Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Пара вопросов [22 В.С. 398 КС; только участники и Лучшие Люди]


Пара вопросов [22 В.С. 398 КС; только участники и Лучшие Люди]

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Название: Пара вопросов
Краткое описание: Командор Райнштайнер посещает замок Эпинэ.
Место: Замок Эпинэ
Время: 22-й день Весенних Скал 398 г.
Участники: Ойген Райнштайнер, Жозефина Эр-При
Доступ на чтение: Запрещён Людям Чести и обитателям Агариса. Из обитателей Эпинэ разрешён только участникам.

Отредактировано Жозефина Эр-При (2011-09-27 18:35:31)

0

2

Для вида заехав после Валмона в Рафиан, командор Райнштайнер, не теряя времени, направился прямиком в замок Эпинэ, все под тем же благовидным предлогом инспекции южных графств. От Колиньяра вестей не было никаких, кроме самых приятных - о плохом самочувствии, разыгравшейся не на шутку подагре и сломавшейся карете. Взятые для охраны драгуны радовали дисциплиной и немногословностью, погода тоже радовала, не слишком часто осыпая путешественников противной моросью, и потому до старого замка герцогов-иноходцев Ойген добрался даже на сутки раньше, чем предполагал.
- Командор Райнштайнер с инспекцией по поручению губернатора Колиньяра, - придержав серого, представился барон торчавшему у ворот детине и коротко, но строго кивнул на замок.
Детина оказался сообразительным и тут же умчался с докладом, предоставив гостей самих себе.
Ойген неодобрительно посмотрел вслед и спрыгнул в жидкую грязь, в ожидании приглашения с удовольствием разминая ноги после дня в седле.

0

3

Жозефина перебирала старые письма. Пожелтевшие листы хранили строки, написанные рукой Мориса, Мишеля, Арсена, Сержа, Пьера, Кары... Местами чернила выцвели, кое-где чуть расплылись. Когда-то она не могла сдержать слёз, перечитывая эти письма и сознавая, что новых уже не будет. Сейчас плакать не хотелось, только было пусто. Пусто и холодно.
Маркиза закрыла шкатулку с леопардами - свадебный подарок матери - и откинула крышку другой шкатулки, украшенной иноходцами. Здесь писем было меньше, но сюда изредка добавлялись новые листы. Редкие весточки от Робера, несколько одиноких посланий от племянников из столицы и письма Арлетты. Вот и все, кто ей пишут теперь, но хотя бы от писем сына и подруги на сердце становится чуточку теплее.
Жозина наугад достала один из конвертов и развернула лежащий в нём лист. Последнее письмо из Агариса, пришедшее ещё осенью...
Но перечитать ровные строки вдове не дали. Со двора донёсся скрип открываемых ворот и хлюпанье копыт по лужам. Жозефина бросила рассеянный взгляд в окно, ожидая увидеть кого-то из офицеров замкового гарнизона, последние пару недель то и дело уезжающих из замка. Однако глазам маркизы Эр-При предстал небольшой отряд в драгунских мундирах.
Привратник поспешил к замку. Жозефина поколебалась немного, но всё же отложила письмо сына и вышла из своих комнат.
- В чём дело, Жорж? - спросила она у торопившегося по коридору привратника. Вид у того был слегка растерянный.
- Ваше сиятельство... к его светлости прибыл командор Райнштайнер, - непривычное имя ему далось с явным трудом. - По поручению губернатора. Только его светлость сейчас заняты и велели не беспокоить.
- Райнштайнер? - переспросила Жозефина, разом вспомнив и рассказы Мишеля об однокорытниках, и разговор с Арлеттой полтора месяца назад. - Проводи его в Малую гостиную и скажи, чтобы туда подали вина и шадди. Доложишь герцогу, когда он освободится.
- Будет исполнено, Ваше сиятельство, - с видимым облегчением выпалил Жорж и поспешил назад. Его вполне можно было понять: Анри-Гийом не терпел, когда его распоряжения не исполнялись в точности, но заявить человеку губернатора, что герцог не принимает, у привратника не хватило духу.
Маркиза вздохнула, зашла к себе за алой шалью - последним подарком Мориса - и направилась в гостиную.

0

4

Умчавшийся с докладом привратник так спешил, что даже позабыл проводить гостей туда, где им надлежало дожидаться аудиенции, поэтому обстоятельный барон тут же взял ситуацию в свои руки, отправив драгун греться на кухню, напоследок многозначительно посмотрев на командовавшего отрядом теньента, на всякий случай напоминая, что в этом замке они в гостях, а не на завоеванной территории.
Заткнув вынутые из ольстр пистолеты за пояс и проверив, хорошо ли ходит в ножнах шпага, Ойген оставил серого на попечение коновода и, придерживая ладонью эфес, взбежал по лестнице.
Как крепость, каковой когда-то был Эпинэ, замок заметно обветшал и захирел, но внутренние покои были обставлены довольно изысканно, хотя тут следовало, скорее, отдать дань бережливости хозяев и добросовестности прислуги - обивка на мебели в гостиной вышла из моды уже лет пять как, что красноречиво говорило о том, что доходы семейства после восстания Окделла заметно сократились. Впрочем, Ойген даже знал, в чью пользу.
Райнштайнер перевел взгляд с мебели на висевшие на стене портреты и, не удержавшись, шагнул к одному из них, с которого улыбалось знакомое, еще совсем юное лицо Мишеля.

0

5

Жозефина вошла в гостиную и на мгновение замерла на пороге. Гость стоял к ней почти спиной, но она всё равно его узнала. Возможно, при других обстоятельствах это бы не стало таким потрясением, но Ойген Райнштайнер стоял перед портретом Мишеля, её Мишеля... Воспоминания, которые столько лет спали где-то в дальнем уголке сердца, нахлынули горячей волной.
Маркиза усилием воли взяла себя в руки, сморгнула навернувшиеся на глаза слёзы и шагнула в гостиную.
- Добрый день, сударь.

0

6

Когда прозвучало "Добрый день, сударь", Ойген уже оборачивался, чутким слухом уловив за спиной звук шагов и шорох ткани.
- Маркиза...
Вежливый поклон, взгляд мгновенно охватывает всю хрупкую фигурку кутающейся в шаль женщины, отмечая малейшие детали: влажно блестящие глаза (пытается скрыть слезы), напряженная поза (бездумный жест защиты), болезненная бледность...
- Сударыня, вы нездоровы? - Райнштайнер в два широких шага оказался перед хозяйкой дома, ненавязчиво подставляя локоть, о который та могла бы опереться. - Присядьте, я позову слуг.
Не дожидаясь возражений. Ойген сам подхватил женщину под локоток и, обустроив ее в ближайшем кресле, толкнул створку окна, впуская воздух и шагнул к распахнутым настежь дверям:
- Эй! Воды! Госпоже маркизе дурно.

0

7

- Нет-нет, со мной всё в порядке, благодарю, - пролепетала Жозина, несколько опешившая от напора гостя. - Всё в порядке, ничего не нужно, - повторила она появившейся в дверях Мари и жестом отпустила служанку.
- Садитесь, барон, - вновь обратилась маркиза к приятелю Мишеля. - Герцог сейчас занят, он сможет принять Вас немного позже.

0

8

Если маркиза утверждает, что с ней все в порядке, значит будем считать, что так оно и есть.
Ойген мысленно пожал плечами и, воспользовавшись предложением, опустился в кресло, но не напротив, а чуть сбоку, откуда было удобно наблюдать за обеими дверями.
- Ничего страшного, сударыня, я никуда не тороплюсь, - Райнштайнер равнодушно окинул взглядом комнату, снова зацепившись на мгновение за портрет Мишеля. Начал подчеркнуто-деловым тоном- Как вам, должно быть, сообщили, я уполномочен губернатором Колиньяром провести инспекцию графств Эпинэ с целью проверки уплаты налогов и наблюдения за настроениями в провинции. Полагаю, первый вопрос я вполне смогу решить с вашим управляющим, маркиза, не дожидаясь аудиенции у герцога. Что же касается второго вопроса, тут я просил бы вашей помощи, сударыня. Есть ли  жалобы, прошения?

0

9

Услышав о младшем из братьев Амалии, Жозефина едва сдержалась, чтобы не поморщиться. Когда ей доложили о приезде Райнштайнера, она не придала большого значения тому, что он прибыл по поручению губернатора, но теперь от этого отмахнуться было невозможно. Перед ней сидел не однокорытник сына, а полномочный представитель младшего Колиньяра.
Жалобы? Прошения? О да, они у Жозефины были. Только едва ли стоило жаловаться Фернану Лэ на его разлюбезную сестрицу с выводком.
- Нет, что Вы, - бесцветным голосом ответила маркиза Эр-При.
В гостиную вошла Жанна, поставила на столик поднос с чашками, кувшинчиком шадди, бокалом и бутылкой мансайского, присела в реверансе и вышла.
- Прошу, - добавила Жозефина и потянулась к шадди.

0

10

От внимания Ойгена не ускользнуло выражение лица маркизы при упоминании губернатора. Оно ответило на поставленный вопрос гораздо красноречивей любой жалобы. Подтверждал предположение и тон, которым отвечала госпожа Эр-При. Похоже, Мараны вместе со своим родственничком совсем извели несчастную женщину. Впрочем, о Маранах позже.
Райнштайнер видел, как резко охладела и окаменела маркиза и догадался, что причиной тому стало перешедшая на него неприязнь к Лэ, чьи интересы, по его же собственным словам, он представлял. Это несколько осложняло задачу, но и разрушать удачную легенду барон не собирался - еще не известно, сколько времени Его Высокопреосвященству заблагорассудится держать его при особе губернатора, а для этого командор Райнштайнер не имеет права дать хоть малейшую зацепку против себя в глазах Колиньяра.
Впрочем, разговорить женщину было множество способов, пусть и более жестоких. Что поделать, он бы и предпочел не причинять бедной женщине новой боли, но необходимость требовала.
Вежливо качнув головой, отказываясь от угощения, Ойген удобнее устроился в кресле и пристально взглянул в бледное лицо:
- Как я уже сказал, все финансовые вопросы я обговорю с вашим управляющим, маркиза. Но это не единственная причина, почему я здесь. Скажите, сударыня, вы любите своего сына?

0

11

Под пристальным взглядом бергера Жозина налила себе шадди. И едва не разлила, услышав вопрос гостя.
Любит ли она сына? Да он единственный, кто у неё остался! Он и Арлетта, но подруга, даже самая лучшая, никогда не заменит детей.
- Почему Вы спрашиваете? - тихо произнесла маркиза, напряжённо глядя на собеседника.

0

12

Его вопрос напугал женщину, так что та даже едва не пролила шадди. Что ж, страх - тоже не самое бесполезное из чувств.
Наверно, будь на месте Райнштайнера другой человек, он бы испытал жалость к несчастной маркизе. Ойген же считал жалость нерациональной.
- Вы не ответили на мой вопрос, сударыня, - напомнил барон, наблюдая за каждым изменением в лице собеседницы. - Тем не менее, я отвечу на ваш. Я спрашиваю, дабы узнать, насколько вам небезразлична судьба своего младшего сына, и готовы ли вы приложить ряд усилий ради его спасения.

0

13

Смена темы разговора была неожиданно резкой, но Жозефина уже немного справилась с собой. Вопросы собеседника ей нравились всё меньше. Разумеется, она была готова пойти на всё ради того, чтобы Робер мог жить спокойно и счастливо, но какое дело до этого Райнштайнеру? Арлетта как будто отзывалась о нём хорошо, но Жозина пока не могла доверять этому человеку.
- Сударь, - как можно спокойнее произнесла маркиза, - я по-прежнему не понимаю, к чему ваши вопросы. Мне трудно поверить, что безопасность моего сына заботит... господина губернатора.

0

14

- Вы правы, госпожа маркиза, губернатора заботит нечто иное, - ничуть не смутился Ойген. - А вы, меж тем, снова проигнорировали мой вопрос.
Ойген устроил локоть на подлокотнике кресла и, склонив голову чуть набок, подпер щеку двумя пальцами.
- Вы меня боитесь, маркиза, - внезапно объявил командор, не сводя глаз с едва справляющейся со своим страхом женщины. - Почему? Вы полагаете, что я приехал сюда, чтобы причинить вред маркизу Эр-При? Не стесняйтесь, сударыня, и не бойтесь меня оскорбить. Это так?

Отредактировано Ойген Райнштайнер (2011-10-06 15:10:01)

+1

15

Жозефина Эпинэ, урождённая Ариго, выпрямилась в кресле и взглянула Райнштайнеру прямо в лицо.
- Сударь, - голос женщины звучал тихо, но твёрдо, - что Вам от меня нужно? Как любая мать, я люблю своего сына и хочу, чтобы он был счастлив. Но что это меняет? - маркиза печально улыбнулась.

0

16

- Многое, сударыня. Например, будущее маркиза Эр-При, - Ойген чуть подался вперед, в сторону собеседницы. - Где ваш сын, сударыня? Мне доподлинно известно о письме герцога Эпинэ внуку, можете даже не отпираться, маркиза, это бессмысленно. Разумеется, почтительный внук не преминет исполнить настоятельную просьбу деда и вернется в Талиг. После этого - рано или поздно, а скорее - рано, - он будет пойман. И кто это сделает: Колиньяр, Мараны или я - решать вам,  - Райнштайнер снова чуть отстранился, давая женщине осознать сказанное и обдумать предложение, после чего улыбнулся одними губами. - Прежде, чем вы ответите, что не видите разницы между этими тремя вариантами, напомню вам лишь о том, что я северянин, и личных интересов в Эпинэ не имею. Одно ваше слово, сударыня, и мои драгуны вместе со мной покинут замок, предоставив господам Маранам самим разбираться с внезапно объявившимся законным наследником того, что они уже считают своим.

+1

17

Жозефина побледнела и нетвёрдой рукой опустила почти полную чашечку шадди на поднос, не сводя напряжённого взгляда с офицера. Откуда он мог узнать о письме, которое собирался писать свёкор? И какое ему дело до всех них?!
- Я... я ничего не знаю, клянусь, ничего, - утратившим твёрдость голосом прошептала Жозина. - Я не могу знать, какие письма отправляет герцог, когда и кому... Последний раз Робер писал мне осенью из Агариса, это всё, что я могу сказать...

0

18

Волнение женщины выдавало ее с головой.
Ойген стер с лица улыбку:
- Вы лжете, маркиза. И лжете крайне неумело. Впрочем, - барон неторопливо поднялся, - я обещал, что решение этого вопроса останется за вами, и я свое слово держу. Если передумаете, меня вы сможете найти через графа Валмона или вашу подругу, графиню Савиньяк. Если не будет слишком поздно. Всего доброго, сударыня.
Райнштайнер коротко, но вежливо поклонился и уверенно направился к дверям.

0

19

Ещё никто и никогда не обвинял её во лжи, тем более настолько незаслуженно! Сердце словно кольнуло невидимой иглой, стало трудно дышать. Жозина тихо ахнула и схватилась рукой за сердце, провожая бергера расширившимися от боли и страха глазами.

0

20

За спиной негромко охнули.
Ойген резко обернулся и негромко помянул Леворукого: ну вот, только этого и не хватало!
- Лекаря! - рявкнул барон в дверь и толкнул створку ближайшего окна, лишь после этого занявшись хватающей ртом воздух женщиной. - Прошу прощения, маркиза, - ножа под рукой не оказалось, а вспарывать шнуровку корсажа шпагой было как-то уж слишком, поэтому Ойген ограничился лишь тем, что разорвал шнурок, ослабляя натяжение. - Сударыня, прилягте, - охапка диванных подушек тут же оказалась под головой маркизы. Райнштайнер снова огляделся. На столике рядом с чашками и кувшинчиком с шадди обнаружилось лишь вино. Барон снова негромко выругался, плеснул из бутылки себе на ладонь и осторожно сбрызнул лицо женщины. - Маркизе дурно. Есть в этом доме лекарь?!

0

21

Громкий голос командора немедленно привлёк внимание замковой прислуги. Не прошло и пары минут, как в гостиную вбежала служанка и всплеснула руками, увидев побледневшее лицо маркизы. Почти сразу же следом за ней появился толстенький замковый лекарь, с озабоченным видом приблизившийся к пожилой женщине. Мэтр пощупал пульс, взглянул на служанку:
- Мари, принеси воды!
Затем врач захлопотал вокруг маркизы, пояснив:
- У эрэа слабое сердце, ей ни в коем случае нельзя сильно волноваться. Хвала Создателю, это не сердечный приступ, просто обморок, повезло...

Жозефина открыла глаза и увидела над собой обеспокоенное лицо лекаря.
- Октавиус... - слабым голосом позвала женщина.
- Как Вы себя чувствуете, эрэа? - оборвав себя на полуслове, осведомился мэтр.
- Холодно, - Жозина чуть вздрогнула и только тут заметила, что окно в гостиной распахнуто, и возле него стоит Ойген Райнштайнер. Утихшая как будто боль в груди вновь напомнила о себе, маркиза испуганно взглянула на бергера и торопливо отвела глаза.

0

22

Заметив неловкость женщины, Ойген негромко кашлянул, привлекая внимание:
- С вашего позволения я разыщу управляющего, маркиза, после чего, если герцогу не позволит здоровье меня принять, я уеду, - Он коротко поклонился. - Приношу извинения, если мои слова вас расстроили, я вовсе не ставил перед собой подобной цели. Когда вам станет лучше, прошу вас еще раз подумать над нашим разговором. Как меня найти, вам известно. Сударыня.
Райнштайнер еще раз кивнул и уверенным шагом направился по коридору, на полпути изловив пробегавшего мимо слугу, и у него выяснив, где можно отыскать управляющего.
В отличие от Савиньяка и Валмона, здесь командор собирался проверить всю документацию тщательно и обстоятельно, а это означало, что, возможно, придется задержаться не на один день. Что ж, посмотреть на Маранов будет совсем не лишним...

0

23

Жозефина растерянным взглядом проводила бергера, вначале пробудившего воспоминания о любимом сыне, а затем едва не доведшего её до сердечного приступа разговором о единственном уцелевшем. Маркиза так и не поняла, поверил он ей или нет. Так или иначе, добавить к сказанному ей было нечего.
Сердце тяжело билось в груди, как после долгого бега. Вдова Мориса устало откинулась на подушки и прикрыла глаза, позволяя продолжавшему хлопотать вокруг невестки герцога Октавиусу делать своё дело.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Эпинэ » Пара вопросов [22 В.С. 398 КС; только участники и Лучшие Люди]