседы у окна. Хотелось бы знать, что они успели заметить и какие выводы сделать. Но, увы, эту информацию узнать никому не под силу.
Супрем снова обратил свое внимание на кансилльера.
- Знаете, дорогой граф, еще немного, и я буду готов поверить, что сам Леворукий следует за герцогом Алвой по пятам. И каждый, кто находится в непосредственной близости от Первого маршала - оказывается неизменно проклят. Ричарду чудовищно повезло, что стрелявший промахнулся: чуть выше, и мы бы его потеряли. Да и в данном случае рана выглядела, насколько я успел заметить, крайне серьезной. Мальчик может остаться калекой на всю жизнь, - вот так... смесь из полуправды, полулжи для чужих ушей, понятная только участникам беседы. - Их Величества будут расстроены, что им испортили праздник.

0

73

...Она, наверное, была где-то возле королевы, впереди, поэтому её и не было видно, только поэтому...
Леонард усилием воли приказал себе вернуться с непонятно каких рассветных небес на грешную землю. Сильвестр бы не допустил, чтобы пострадал кто-то из его родичей. Это гибель Окделла была ему выгодна. Леворукий его побери... Смерть этого мальчишки, похоже, выгодна положительно всем.
Тессорий решил примкнуть к окружающим короля и кардинала свитским, а сыну поручил разыскать в зале герцога Колиньяра и передать ему, что тот желает с ним поговорить в ближайшее время. Остальные сыновья были слишком заняты для подобных поручений, а слугам в таких делах граф Манрик не доверял.
Леонард уже совершенно искренне ненавидел всё, что его окружало к тому моменту, - душный зал, охающих дам, тревожно переговаривающихся кавалеров, ощущение мерзкой беспомощности и непонимания сути происходящего. Он не был политиком, интриганом тоже был не вполне талантливым, не по нём было строить замысловатые теории. Хотелось уйти отсюда к закатным тварям и больше никогда не возращаться.
...Светлая роза в русых волосах...
Некуда уходить.

Леонард подвинулся, чтобы пропустить каких-то дам, и в общем гуле сознание странным образом вычленило отдельные голоса совсем рядом.
- ...вытянул очень несчастливую карту, принеся присягу Первому маршалу. Кому могло понадобиться так явно покушаться на юношу?
Леонард не придал этому значения, остановившись и высматривая среди придворных нужного человека.
- ...что сам Леворукий следует за герцогом Алвой по пятам. И каждый, кто находится в непосредственной близости от Первого маршала - оказывается неизменно проклят. Ричарду чудовищно повезло, что стрелявший промахнулся: чуть выше...
Голос отвечавшего принадлежал кансилльеру, и генерал невольно обернулся через плечо.

Люди Чести... Причастны ли они к покушению? Как трогательно они изображают беспокойство по поводу судьбы юного Окделла, но чего стоит это беспокойство - все они показали на Фабиановом дне. Алва приподнёс им сюрприз, но могло ли так быть, что за блажь Первого маршала теперь расплатится его новая игрушка - Ричард Окделл? Так же, как когда-то расплатился старший наследник Приддов. Ричарда некому приглашать на охоту, но... Не могли же они знать о том, что вытворит Алва сегодня - заранее? В то, что Ворон делится такими вещами с королевой, Леонард не верил и подавно, иначе, от кого же Люди Чести могли бы ещё узнать о неуставных отношениях Первого маршала и его оруженосца?
"Кому могло понадобиться так явно... "
"Стрелявший промахнулся..."

Глупый промах, слишком глупый.
Кому могло понадобиться?
Неприятная, очень неприятная мысль вдруг пронзила сознание. Что, если не убийство Окделла было целью?
Сколько раз Леонард просил отца поумерить свой пыл. Особенно, относительно Надора... Теперь, после сегодняшнего - никто не поверит, что "дуэль" неделю назад была случайностью! Алва, если только его выходки не игра, возьмётся найти виновных - и найдёт. Но будут ли это... виновные? Затея с маркизом Сабве была неудачной, но кто поверит, что с тех пор намерения затеявших всё это изменились? Окделла всё равно убьют, рано или поздно - кардинал не позволит вырасти второму Эгмонту в сердце Талига. Но пока что он мог быть всего лишь способом...
На душе стало тошно, а дышать трудно - из-за духоты или пропитавшего воздух лицемерия?
"Отец, понимаешь ли ты, кто сейчас под подозрением?" - мерзкие мысли лезли в голову, как мухи в глаза.

Какой-то гвардеец, проносясь мимо, потеснил Манрика, и он едва не задел плечом герцога Придда.
- Прошу прощения, господин супрем, - сухо проговорил Леонард почти неосознанно, смерив Спрута взглядом, в котором было больше недоброжелательности, чем генералу хотелось бы показать.
Несмотря на то, что герцогиня Придд приходилась старшей сестрой его невестке, нежных чувств к Приддам Леонард никогда не питал.

0

74

Возмущение и крайняя степень яростного гнева - те эмоции, которые владели графом Ариго всё время, практически непрестанно, с того момента, как ему доложили о выходке Алвы.
Сам он не видел леопарда, но виденное в покоях королевы подтвердило столько людей, что сомневаться в том, что это не просто кулуарная сплетня, не приходилось. Если бы только ненависть могла испепелять на месте...
Поэтому на церемонии Ги, можно сказать, вовсе не скучал, а лелеял в мыслях различные способы жестокого убийства Первого маршала Талига. Все, к великому сожалению, малоосуществимые.
"Кэналлийский ублюдок! Это уже слишком... А дура-сестрица, судя по всему, и рада. Будто не понимает, девчонка, что на самом деле означает этот... "подарок" в глазах не только самого Алвы, но и всего двора, всей Олларии!"
Конечно, Штанцлер не раз укорял его за живущую в особняке Ариго птицу... Но Ги никогда не заходил так далеко, чтобы тащить своего питомца во дворец, чтобы посмеяться над Алвой! (Ну, допустим, это в принципе было бы несколько... опрометчиво, но неужели мерзавцу мало того, что он может насмехаться над Людьми Чести в любое удобное ему время и в любой удобной форме?)
Справиться с лицом было на сей раз ужасно сложно. Даже несмотря на многолетний опыт придворных интриг и беззаветного притворства. Хорошо хоть оруженосец стоит с бесстрастным лицом, можно попытаться брать с него пример.
Какая всё-таки дрянь! Сколько они ещё будут это терпеть?
Чтобы отвлечься от мрачных мыслей хоть как-то, маршал некоторое время наблюдал за новоявленной герцогиней Окделл. Пригрелась, всё-таки, под надёжным крылышком Савиньяков. Вон, и "свиту" нашли ей. Нехорошо это, и как же невыгодно.

По окончании церемонии Ги шёл впереди, сразу за свитой Их Величеств, поэтому не сразу заметил, что происходит позади. Впрочем, крики юной Айрис сразу же дали понять, с кем именно происходит. К упавшему Ричарду было не подобраться, да Ариго и не стал этого делать.
- Это ужасно, - ясно, чтобы слышали окружающие, проговорил он, взволнованно покачав головой. - Ужасно то, что Люди Чести не могут чувствовать себя в безопасности даже в королевском дворце - оплоте защиты и справедливости. Впрочем, - поспешно добавил он, - не только Люди Чести.
"Ведь юный герцог Окделл у нас всё равно, что предатель Людей Чести, не так ли? Думайте сами, почтенная публика".
- Жаль, что тут мы ничем не можем помочь, - сокрушённо сказал он кому-то из стоящих рядом - то ли Килеану, то ли Рокслею, впрочем, неважно, - глядя, как Ричарда унесли. - Но какое же всё-таки счастье, что герцог остался жив.

Ги проследил взглядом за Приддом и Штанцлером. Надеяться на то, что они говорят о чём-то серьёзном - при таком-то количестве народу вокруг - было бы глупо. Присоединяться к ним у графа Ариго не было никакого желания - он мог рассказать в ролях всё то, что они сейчас будут "изображать".
Придворные чуть разошлись, и взгляду Ги предстало кровавое пятно на плитах зала. Он брезгливо поморщился и повернулся к своему оруженосцу.
- Валентин, оставайтесь в зале. Или, по крайней мере, не уходите далеко, будьте добры.

Маршал Ариго, не глядя больше по сторонам, решительно направился к примыкающей к залу галерее, куда светловолосая дуэнья увела явно почувствовавшую себя дурно герцогиню Окделл.
"Ага, и виконтесса Альт-Вельдер. Замечательно, это именно тот человек, который сейчас нужен рядом".
- Простите, я могу помочь?
- Виконтесса, боюсь, помочь герцогине в данном случае гораздо лучше сможет лекарь, - проникновенно сказал граф, подходя к женщинам у окна. - Насколько я понимаю, дамы во дворце впервые, но вы можете поправить меня, если я ошибаюсь - кажется, Малая свитская находится совсем рядом, здесь, за поворотом коридора, и там есть широкий балкон, куда можно вывести герцогиню. Лучше бы, конечно, на улицу, но, боюсь, из дворца сейчас никого не выпустят. Насколько я слышал, герцогом Окделлом сейчас занимается военный врач, но его помощник, который знает, что делать, когда Её Величеству или кому-то из её дам бывает плохо, скорее всего, сможет явиться, - я сейчас пошлю за ним. Госпожа Альт-Вельдер, и вы, сударыня, - граф обратился к поддерживающей Айрис Окделл даме, - полагаю, вы сможете помочь герцогине... Хорошо, что вы оказались рядом.
Затем он коснулся плеча Айрис - девушка выглядела совсем скверно, как будто вот-вот лишится чувств.
- Герцогиня, скажите нам, можете вы сейчас идти? Нам надо увести вас отсюда, боюсь, здесь вам не полегчает. Я граф Ариго, я хорошо знал вашего отца и знаю о вашей болезни. Я бы не хотел, чтобы с вами что-то случилось.
Если понадобится, он сам отнесёт Айрис из удушливого многолюдья и мельтешения зала, и дочь Вальтера окажется тут рядом очень кстати, она - а не кто-нибудь из Савиньяков. Если и нужно было как-то добиться доверия Айрис Окделл, то сейчас момент был самый подходящий.

0

75

Петля, сдавившая горло, начала ослабевать, дышать получалось маленькими жадными глотками. Айрис с трудом оторвала от подоконника судорожно сжимавшую его руку. В зеркале оконного стекла отразилась бескровная маска лица, лихорадочно блестящие глаза, отливающие синевой полуоткрытые губы. Тронный зал медленно вращался по кругу. Отпустить подоконник совсем Айри не решилась. Людей за спиной стало больше, их голоса тонули в ее хриплом неровном дыхании.
- …помочь герцогине в данном случае гораздо лучше сможет лекарь...
Не надо, лекарь сейчас необходим Ричарду! Все равно, он ничего не сможет сделать. Дома мэтр Лантье говорил, что помочь в моем случае нечем. О том, что врач еще  тогда сказал ее матери, сейчас лучше не думать. Только бы Ричард поправился.

- Герцогиня, скажите нам, можете вы сейчас идти? Нам надо увести вас отсюда, боюсь, здесь вам не полегчает. Я граф Ариго, я хорошо знал вашего отца и знаю о вашей болезни. Я бы не хотел, чтобы с вами что-то случилось.

Граф Ариго, старший брат Ее Величества. Нужно хотя бы попытаться ответить… Переводя дыхание, Айрис кивнула.
- Я… смогу, сейчас… Мне уже лучше.
Да, конечно, граф прав. Надо идти. Она отпустила полированный камень подоконника и покачнулась...

Отредактировано Айрис Окделл (2012-03-29 10:14:13)

0

76

Валентин почему-то не любил дворец. Да, он мог восхищаться гениальностью архитектора, придумавшего изящное, сказочное здание, но столпотворение, насквозь лживые улыбочки, многозначительные переглядывания, ужимки и сплетни, - все это совсем не радовало графа Васспарда и мешало наслаждаться математически выверенной гармонией колонн и арок. Но День рождения Ее Величества Катарины не тот праздник, который может пропустить брат королевы, и, соответственно, его оруженосец тоже. Так что Валентину пришлось абсолютно против своего желания идти следом за своим эром и изображать вежливый интерес, благо уж это он умел в совершенстве. Валентин было дело настроился на довольно предсказуемое празднество, но его ожидания не оправдались. Сперва Первый маршал приподнес в подарок Ее Величеству не драгоценности или же сборник гравюр и эскизов, а багряноземельского черного леопарда. Живого. Что же, похоже, по Олларии скоро пойдет гулять новая сплетня про королеву и Первого маршала.
За те три часа, которые длилась церемония, Валентин наслушался славословий столько, сколько, наверное, не сумел написать Вальтер Дидерих. А ведь Валентину придется еще три года присутствовать при особе маршала Ариго и глупо надеяться, что брат королевы бросится на войну сам. На такое способен разве что Алва. На секунду Валентин даже позавидовал Ричарду, но только на секунду, потому что в следующее мгновение завидовать было уже глупо. Короткий свист, суматоха, резкие приказы Алвы и образовавшееся вокруг него и Окделла кольцо любопытствующих и жаждущих помочь. Валентин к жаждущим предложить помощь не присоединился, потому как решил, что раз уж он ничем толковым помочь не может, то лучше и не лезть под руку. Тем более, что эр Ги распорядился не покидать тронный зал, а оставаться поблизости. Возможно, он решил потом распросить Валентина о том, что происходило в зале, пока его не было. Что же, оставалось только наблюдать. Например, за Манриком. Валентин сделал шаг назад, отходя с дороги, и постарался обращать на себя как можно меньше внимания, исподтишка, очень осторожно, разглядывая Леонарда. Сын тессория и дальний родич самого Валентина что-то сказал его отцу, а до этого явно искал кого-то взглядом в группе фрейлин Ее Величества. Неужели одна из дам королевы похитила сердце фламинго? А впрочем, почему бы и нет? Любят же всех. На всякий случай запомнив эту маленькую деталь, Валентин снова огляделся, стараясь найти еще что-то, что могло пролить свет на ситуацию. Впрочем, долго рассуждать ему не удалось. Одна из фрейлин королевы, увидев кровавое пятно на плитах, лишилась чувств, да так удачно, что Валентину не оставалось ничего иного, кроме как подхватить легкую девушку на руки, уберегая от столкновения с полом. В зале было душно и все еще многолюдно, а до сада далеко, так что Валентин решил, что свежий воздух из распахнутого окна приведет сомлевшую девицу в себя вернее и быстрее, чем ароматические соли, которые неясно еще где искать. Туда со своей ношей граф Васспард и направился.

Отредактировано Валентин Придд (2012-03-29 14:54:32)

0

77

Не привлекать к себе внимания не удалось, но Селину сейчас это занимало меньше всего на свете. Самым важным было привести в чувство подругу, которая из последних сил вцепилась, до побелевших костяшек пальцев, в каменный подоконник.
- Простите, я могу помочь? - произнесла за спиной молодая шатенка в лиловом наряде.
"Очень можете! Нужно выбраться из этого зала", - Селина едва сдержалась, чтобы не закричать, но вовремя спохватилась: они во дворце, а не на площади в базарный день.
Ответить вслух и попросить о конкретной помощи она не успела. Следом за девушкой к окну подошел и мужчина в алом. Брат королевы граф Ариго, как она смутно поняла из его представления.
- ...кажется, Малая свитская находится совсем рядом, здесь, за поворотом коридора, и там есть широкий балкон, куда можно вывести герцогиню. - среди мельтешения панических мыслей это были единственные слова, которые отыскали существенный отклик в голове Сэль.
Айрис отпустила подоконник и покачнулась, но чудом удержалась на ногах.
- Благодарю вас, сударь, - Селина успела кивнуть Ариго, подхватывая подругу под руку. Даже если она не упадет, с таким затрудненным дыханием и головокружением - идти Айри будет сложно. Матушка схватила белую как снег герцогиню за плечо с другой стороны.
- Вы покажете нам дорогу куда-то, где Айрис могла бы прилечь? - это уже адресовано той, кого брат королевы назвал "виконтессой". Трех дам уж всяко будет достаточно, чтобы вывести герцогиню из залы. По каким-то неясным ощущениям Селине совсем не хотелось, чтобы с ними следовал кто-то еще. И она была уверена, что и Айрис с ней согласится, не желая и дальше показывать свою слабость перед окружающими.
"Виконтесса в лиловом" быстро пошла вперед, указывая путь. Селина и Луиза, поддерживая девушку с обеих сторон, двинулись следом из Тронного зала.

>>>покои для фрейлин

Отредактировано Селина Арамона (2012-03-29 16:59:00)

+1

78

К ним подошла девушка, которую Луиза пока не знала, хотя и уже видела, предложила помощь. Ответить дуэнья не успела, сразу же подошел ещё один человек, вроде брат королевы. Сомнения развеялись, когда подошедший мужчина представился.
- Благодарю вас, господин граф, - кивнула Луиза, придерживая Айрис. Дыхание девушки немного выровнялось, но все равно казалось, что она в любой момент упадет в обморок. Госпожа Арамона с помощью Селины отвела девушку от окна и повела в сторону указанной двери.

0

79

Подошедший к ним брат королевы оказался очень вовремя. Действительно, в  Малой свитской или в комнате для фрейлин (они, кажется, были совсем рядом) девушке будет легче - хотя бы за счет возможности слегка расслабить корсет и вдохнуть свежего воздуха. Юная герцогиня почувствовала себя немного лучше, поэтому идти стоило сейчас, пока кто-нибудь еще не обратил внимания на столь живописную группу. К счастью, это понимали все. И все-таки дело действительно не только в волнении. Девушке будет тяжело с таким недугом при дворе.
- Благодарю вас, граф, ваша помощь очень кстати. Здесь рядом находится коридор с комнатами для фрейлин, мы будем в одной из них. Я покажу дорогу.
Сопровождавшие Айрис Окделл - так, кажется, звали старшую дочь Эгмонта Окделла? - дамы подхватили девушку под руки. К счастью, идти действительно было недалеко - герцогиня все еще была слишком слаба.  Граф Ариго остался в Тронном зале, отдавать распоряжение слуге, за что Ирэна была благодарна. Все же брат королевы привлекал слишком много внимания, которое сейчас - это понимали все - было некстати. Да и в покоях для фрейлин присутствие мужчины было бы весьма нежелательным, особенно когда юной герцогине требовалась помощь врача.

0

80

У выхода из Тронного зала Лионель жестом подозвал к себе гвардейца из заметно увеличенного караула и приказал позвать капитана, командующего оцеплением дворца.
Этот офицер пользовался наибольшим доверием Савиньяка и, как и он сам, знал всех подчинённых в лицо. Ему можно было поручить то, чего Лионель не мог сделать лично, поскольку должен был находиться при короле и королеве.

0

81

Произошедшее в Тронном зале не укладывалось ни в какие рамки представлений о том, как должны отмечаться дни рождения высокопоставленных особ. Скучная церемония... и кульминация в виде покушения на оруженосца соберано!

После выстрела Альберто какое-то время стоял, не двигаясь, выжидая, когда испуганные люди разберутся, куда они хотят бежать - поближе к месту происшествия или подальше, и начал потихоньку пробираться к тронному возвышению, недалеко от которого лежал раненый Окделл, находился герцог Алва и стоял капитан королевской охраны. Вот последний-то и нужен был Берто.

Первая мысль после выстрела была о том, что выбраться из дворца теперь будет крайне сложно. Марикьяре повертел головой, осматриваясь и выискивая взглядом Марселя Валме. но увы - все старания были тщетны - неуловимый виконт куда-то запропастился. Значит, первым делом надо добраться до Лионеля Савиньяка и получить у него разрешение на выход из дворца. Вторым - поймать Валме и передать ему пропуск. Третьим... третьим - выбраться из дворца как можно раньше. Идеальная ситуация для того, чтобы покинуть город. Все будут заняты покушением.

- Господин капитан! - Берто сотворил чудеса ловкости и проскользнул мимо гвардейца, который явно оберегал свое начальство от лишних взволнованных особ, которые могли бы помешать работе капитана королевской охраны. - Мне нужно разрешение на выход из дворца для двоих человек, - последнюю фразу он сказал, находясь рядом с графом, так чтобы ее не услышали посторонние.

0

82

Гвардеец ещё не успел отдать честь и развернуться, чтобы идти выполнять приказ, как его оттеснил вынырнувший из толпы Альберто Салина.
- Мне нужно разрешение на выход из дворца для двоих человек, - почти прошептал молодой марикьяре, в упор взглянув на капитана королевской охраны.
Савиньяк вернул юноше изучающий взгляд. А в сообразительности адмиральскому оруженосцу не откажешь. Правильно, если выбираться из столицы сегодня, то лучше сейчас.
- Разумеется, маркиз, - кивнул Лионель и распорядился принести чернила, перо и два листа бумаги.

В этот момент из-за поворота коридора появился один из гвардейцев, патрулировавших переходы дворца. Вид у него был не вполне спокойный. Завидев Савиньяка, гвардеец тотчас направился к нему.
- Прошу меня простить, - чуть наклонив голову, быстро проговорил Ли и отошёл к окну. - Докладывайте, - бросил он гвардейцу.
- Мой генерал, в дальней части коридора, ведущего на нижнюю галерею Тронного зала, обнаружено тело гвардейца Жюльена Сирнэ. Заколот кинжалом в спину.
- Он патрулировал эту часть дворца? - в ответе Савиньяк почти не сомневался.
- Да, мой генерал.
- Кто должен был идти с ним в паре?
- Штефан Вайсберг.
Лионель припомнил этого молодого человека. Высокий, широкоплечий, со светло-голубыми глазами и густыми каштановыми волосами.
Это могло быть следом. Слабым и, вполне возможно, ведущим в тупик, но за эту ниточку следовало потянуть в надежде размотать клубок.
- Разыщите его. Если его нет во дворце, пошлите к нему домой. На месте убийства ничего не трогать. Я посмотрю сам.
Доложивший исчез за ближайшим поворотом.

Принесли письменные принадлежности. Воспользовавшись широким подоконником вместо стола, Лионель быстро набросал два пропуска - на имя маркиза Луиса Альберто Салины и виконта Марселя Валме.
- Прошу, - протянул подписанные бумаги молодому марикьяре.

0

83

Падать в обморок - так уж как следует. Гизелла честно зажмурила глаза и понадеялась, что ей не дадут удариться об пол. И не прогадала. Уверенные руки сперва поддержали, не давая упасть, а затем подхватили и куда-то понесли. Хорошо бы не в сад. Тут еще не всё интересное случилось.
Отчаянно хотелось приоткрыть хоть на волосок хоть один глаз, но тогда её притворство могли раскусить.
Интересно, кто её поймал? Валентин Придд или всё же его сеньор? Валентин видел её во время той дуэли... Тогда крови она не испугалась. Вдруг заподозрит притворство? Впрочем, можно списать всё на духоту...
Кто-то нес её бережно и аккуратно, а Зель лежала, полностью расслабившись, и слушала разговоры. Происшедшее обсуждали на все лады. Строили гипотезы и предположения, гадали, в кого целились и куда же смотрела охрана.
Савиньяк допустил оплошность? Ах, как рады будут заговорщики и враги Талига! Если его снимут с должности, за жизнь их величеств не дашь и ломаного гроша. Что никого, кто бы справился лучше, в столице нет, очевидно даже ей. Манрики ненадежны, Ариго тем более. Приятель Эрвина, как его... Феншо-Тримэйн - слишком молод, хоть и генерал... Не хотелось бы ей оставаться во дворце, где охрана ненадежна.

0

84

- Благодарю! - Берто забрал пропуски и благодарно улыбнулся Савиньяку.

Первое дело сделано! Осталось найти Валме... и куда он делся, Леворукий его побери!... И в этот момент Альберто увидел, как какой-то молодой человек на руках несет к окнам Гизеллу Ноймаринен! Пара мгновений - и он уже был возле неизвестного ему юноши.

- Позвольте вам помочь! - марикьяре быстро разогнал людей возле одного из окон, постелил свой плащ на подоконник и повернулся к юноше. - Положите ее сюда.

0

85

Покончив с бумагами, Лионель быстрым шагом направился вслед за королевской процессией. Однако на половине дороги ему было суждено вновь остановиться: начальство нашёл командующий оцеплением. Отойдя к ближайшей статуе, Савиньяк обратился к офицеру:
- Стенвуд, проверьте всех стоящих в оцеплении. Если кто-либо покажется вам не вполне знакомым, немедленно ведите его ко мне. Особое внимание обращайте на высоких шатенов. Если человек с подобными приметами будет оказывать сопротивление - берите тем более, но обязательно живым. Вам всё ясно?
- Так точно, господин капитан.
- Выполняйте.
Теперь следовало наконец нагнать процессию и лично проследить за тем, что там всё в порядке.

0

86

Валентин лавировал в толпе, стараясь пройти так, чтобы девушке, лежащей на его руках, не был причинен  никакой ущерб. К счастью, придворные, завидев Валентина, расступались почти сразу же. Обходить застывших столбом ему пришлось всего раза два.
Дочь Рудольфа Ноймаринена не подавала признаков сознания, но, почему-то, Валентину казалось, что она притворяется. Уж слишком красиво упала она в обморок, увидев пятно крови на полу, и это при том, что недавно абсолютно спокойно смотрела на них с Ричардом, когда ее брат вместе с генералом Феншо-Тримейном разгоняли побоище в парке. Но Валентин привык уважать желания дам. Охота лежать в обмороке - пожалуйста. Зато когда-нибудь потом можно будет завязать  непринужденный разговор с фрейлиной Ее Величества. А уж о том, сколько тайн знают юные девицы, состоящие при дворе, можно только догадываться.
На ближайший подоконник опустился черный плащ, а обладатель этого самого плаща, испросив формального разрешения помочь, уже распоряжался. Валентин против помощи не имел ничего, так что аккуратно уложил Гизеллу на ткань и потянулся за кинжалом, висевшим на поясе - нужно было расслабить корсет, чтобы дать девушке свободно дышать, а узлы там были завязаны хитрые, с наскока не развяжешь, а только больше запутаешь.  Хотя, если разрезать шнуровку, то пришедшей в себя девушке будет сложно покинуть зал.
- Благодарю, сударь, - Валентин на мгновение поднял глаза на предложившего свою помощь, кивнул и приподнял Гизеллу, одновременно разворачивая ее спиной к решившемуся помочь марикьяре.
- Давайте я ее подержу, а вы ослабите корсет?

Отредактировано Валентин Придд (2012-04-03 23:10:43)

0

87

Гизелла честно собиралась "прийти в себя" как только они куда-нибудь дойдут. А уж после того, как Альберто предложил помощь и вовсе пора было заканчивать с комедией.
Девушка даже честно приоткрыла один глаз и собралась вздррогнуть и пискнуть что-нибудь жалобно-смущенное, но тут её, вполне удобно уложенную на какую-то ткань, судя по дуновению свежего воздуха, расстеленную на подоконнике, бесцеремонно перевернули и хищно позарились на шнуровку корсета. Пришлось закрыть глаз обратно и ждать, чем же кончится поединок молодых людей с искусно зашнурованным орудием наведения женской красоты. Если разрежут шнуровку - придется заставить отнести её на руках в её комнаты, чтобы она смогла переодеться. Тем более, что здесь она больше ничего не увидит, а переодеться к балу всё равно придется. К тому же, это еще одна возможность познакомиться поближе с молчаливым наследником Приддов... В общем, замечательный выстрел картечью по стае гусей.

+1

88

Альберто сдержал усмешку. Гизелла притворялась, и это было заметно, но что поделать - теперь уже придется играть до конца. Не может же он доверить какому-то северянину столь ответственное и щепетильное дело, как ослабление шнуровки корсета своей невесты.

Юноша быстро расправился со шнуровкой и чуть ослабил корсет.  Неудивительно, что дамы так активно падают в обморок - в такой одежде безо всякого волнения можно сознание потерять...

- Осторожно... простите, не знаю вашего имени, сударь. Я Альберто Салина, - марикьяре осторожно усадил девушку и прислонил ее спиной к стене. - Думаю, что герцогине сейчас станет легче.

0

89

Ну вот. Развязали шнуровку как следует. Значит, "на руках" отменяется. И откуда это у Альберто такой опыт расшнуровывания корсетов?
Девушка глубоко вдохнула, открыла глаза и слабо улыбнулась.
- Альберто... Граф Васспард... Спасибо. Простите, так глупо с моей стороны... Это всё духота.  И мысли. Я... испугалась.

0

90

Валентин прикусил губу, чтобы сдержать улыбку. Потому как, когда только что упавшая  в обморок девушка внезапно и ненадолго подает признаки жизни, а потом снова теряет связь с реальностью, даже Спрутам бывает трудно совладать с лицом.
- Очень приятно,  я Валентин... - от дальнейшего представления наследника герцога Придда избавила Гизелла, решившая прийти в себя и обратившаяся к марикьяре по имени, а вот к Валентину всего лишь по титулу.
Испугалась? Ну, что же, как пожелает эрэа
- О да, зрелище не самое приятное, согласен.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Королевский дворец в Олларии » День рождения Её Величества: Тронный зал [14 В.С. 398 КС; свободный]