Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Невероятная обходительность [16 В.С. 398 КС; свободный]


Невероятная обходительность [16 В.С. 398 КС; свободный]

Сообщений 31 страница 54 из 54

31

Ивонн проводила маркизу исполненным сожаления об упущенной возможности взглядом, растерянно хлопая ресницами. После того, как женщина столь явно дала понять, что желает остаться одна, напрашиваться было не только неприлично, но ещё и неразумно - ведь в следующий раз она может вообще вот так просто не выйти из замка, и никаких разговоров больше не состоится.
Девица не выдержала и бросила на капитана взгляд, в котором явственно читалось пожелание скорейшей и по возможности мучительной смерти. Как маркиза могла оставить её с этим... человеком? От одной мысли, чтобы строить глазки Карвалю так же, как, скажем, весёлым офицерам из соседнего городка, Ивонн становилось нехорошо. Конечно, капитан не был плох собой и уж наверняка знал побольше вечно уставшей маркизы, но расспрашивать этого верного герцогского пса?
Девушка мгновение подумала, всё-таки взяла себя в руки и вдруг печально улыбнулась, слегка кивнув в сторону замка:
- Вот видите, что вы наделали... - вздохнула, чуть склонив голову.

0

32

Итак, последний шанс не оставаться наедине с девицей Маран ушел в замок вместе с пожилой маркизой, твердо отказав всем предложениям проводить. Карваль посмотрел вслед исподлобья - еще бы, пришел спасать маркизу и сам влип! Теперь ему придется... А, впрочем, что придется? Он мог бы прямо сейчас распрощаться с неприятной особой и убраться восвояси, избавившись от необходимости вести с ней беседы, которых, похоже, не желал ни он, ни она. Ободренный этой мыслью, капитан взглянул на девушку, стараясь придать лицу если не дружелюбное, то хотя бы не такое мрачное выражение. Получалось с трудом. И совсем перестало получаться, когда Никола наткнулся на ответный взгляд, полный такой неукротимой злости, которую он никак не ожидал увидеть у юной девушки. Вот змея! - офицер скрипнул зубами, одной только силой воли не сжимая кулаки, и шумно втянул воздух, собираясь распрощаться и уйти, чтобы, не дай Создатель, не выплеснуть раздражение прямо здесь. Однако, не успел он и рта раскрыть, как послышался вздох, и нежный голосок печально прощебетал:
- Вот видите, что вы наделали...
- Простите? - столь неожиданное обвинение даже немного остудило его. Вот уж чего-чего, а такого капитан точно не ожидал.
Закатные твари! Как будто это я надоедал здесь маркизе глупыми разговорами! - слова едва не сорвались с языка, но Никола вовремя одернул себя. На самом деле, никаких глупых разговоров он не слышал, а слышал только непонятный отрывок, но... в том, что маркиза этого разговора не желала, но мог быть уверен.
- Если вы... Говорите моем внезапном появлении, - начал он как можно спокойнее, - то уверяю вас, я оказался здесь свершенно случайно, - последние слова он произнес, делая акцент на каждом. - И может не стоит раньше времени обвинять... меня?

0

33

- Вы оказались... - медленно протянула Ивонн, ухватившись за какую-то тонкую веточку кустарника рядом, - и вы могли бы уйти сразу же, - девица заставила себя снова довольно очаровательно улыбнуться. - Впрочем, я вас не обвиняю, что вы. Я же понимаю, что военные - они иногда так непосредственны, - Ивонн кокетливо склонила головку и бросила на капитана взгляд из-под ресниц. - И они вряд ли могут понять, что одинокой женщине нужно участие и внимание. А герцог Эпинэ - он всегда такой хмурый, недовольный. И он всегда занят своими делами.
Конечно же, Ивонн не была достоверно осведомлена об отношениях Анри-Гийома и Жозефины, но была вероятность, что о подробностях оных не осведомлён и Карваль.
- Вы могли бы и понимать, - чуть укоризненно добавила девушка, глядя на собеседника как на ребёнка, который случайно наступил на её любимую клумбу. - И почему вы решили, что я вас обвиняю, сударь? Разве вам есть в чём ощущать себя виноватым? - похлопала ресницами Ивонн.

0

34

- ... Я же понимаю, что военные - они иногда так непосредственны!
А некоторые девицы иногда так назойливы! - прорычал про себя Карваль. Вышеупомянутая девица, кстати, в данный момент зачем-то дергала веточку какого-то несчастного куста, смотрела томно и делала другие странные вещи, которые капитану ну никак не нравились. Поэтому он предпочел отвести взгляд и сделать вид, что его что-то отвлекло.
- Я мог бы. Но тогда не счел нужным. Маркиза же сказала, что я не помешал, вот я и подумал, - что она просто хочет прервать разговор с вами, - что это правда. Я бы все равно ушел, но, как видите, обстоятельства сложились иначе. И, знаете, - немного резче, чем нужно, добавил капитан, - я не хотел бы обсуждать с вами монсеньора... И его отношения с маркизой.
Последним Никола и сам как-то не интересовался, но вот то, что его непрошенная собеседница заговорила про старого герцога и его дела, офицеру категорически не нравилось. Пусть пока там и не было ничего криминального, он обрадовался, когда девица сменила тему.
- И почему вы решили, что я вас обвиняю, сударь? Разве вам есть в чём ощущать себя виноватым?
- По-моему, вы довольно прямо намекнули, сударыня, что маркиза Эр-При ушла из-за меня, разве нет?
И не ваше дело, в чем я считаю себя виноватым. Карваль уже начинал жалеть, что вообще ввязался в этот разговор. Очевидно, назойливость была у Маранов семейной чертой. По женской линии, ибо Амалия тоже была не прочь при разговоре выпить из собеседника все соки.
- Каждому найдется в чем считать себя виноватым. Однако же мы  не обязаны распространяться об этом, правда?

Отредактировано Никола Карваль (2011-11-16 22:53:04)

0

35

- Ну конечно сказала, - грустно улыбнулась Ивонн. - Она ведь добрая женщина, и не захотела бы вас огорчить.
Девушка оставила в покое ветку и взглянула на капитана чуть прищурившись.
"А я бы не хотела с вами обсуждать ничего. Но если вы думаете, что можете разрушить мои планы, а потом взять и просто так уйти, то вы ничего не знаете о Маранах".
- Не сомневаюсь, господин Карваль, что вы не станете обсуждать со мной то, о чём, скорее всего, мало что знаете и что вас вряд ли интересует. Мне не так уж много лет, но я знаю о том, что произошло, - отсутствие маркизы сказывалось на девице Маран странным образом, ей захотелось стать откровенней. - Маркиза потеряла своих близких по вине герцога Эпинэ. И по его же вине она не может увидеться со своим единственным оставшимся в живых сыном. Каковы же могут быть их отношения, в таком случае? - её голос сделался звонким от негодования, но Ивонн вдруг замолчала, с удивлением отметив в чувство, которое обычно не позволяла себе, - сочувствие. Неужели ей и впрямь жалко Жозефину Эр-При? Это, должно быть, ужасно - оказаться на её месте.
Впрочем, сочувствие тоже пришлось кстати.
- Возможно, ей просто нужно было с кем-нибудь поговорить, но не с двоими сразу, ведь она привыкла к одиночеству. Нет, сударь... Я не обвиняла вас. Вам это могло показаться. Возможно, потому что вы изначально настроены ко мне недоброжелательно? - пожала плечами девушка, и, осознав, что её взгляд стал более прямым, чем ранее, поспешно отвела его в сторону.
- Конечно, - беспечно добавила она, делая несколько неспешных шагов перед капитаном, - не спорю, никто из нас не обязан. Разве что эта вина, о которой мы не обязаны распространяться, не грозит никому и ничем. Кстати, раз вы уж здесь, скажите мне, как здоровье герцога? Вы видитесь с ним чаще, чем маркиза.

0

36

- Уверяю вас, сударыня, я бы не огорчился. Но в любом случае, не стоит сейчас об этом говорить, все уже сказано, - Карваль переступил с ноги на ногу и повел плечами. Торчать в саду надоедало, хотелось идти, быстро и по возможности в сторону замка. Но не тут-то было. То, что в девице проснулось желание поговорить с ним, он понял еще несколько минут назад, но тогда еще была надежда, что беседа будет короткой.
- Я не люблю делать какие-либо выводы, если для того недостаточно доказательств. Госпожа маркиза, вы сами сказали, добрый человек, и я не припомню, чтобы у нее с кем-то были плохие отношения, - то, что девушка снова возвращалась к герцогу Эпинэ и уже второй раз выставляла его не в лучшем свете, напрягало. - Ее сыновья погибли ради правого дела, она не может этого не понимать, - офицер довольно успешно старался не повышать голос. - И, прошу вас, воздержитесь от очередных обвинений, иначе у нас могут возникнуть разногласия. 
Странная особа, - думал капитан, недоброжелательно покосившись на свою спутницу. Зачем, спрашивается, ей понадобилось узнавать у него о чужих отношениях?
- Простите, но я считаю, что если бы маркиза нуждалась в чьем-либо обществе, она бы не оставила нас. Повторяю еще раз, я собирался уходить, - произнес Никола с нажимом. Чувство того, что девица таки пытается ткнуть ему на его вину, не давало покоя, и, как подозревал капитан, это было вовсе не следствием плохого его к ней отношения. Хотя что есть, то есть, - усмехнулся про себя офицер. Все же, убеждать девушку в том, что он ей симпатизирует, не поворачивался язык, поэтому он постарался выбрать что-то нейтральное.
- С чего вы взяли, сударыня? Разве я когда-то такое говорил? Просто мне показалось, что вы явно ставите мне в вину уход госпожи маркизы.
Опять вокруг да около. Чего она от меня хочет?
- Ничем, - отрезал капитан.  – Ничем не угрожает, не беспокойтесь.
Вы не Создатель, чтобы вам каяться.
- Герцог чувствует себя замечательно. Насколько это возможно... в его возрасте, разумеется. Да, вы не против,  если мы пройдемся? - стараясь опять увильнуть от расспросов об Анри-Гийоме, (хотя как раз этот вопрос о нем, пожалуй, и был самым безобидным), Карваль кивнул в сторону тропинки.

Отредактировано Никола Карваль (2011-11-17 17:12:51)

0

37

- Конечно, вы не припомните, - чуть улыбнулась Ивонн. - Разве вы хоть раз говорили с ней по душам? Вы не похожи на того, кому несчастная женщина может излить душу, - в глазах девушки промелькнула едва заметная насмешка.
- Не рассуждайте о женских чувствах столь опрометчиво, капитан, - мягко произнесла графиня Маран, чуть покровительственно тронув кончиками пальцев плечо стоявшего перед ней мужчины. - Что же, давайте, да, пройдёмся. Я понимаю, вы не можете располагать своим временем так вольно, как я, и понимаю ваше нежелание стоять на одном месте.
Ивонн развернулась и чуть повела плечиком, словно поправляя накидку. Затем на секунду замерла, снова взглянула на Карваля.
- Погодите-ка, сударь, мне показалось, или вы... назвали правым делом мятеж? - медленно и удивлённо проговорила девушка, и, чуть приподняв уголки губ, добавила:
- Тогда, боюсь, у вас могли бы возникнуть разногласия не только со мной.
Пробудившийся в душе Ивонн при этих словах капитана Колиньяр просто не смог бы промолчать.
- Итак, - как ни в чём ни бывало продолжила девица, неспешно направляясь по дорожке, - значит, вы хорошо ко мне относитесь?

0

38

- Не знал, что в мои обязанности входят разговоры по душам с кем бы то ни было, - сухо проговорил капитан, надеясь, что девица расценит это как намек.
- Я говорю о том, что вижу, - Карваль напрягся, чтобы невольно не дернуть плечом, уходя от прикосновения. - Если даже монсеньор и госпожа маркиза... не ладят, то не выставляют этого напоказ.
Следующие слова его спутницы заставили офицера внутренне вздрогнуть от неожиданности. Девица оказалась на редкость внимательной, а осознание того, что он промахнулся, сказав про "правое дело", пришло слишком поздно. Никола отвернулся, чтобы не было заметно довольно явно отразившейся на лице досады. Рассказывать Маранам о своих взглядах на подобные правые дела было смерти подобно.
- По-моему, вас не должно интересовать, с кем еще у меня могут возникнуть разногласия, - фыркнул капитан. - И что... Вы хотите сказать, что они были бы правы, не последовав воле герцога? - конечно, это было невежливо, но прямо отвечать на вопрос, казавшийся капитану слишком смелым, Карваль не собирался.
- Прошу понять меня правильно, сударыня, - офицер даже с некоторой радостью побрел вслед за девушкой, - но мы с вами слишком мало общались, чтобы я мог говорить что-то определенное о моем хорошем отношении к вам.

0

39

- О, сударь, - усмехнулась Ивонн, не сдержавшись от такой серьёзности Карваля. - А вы всегда делаете лишь то, что входит в ваши обязанности, отметая остальное? - как ни старалась девушка говорить небрежно, в вопросе всё же прозвучал искренний интерес.
- Ну конечно, господин герцог и госпожа маркиза не ладят, - чуть раздражённо продолжила она разговор. - Мало ли кто чего не показывает.
"Например, вы, капитан, наверняка мечтаете сейчас оказаться где-нибудь подальше, и, поверьте, это желание взаимно".
- Но будь я на месте маркизы, - Ивонн сделала невольную паузу, потому что голос странно дрогнул, - ...я бы просто ненавидела, - конец фразы прозвучал как-то приглушённо, и девица плотней запахнула накидку, отчего-то почувствовав себя незащищённой.
Впрочем, это отнюдь не являлось поводом оставить Карваля в покое.
- А меня и не интересует, с кем у вас разногласия, поверьте, - она пожала плечами. - Ваши речи говорят о ваших убеждениях очень явственно. Вы спрашиваете, были бы правы подданные законного короля Талига, отказавшись бунтовать против него? Капитан, вам не кажется, что ответ очевиден?
Графиня чувствовала непонятную смутную тревогу, но не могла сосредоточиться и попытаться понять её причину.
Разговор складывался странный. Политику Ивонн не любила, обсуждение чьих-либо политических взглядов никогда не входило в её интересы. К тому же, девушка не слишком в этом смыслила, а обсуждать с тем, кому не доверяешь, то, в чём не разбираешься, - наверняка не слишком хорошая мысль, это понимала даже юная девица. Но разговор странно затягивал, отчего-то хотелось задавать ещё больше вопросов, получать ответы и возражать, пытаться подловить собеседника... Хотя, признаться, раньше Ивонн была твёрдо уверена, что с этим воякой ей-то уж точно не о чем говорить.
- Нуу, господин Карваль, вы, кажется, не слишком стремитесь к общению с дамами, - без всякой задней мысли сказала графиня, не слишком задумываясь о том, будет ли бестактным подобное заявление.

0

40

"Почему отметая, сударыня? По-вашему, общение с вами входит в мои обязанности?" - с явным неудовольствием подумал Карваль, прикидывая, как скоро он застрелился бы, будь у него действительно подобная обязанность.
- Не совсем так. Я стараюсь уделять им как можно больше времени, так что на пустые разговоры оно у меня редко остается.
Это была почти правда. В последнее время количество дел у капитана резко возросло, и если он и вел с кем-нибудь более-менее откровенные разговоры, так только с герцогом Эпинэ.
- Может и не ладят,- Никола сделал неопределенное движение плечом, не то пожал, не то просто дернул. - Сударыня, я не вникал, - добавил он так, как говорят тем, кто упорно чего-то не понимает. - Зачем вам это?
Девица заставила его впервые задуматься о том, что положение маркизы и вправду было ужасным и что у нее действительно были причины ненавидеть старого герцога. Карваль не был человеком сентиментальным, и он не спешил примерять на себя роль пожилой вдовы, чтобы лучше проникнуться чувствами той, но совершенно внезапно он ощутил укол... сострадания? Это неожиданно разозлило его, и он поспешил затмить непрошеные мысли переходом на другую тему. 
- Если для вас все так очевидно, сударыня, зачем вы спрашиваете? - прищурился Карваль.
На самом деле, рассказав юной девушке о своих политических взглядах, он не рисковал ничем, кроме того, чтобы вызвать у той недоумение. Ничем, если бы только эту девушку не звали Ивонн Маран. Капитану не улыбалось, чтобы обо всем узнала любопытная ядовито-розовая крыса, которая звалась Амалией.
- Сударыня! - офицер непонимающе уставился на собеседницу. Если предыдущий вопрос показался ему провокационным, то на этот он просто не знал, что ответить. Он никогда не думал о том, почему "не стремится к общению с дамами".
- Сударыня, я... Вы, кажется, тоже никогда не горели желанием пообщаться со мной, - ушел от проблем капитан, понадеявшись, что и такой ответ сойдет.

Отредактировано Никола Карваль (2011-11-21 14:00:53)

0

41

- Пустые разговоры, - чуть раздражённо повторила Ивонн. - Разговор о том, что беспокоит человека, не может быть пустым! - назидательно произнесла она, пытаясь вспомнить от кого она слышала эту фразу; точно не от маменьки. Впрчем, это было сейчас не так важно, главное, что фраза пришлась кстати, хотя девица и не задумывалась о её сути.
- Как зачем? - слегка подняла бровки Ивонн, изображая удивление. - Просто я интересуюсь окружающим миром, - значительно произнесла она. - И окружающими людьми. Они, знаете ли, иногда в этом нуждаются.
На самом деле, Амалия интересовалась планами герцога Эпинэ, а не её дочь - миром, но к чему это озвучивать?
- Я спросила вас, капитан, потому что до этого мне очевидно не было, а теперь вполне себе. Вы ведь в состоянии понять? - сказала девушка тоном ментора, объясняющего что-то нерадивому ученику.
Изумлённый чуть ли не возглас Карваля заставил графиню слегка улыбнуться. Не так уж он, видно, и невозмутим, как может показаться.
Ивонн небрежно поправила выбившийся из причёски локон и чуть укоризненно усмехнулась:
- Ах, сударь, неужели вы считаете приемлемым, чтобы девица проявляла инициативу в общении с мужчиной и сама, сама чуть ли не напрашивалась на него? - она удивлённо качнула головой.
"Ох, и что же я несу такое? - подумала Ивонн. - Неровен час, этот простак поймёт всё в буквальном смысле и сам в следующий раз начнёт со мной заговаривать!" - девушка попыталась отогнать образ Карваля, подстерегающего её где-нибудь за поворотом или в саду.
Представив это, она едва заметно вздрогнула и спешно отвела взгляд в сторону.

0

42

-Сударыня, вы же сами сказали, - тут капитан не удержался и насмешливо фыркнул, - что женщина не стала бы рассказывать мне о своих страданиях. Разговор вышел бы бессмысленным. Тогда зачем тратить на него время? - Карваль был искренне убежден, что если пойдет к маркизе приставать со странными вопросами о том, что ее беспокоит, выставит себя дураком, а женщина вдобавок еще больше замкнется в себе. Знатоком одиноких вдов  Никола никогда не был, а значит, заставить Жозефину поведать о своих несчастьях незаметно для нее, он не мог. Да не очень-то и хотелось, откровенно говоря.
- Я интересуюсь окружающим миром настолько, насколько мне это нужно. Но отношения монсеньора и госпожи маркизы - это именно та его часть, которая мне безразлична, - чуть раздраженно произнес офицер. Девица говорила с ним так, как будто он был несмышленым  ребенком, и капитана это очень злило. Кроме того, он предпочитал говорить коротко и по существу, а она начинала пускаться в какие-то пространные рассуждения, глубины которых Карвалю были неведомы, но он был отчего-то уверен, что непременно бы в них погряз.
Я не в состоянии понять только одного - чего вы от меня хотите? - этим вопросом капитан начал задаваться недавно, но с течением разговора все активнее. Сначала он воспринимал это как обычную беседу, наверняка о какой-нибудь ерунде, а девицу Маран - назойливым недоразумением, от которого нужно как можно скорее избавиться. Нет, последняя идея до сих пор не покидала голову капитана, но разговор с этим недоразумением выходил какой-то странный, а это заставляло Карваля чувствовать некоторую беспомощность, и, опять же, злило. Куда как проще общаться с солдатами! - подумал капитан, сам удивляясь такому сравнению, а потом вдруг сообразил, что слишком долго молчит.
- Разумеется в состоянии. И что же, сударыня, вы не жалеете о том, что вам теперь стало... очевидно?
Никола поморщился и мысленно обругал себя идиотом за то, что сказал очередную нелепость. Но, как известно, сморозил глупость - сделай вид что так и надо. Но не вы ли сегодня первая заговорили со мной? - чуть было не сказал офицер, но  решил семь раз отмерить, то есть подумать, чтобы не усугубить дело.
- Сударыня, я не это имел в виду, - капитан вдруг осознал, что разглядывает рукав мундира. - Но, простите, когда девица не выказывает совсем никаких признаков хотя бы простой заинтересованности, я, например, не вижу причин напрашиваться ей в собеседники.

Отредактировано Никола Карваль (2011-11-23 22:27:03)

0

43

Ивонн безнадёжно вздохнула. "Ну и что с вами, сударь, вот с таким, делать?"
- Затем же, зачем обычно тратят время на милосердие, сострадание и понимание, - поучительно произнесла девушка.
Ей показалось, что капитана раздражает не только тема беседы, но и её тон - ещё бы, когда таким тоном начинала говорить маменька, Ивонн всегда хотелось показать ей язык и удрать, но, конечно, таких недостойных вещей она никогда не делала. А Карваль так забавно раздражался, что девице доставляло это какое-то мелкое и чуть злобное удовольствие.
- Не жалею, капитан, не жалею, - с улыбкой ответила Ивонн. - В отличие от вас, я предпочитаю знать, чем живут окружающие меня люди. Это, знаете ли, может быть полезно, - девица внимательно взглянула на собеседника, а потом отвела взгляд, как ни в чём ни бывало.
Она чуть замедлила шаг и ненадолго задумалась. "Надо выведать у него хоть что-нибудь. Не зря же я трачу здесь своё время. А то ещё, того гляди, и вправду подумает, что я проявляю к нему какое-то излишнее внимание".
- Что же, - вздохнула Ивонн, - кажется, вам сложно и неприятно говорить об этом, - о чём именно, она не стала уточнять. - Мы можем поговорить о чём-нибудь более ненавязчивом, - графиня пожала плечами. - Скажите, к примеру, как прошёл ваш день?

0

44

Милосердие…  Сострадание... - рассеянно повторил про себя капитан, вспоминая, сколько часов в жизни он потратил на эти, несомненно, важные вещи. Получалось где-то около двенадцати, учитывая, что большая часть из них приходилась на глубокое детство.
- Простите, сударыня, но мне кажется, что наши мнения на этот счет расходятся. Не думаю, что мы сможем понять друг друга, - отчеканил Карваль и, чуть склонив голову вперед,  покосился исподлобья на собеседницу. Это была давняя привычка на все случаи жизни, но в данный момент она выражала упрямство и нежелание больше слушать про «понимание и сострадание».
"Знайте подальше от меня..." - офицер с тоской уставился на проплывающий мимо пышный куст, представляя, как в нем можно было бы скрыться от назойливой девицы и выйти прямиком к замку.  Пару шагов, всего пару шагов…
- Сударыня! Не всем окружающим людям нравится, когда кто-то... - Карваль запнулся, подбирая подходящие слова, - кто-то пытается лезть в их жизнь, вы же понимаете? - кажется, вышло довольно ясно. Оставалось надеяться, что девушка не воспримет это как намек (хоть это и был намек...) и не выдаст очередную порцию моралей и нравоучений.
Ивонн как будто услышала мысли капитана и внезапно перескочила на другую тему - с философских рассуждений на простые и бессмысленные вопросы, которые все и всегда друг другу задают. Подробности про отчеты-учения-гонцов ей вряд ли были бы интересны, поэтому Карваль решил отделаться общей фразой.
- Спасибо, неплохо. Я не думаю, что вас заинтересуют подробности.  Вам ведь наверняка тоже есть что рассказать?

Отредактировано Никола Карваль (2011-11-27 10:54:08)

0

45

- Понять друг друга можно попытаться невзирая ни на что, - добродушно заметила Ивонн, гадая рассердит ли бравого вояку и эта глупая фраза.
Сама девица придерживалась мнения, что если собеседник не желает тебя понимать, то он не стоит твоих усилий, и с ним нужно поскорее распрощаться. Но, впрочем, не сегодня.
"Лезть в их жизнь - вот значит как?" - прошло всего пару мгновений, прежде чем графиня Маран поняла, что не смогла сдержать выражения возмущения подобным речевым оборотом применительно к своей персоне. Она остановилась, смерила Карваля взглядом, который должен был помочь ему осознать свою прискорбную ошибку, и направилась дальше.
- Это так любезно, что вы интересуетесь, - Ивонн выдавила из себя милую улыбку. - Но мой день прошёл не так уж интересно. Я любовалась лентами, - она пожала плечами, мстительно размышляя о том, стоит ли одарить капитана большим количеством подробностей на эту, без сомнения, интереснейшую тему. - Но вы ошиблись, сударь, - улыбнулась она. - Меня как раз-таки очень интересуют подробности. Кажется, вы утром куда-то ездили? Спешили? Нет? Или нет, нет... Вы кого-то посылали с поручением, кажется...
Точнее ошивавшаяся без дела дворами камеристка матери высказаться не смогла, но полная осведомлённость Ивонн и не требовалась.
"Вам ведь нечего скрывать от меня, любезный господин Карваль, так?" - говорил её беспечно-невинный взгляд.

0

46

- Попытаться - можно. Но если это долгое время не удается, такая беседа может привести к непониманиям и конфликтам, - серьезно проговорил Карваль, стараясь, чтобы слова звучали как можно убедительнее. - Вы же не любите конфликты?
Да уж. Кажется, вышло слишком резко. Девица еще чего доброго воспримет это как угрозу, будто он ей намекает, мол, заткнитесь, а то мы поругаемся, – потом проблем не оберешься. А еще возмущенных реплик и гневных взглядов, так, в качестве бонуса. Поэтому офицер, чуть сдвинув брови, поспешил добавить:
- Да, не подумайте, что я говорил про нас с вами... насчет непониманий. Я не стал бы с вами ругаться.
Вообще-то стал бы, если бы на то была необходимость.  Стал бы, но сейчас выйдет себе дороже.
Девица внезапно остановилась. Капитан было подумал, что она собирается поправить платье, или волосы, или что там еще периодически поправляют девушки, но она вдруг с таким негодованием уставилась на офицера, что он даже не сразу понял в чем дело.  А когда понял…  Ситуация почему-то показалась ему забавной, но Карваль не был бы Карвалем, если бы позволил себе усмешку. Юная дева, похоже, считала, что он должен вот прямо сейчас немедленно провалиться под землю, но капитан лишь ответил ей долгим флегматичным взглядом, который, по его мнению, означал «я вас не понимаю».
Когда офицер уже, наверное, должен был осознать свою вину, девушка, наконец, сменила гнев на милость... и выдала нечто еще похлеще предыдущей реплики.
- Вы с... - сжал зубы капитан, прежде чем успел сказать очередную необдуманную вещь. Закатные твари, следили за мной?! Ладно, картину девицы, полдня перебирающей ленточки, (на взгляд Никола абсолютно бесполезное занятие) капитан уже отогнал, но услышать от нее, что он делал с утра! Если она любовалась своими лентами, то откуда знает? - мрачно размышлял офицер, ибо то, что Мараны были в курсе его занятий, оптимизма не внушало. Кстати, неплохо было бы выяснить, насчет чего еще они осведомлены... Но брошенную на полслове фразу оставлять было нельзя, поэтому он попытался выкрутиться:
- Вы спрашиваете, куда я спешил утром? Знаете, в замке и вне его столько дел, довольно часто приходится кого-то куда-то посылать. Да, я отправил по делам одного своего подчиненного, потом вернулся... То есть, возвращался, и встретил вас.

0

47

- Конечно же, я не люблю конфликты, - чуть нахмурилась Ивонн.
"Я что, по-вашему, похожа на торговку с ярмарки?"
- И, конечно же, я поняла, что вы не о нас с вами, - девица тут же сдобрила оговорку очаровательной улыбкой.
Не стоило показывать своего раздражения, хотя вид капитана не оставлял Ивонн сомнений в том, что он не понял её негодования.
"Да, впрочем, чего ещё можно ждать от этого вояки? Он во всём подражает своему дражайшему монсеньору, а тот с окружающими людьми не церемонится. А ещё Человек Чести, называется. Герцогом должен быть мой отец, просто ему не повезло родиться в менее знатной семье".
Карваль, меж тем, старательно увиливал от внятных ответов, но Ивонн не была уверена, сможет ли понять, даже если он начнёт говорить более конкретно.
- А какие у вас дела вне замка? - спросила графиня, едва сдерживая скучающий вздох и думая о том, что даже её брат смог бы расспросить этого человека получше, чем она сама.
"И попробуйте только снова намекнуть, что я лезу не в своё дело".

0

48

Что и требовалось доказать. Закончим же этот бред про понимание, сострадание и... какая там еще дребедень? - Карвалю отчего-то вдруг показалось, что его мысли слышны всем за хорну отсюда, поэтому он поспешил взглянуть на девицу, чтобы понять, не заметила ли та чего. А то все эти рассуждения про бред явно не предназначались для нежных девичьих ушек. Ивонн продолжала улыбаться своей очаровательной, будто прикленной улыбочкой, и ни полувзглядом не выдавала, что что-то знает. Отбой. - облегченно вздохнул капитан и стал привычно уже подбирать подходящие слова. Такие девицы, Леворукий бы их побрал, последнего солдафона дипломатом сделают.
- Славно. Я тоже их не люблю. Не всегда.
У нас же не ругаются с юными хрупкими созданиями. Даже если создания заслуживают. Офицер стряхнул несуществующую пылинку с рукава мундира и едва удержался, чтобы по привычке не вытянуться в полный рост. Стоило напомнить себе, что это не отчет. Однако на вопрос что и когда он делает, подробно он ответит только герцогу Эпинэ.
- Дел всегда много. Иногда приходится объезжать окрестные деревни. Иногда у нас проходят учения - вы же понимаете... иначе гарнизон совсем разболтается. Ничего особенного. Монсеньор поручает мне бОльшую часть дел, в силу того... что не может контролировать все сам.

0

49

И опять ничего особенного. Ивонн вздохнула.
Мать, пожалуй, в каждой из этих фраз нашла бы что-нибудь подозрительное, а дочери приходилось искать, за что бы зацепиться.
Она наивно распахнула глаза и чуть растерянно проговорила:
- Знаете, никогда не понимала, зачем вообще нужен этот гарнизон, да ещё в таком количестве? Конечно, я не разбираюсь во всём этом, но у нас же не намечается никакой войны, ведь так? Эти учения... По-моему, они у вас проходят слишком часто.
А это уже было мнение отца; самой Ивонн, конечно же, не пришло бы в голову считать, в чём и сколько раз на дню тренируется гарнизон Эпинэ.
- О да, я понимаю, на вас такая ответственность, - Ивонн напустила в голосок уважения. - Герцог ведь уже слишком стар, а его наследник далеко, так как предателям не место в Талиге, - девица бросила на Карваля чуть заметный взгляд (возможно, если он опять рассердится, то сможет сболтнуть что-то поинтересней), - вот и приходится вам... Некоторые даже поговаривают, что герцог Эпинэ... ммм, того... ну, вы понимаете? - заговорщицким шёпотом добавила Ивонн. - Сама-то я проверить не могу. Признаться честно, я боюсь его, - а вот это было чистой правдой, и посему прозвучало искренней, чем молитва самой Октавии.

0

50

- Сударыня! - Карваль воззрился на Ивонн с неподдельным удивлением, если не сказать хуже, - По-вашему, то, что у нас есть - это много?
Несомненно, капитан любил свой гарнизон, верил в него и все такое, но всегда осознавал, что людей-то могло быть и побольше. А девица Маран действительно ничего, ну вот абсолютно ни-че-го не понимала.
- Не поймите меня неправильно, - как можно спокойней начал Никола, - но если вы говорите, что не разбираетесь, предоставьте знающим людям решать, сколько раз и когда будут проходить учения. Поверьте, это не имеет никакого отношения к... войне.
Предателям! Леворукий, да как она смеет?! Все, больше ничего ей не говорить!
- Закат... Гхм, - ругательство так и не сорвалось с языка, нельзя было себе такого позволять. - Мы, кажется, уже обсуждали этот вопрос, - отрезал капитан, призывая на помощь остатки самообладания. Остатки помогали, но таяли катастрофически.
- Нет, я не понимаю вас! Монсеньор прекрасно себя чувствует, и если вы говорили о его... - стоп. Быть может, она вовсе не об этом,  а он, дурак, болтает лишнее. Как было бы славно, если бы она боялась и его!
- О чем вообще вы говорите?

Отредактировано Никола Карваль (2011-12-23 18:31:03)

0

51

Ивонн приостановилась и взглянула на собеседника крайне раздражённо.
- Я, господин капитан, говорю о душевном здоровье вашего монсеньора, - проговорила она так, словно речь шла о самых обычных вещах, к тому же, являющихся чем-то само собой разумеющимся.
- Да, я считаю, что много, - продолжила Ивонн разговор, как ни в чём ни бывало. - И даже несмотря на то, что я в этих вопросах, как вы совершенно точно, но вместе с тем совершенно невежливо заметили, сударь, не разбираюсь, даже мне это ясно. Тем более, если нет войны. Да, кстати, а к чему это имеет отношение, если не к войне? - девушка привычно склонила голову к плечу и с любопытством хлопнула ресничками.
"Сказали "а", говорите уже и "б", сударь", - злорадно-торжествующе подумала Ивонн, невольно накручивая на палец ленту накидки.

0

52

Так. О душевном здоровье, значит. Закатные твари, попробуй сообрази, что эта девица хочет сказать своим "того"!
Брови капитана опять поползли к переносице. Интересные слухи ходят по замку. Карваль, конечно, понимал, что солидный возраст герцога очевиден каждому, но говорить о его сумасшествии...  Что за бред!
- Не стоит верить всем слухам, которые вы слышите, - отрезал капитан. - Иначе узнаете много нового... да не всегда правдивого.
Девушка, как ни в чем ни бывало, продолжала расспросы, которые понемногу становились все более и более подробными.
Надо с этим заканчивать, - думал офицер, - а то так и сболтнешь что-нибудь.
- Простите, если я сказал что-то не то, - c вами только так, - я не думал, что это покажется вам невежливым. Я всего лишь имел в виду, что учения проходить должны независимо от того, будет война или нет. Я не знаю, что вы там себе навоображали, но, поверьте, в них нет совершенно ничего особенного.
Так. Теперь предстояло самое сложное - быстро исчезнуть, не дожидаясь того момента, когда будет еще сложнее уходить от ответов. Можно было, конечно, что-нибудь придумать и соврать, но вдруг гиперактивная Амалия вздумает проверять все, что ей расскажет дочь?  А она непременно расскажет.
Раз девица упорно игнорировала все намеки, может, стоило сказать ей прямо? Будь что будет! - решил Никола.
- Простите, сударыня, - он попытался принять как можно более решительный и одновременно сожалеющий вид. Вышло странно.
- Меня ждет Монсеньор. Я и так задержался здесь, с вами, так что теперь очень спешу, - словно в доказательство своих слов капитан бросил быстрый взгляд на замок. - Позвольте мне оставить вас.

0

53

"Маменька будет довольна", - хмыкнула Ивонн, продолжая разглядывать капитана из-под кокетливо полуопущенных ресниц.
- Ах, очевидно, вы правы, - девица слегка пристыженно опустила голову и вздохнула. - Я не стану верить глупым слухам. К тому же, война - это слишком страшно, чтобы быть правдой. Его Величество и Его Высокопреосвященство не допустят войны, - с наивной убеждённостью произнесла Ивонн и мило улыбнулась.
"Слухам мы верить не будем, но маменька уверена, что рано или поздно вы себя выдадите, так что... Посмотрим на "слухи" потом".
- О, я понимаю, капитан. Я, должно быть, и так вас задержала, - виновато похлопала ресницами графиня. - Вы спешите, да, это ясно, но... Вы же не оставите меня здесь одну? - Ивонн мягко тронула локоть Карваля. - Проводите меня до замка - нам ведь всё равно по пути.
"Но только в этом смысле".

0

54

Она-то, может, и не станет верить слухам. А вот ее мамаша наверняка собирает все до единого, - раздраженно думал капитан. Он сам не понимал, на кого больше злится - на девицу, которая внезапно ведет допросы с пристрастием, или  на Амалию, которая, конечно, обо всем узнает.
- Верно, сударыня. Видит Создатель, вам не стоит беспокоиться об этом.
Леворукий знает, думает она так на самом деле или нет, но лучше бы думала.
Ивонн тем временем вовсю пускала улыбки и взгляды - может, считает, что так ей труднее отказать? И хоть Карваль с огромным удовольствием сейчас сказал бы "нет" и умчался к герцогу, сделать это было никак, совершеннно никак нельзя. Поэтому, насылая всяческие проклятия на прах того, кто придумал этикет, он все-таки ответил:
- Конечно, сударыня. Я вас провожу.
Перспектива провести с девушкой еще несколько минут отнюдь не радовала, но офицер почему-то понимал, что разговор закончен и теперь придется только отвечать на вопросы о погоде или прочей подобной мути.
Вздохнув про себя, Никола пошел, или, вернее сказать, потащился с девицей Маран в ту сторону, где так обнадеживающе виднелись стены замка.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Невероятная обходительность [16 В.С. 398 КС; свободный]