Талигойский лабиринт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Архив » Свитские будни


Свитские будни

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Название: Свитские будни.
Краткое описание: Повседневное времяпрепровождение свиты королевы. С периодическим появлением посетителей.
Место: Королевский дворец: приёмная Её Величества (опционально - прилегающие коридоры, различные свитские покои и выход в Весенний сад).
Время: 11-й день Весенних Скал 398 г. (день)
Участники: Ирэна Альт-Вельдер, Синтия Креденьи, Леони Дорак, Иоланта Манрик, Ричард Окделл, Джастин Фокс.
Доступ на чтение: свободный

0

2

Это утро у Синтии выдалось скучным. Все взрослые были сильно заняты - кто-то что-то организовывал, многие фрейлины были заняты подбором новых платьев и украшений. Средняя дочь Креденьи не до конца понимала, почему все так взволнованы и переполошены. Даже пажи, и те были заняты…
Девочка пол-утра старалась добиться от взрослых причин, но на нее только цыкали или отсылали принести вот ту вот зеленую-красную-синюю-черную ленточку. Первое время девочка приносила требуемое, но так и не получала ответа… Наконец, ей все это надоело, и малышка устроилась вместе с куколкой на своей скамеечке, открыв давешний роман.
Роман был интересным, только были непонятны затаенные вздохи прекрасных дам о рыцаре на белом коне. Но Синтия решительно пробивалась через эти странности, рассказывая Софи, своей белокурой кукле в небесно-голубом платье, историю отважного Ринальди.
На второй главе, дойдя до очередного завихрения любовной страсти между чернокудрой красоткой и прекрасным рыцарем, опять не поняв ничего, Синтия решительно захлопнула книгу и положила ее на столик. Стоило либо еще раз постараться кого-то спросить, либо взять давешнюю вышивку в руки. Вышивать не хотелось. При одной мысли об иголке в руках начинали ныть кончики пальцев, исколотые вчера. Так что девочка решительно осмотрела комнату.
В приемной обнаружилась дама, к которой маленькая фрейлина еще не приставала с вопросом «Что происходит?», так что средняя дочь Креденьи кивнула сама себе и маленьким вихрем направилась к даме.
Так и предстала Синтия перед Ирэной - распатланная - лента из волос пошла на украшения бантом белокурых локонов Софи, в немного смятом платье (толстая книжка достаточно долго лежала на коленках, примяв платье не так, как то должно было лежать), но счастливая и хитро улыбающаяся. Девочка сделала реверанс, одной рукой отведя в сторону подол платья, а другой прижимая к себе куколку, а затем звонко заговорила:
- Здравствуйте. Я - Синтия, а это - Софи, - маленькая фрейлина серьезно кивнула на куклу, а затем, давая собеседнице получше рассмотреть игрушку, вытянула ее вперед, придерживая обеими руками. - Софи, поздоровайся с дамой! - серьезно сказала малышка кукле. Затем кивнула и вернула куклу в свои объятия. - Вы не знаете, что происходит, а то все серьезные и суетятся… А мне скучно, а Вам? Ой! - Синтия испуганно ойкнула, закрывая ротик свободной ладошкой. - Извините, забыла, а как Вас зовут? - девочка смущенно чиркнула ножкой, показывая, как она виновата.

0

3

Почему-то считается, что благородной даме положено целыми днями вышивать, причем желательно - розы. Как будто не существует других цветов и других рисунков! Но за вышиванием скрывать свои мысли проще, чем во время разговора - и Ирэна покорно клала на ткань стежок за стежком. Иголка послушно скользила в умелых пальцах, отвлекая от людной комнаты со всеми ее шепотками. Однако довольно скоро звонкий голос подбежавшей девочки заставил ее прерваться. Женщина воткнула иголку в ткань с незаконченной вышивкой и убрала пяльцы в корзинку.
- Здравствуй, Синтия, - встав, Ирэна, в свою очередь, сделала изящный реверанс, придерживая юбку рукой.
Она уже видела двоюродную сестру, но общаться еще не приходилось. Подумалось: "А ведь она не знает, кем я ей прихожусь, иначе обратилась бы совсем по-другому. Интересно, что заставило малышку подойти именно ко мне, когда вокруг столько куда более разговорчивых женщин? И она по наивности может рассказать о многом, чего не узнать от других придворных дам".
- Какая очаровательная, - виконтесса приподняла уголки губ в улыбке, когда Синтия протянула ей куклу. - Приятно познакомиться, Софи.
Да, дети любят обращаться с игрушками, как с живыми существами. И гораздо проще подыграть им в этом, чем доказывать обратное.
В самом деле, сегодня дворец шумел даже больше обычного, но почему - Ирэна и сама не могла точно сказать. День рождения Ее Величества только через пару дней, но, видимо, готовятся именно к этому празднику. О других важных событиях ее никто не предупреждал, а вести беседы с полузнакомыми дамами, занятыми своими делами, Ирэне не хотелось. После тихого Альт-Вельдера столица ошеломляла скоплением людей и шумом, отчего женщина чувствовала себя неуютно. Разумеется, сквозь обычную бесстрастную маску не пробивалось ни одной эмоции, но изображать невозмутимость было все трудней.
- Извиня, - снова намек на улыбку, - меня зовут Ирэна Альт-Вельдер, - интересно, узнает ли ее кузина? - Скоро Ее Величество празднует день рождения, весь дворец заранее готовится к празднику. А почему тебе скучно? - женщина перевела взгляд на растрепанную прическу девочки и мятое платье. - И где твоя дуэнья? Фрейлине Ее Величества не положено расхаживать в таком виде...
Ирэна вполне могла понять ребенка, уставшего от придворных порядков и условностей, только эти же порядки требовали от нее обратить внимание на неподобающий внешний вид.

Отредактировано Ирэна Альт-Вельдер (2011-06-24 14:24:27)

0

4

Девочка задумчиво посмотрела на даму. Та до разговора с девочкой вышивала. Это явно подняло даму в глазах маленькой фрейлины. Сама она вышивала плохо, да и к тому же абсолютно не то, что от нее ожидали. Но вот делать то, что от тебя ожидают взрослые – всегда скучно.
Прекрасная дама сделала элегантный реверанс в ответ на несколько неуклюжую попытку Синтии, заставив девочку стушеваться и покраснеть. Ей еще было далеко до такой красоты, но обычно средняя дочь Креденьи никогда не отчаивалась, а поэтому попробовала запомнить то, как старшая женщина сделала реверанс. Идеальная осанка, идеальная глубина, идеальное платье. Малышка дала себе зарок поупражняться перед зеркалом вечером, если, конечно, дуэнья не найдет другого более нужного занятия для своей подопечной.
Дама представилась Софи, вызвав в душе малютки чуть ли не чувства, сравнимые с любовью. Мало кто из взрослых понимал, что куклы говорят. А эта дама поняла сразу. Девочка поднесла куколку к уху, как бы прислушиваясь к ее шепоту. Периодически Синтия кивала, как бы подтверждая, что она поняла сказанное. Затем, малютка подняла сияющие глаза на взрослую собеседницу и радостно продолжила:
– Софи говорит, что тоже рада знакомству. А еще она говорит, что вы красивая и очень элегантная.
Наконец, дама представилась. Ирэна Альт-Вельдер. Что-то знакомое было в этом имени. Малышка нахмурилась, стараясь вспомнить. Подруга матери – нет, не то. Жена друга отца? Тоже не то. Родственница? Явно было ближе. Девочка начала перебирать в уме все то, что пытались втолковать ей про родственные связи. Наконец, удалось поймать ускользающую мысль за хвост – двоюродная сестра. Тогда еще, при перечислении дочерей герцога Придда, Синтия долго сокрушалась, что все они старше Тоше.
– Ой, а можно я буду звать вас сестренка Ирэна? – с энтузиазмом начала Синтия. – А скучно мне потому, что все суетятся, а также дамы в романе тяжело вздыхают о прекрасном рыцаре, а ведь всего-то подойти надо и начать разговор. А также они думают о какой-то греховной любви, но что это такое – я не знаю… – маленькая фрейлина тяжело вздохнула, а затем вспомнила про замечание про внешний вид и постаралась пригладить сначала волосы, а затем платье. Первое, кстати говоря, удалось лучше, чем второе. – Я не знаю, где дуэнья. Но ведь все не так плохо, да? Ведь не нужно терпеть этот гребешок снова? – малышка чуть не плакала. – Сестренка Ирэна не говорите только Тоше – она опять будет что-то заумное и нудное втолковывать! – Синтия посмотрела в глаза двоюродной сестре с таким обожанием и мольбой, что даже каменное сердце бы растаяло при такой мольбе.

0

5

Синтия смотрела на Ирэну так, словно бы виконтесса была, по меньшей мере, вышедшей из сказки принцессой. Во взгляде отчетливо читалось восхищение, любовь, смущение... И ни следа зависти. Неужели в курятнике, который ошибочно называют свитой королевы, есть еще кто-то, способный испытывать искренние чувства? Не ускользнуло от взгляда женщины и заметное смущение двоюродной сестры из-за своей неловкости. Надо сказать, для своих лет Синтия была очень даже грациозна, обещая со временем стать красавицей.
Кузина общалась с куклой, как с живой - ей больше не с кем поговорить? Неудивительно, в таком-то окружении. И надо бы постараться стать девочке такой же собеседницей, с которой можно поговорить обо всем. Создатель, какой находкой станет тогда Синтия! Женщина улыбнулась и с теплотой в голосе совершенно честно ответила кукле и самой малышке:
- Поверь, когда ты вырастешь, ты станешь еще красивее!

Услышав ее имя, девочка задумалась, явно пытаясь вспомнить, где его слышала. Синтии можно посочувствовать: запомнить многочисленных родственников - настоящий подвиг. А потом кузина затараторила - женщине оставалось только слушать и ждать, пока Синтия выговорится.
Сестренка Ирэна... Так ее никто не называл давно, очень давно... Обращение заставляло вспомнить дом - когда он еще казался девочке Ирэне Придд домом, родным и добрым. Пока она была такой же девочкой и не умела отличить искренность от маски. В памяти невольно всплыли светлые картины прошлого, о котором женщина старалась не вспоминать - зачем бередить душу?
...Маленький Юстин вбегает в комнату, в глазах - веселые искорки. "Сестренка Ирэна, с днем рождения!" - восклицает искренне, от всего сердца. А в руках - веточка цветущей сирени (и где он умудрился найти ее в начале Летних Ветров?!). И Ирэна радостно обнимает брата, восхищенно принимает любимые цветы и с шаловливой улыбкой пристраивает в вазу с розами...
Позволить так к себе обращаться? Но это значит - невольно приблизить почти незнакомую девочку к себе. Синтия вряд ли это поймет, но она имеет возможность увидеть очень редкую картину под названием "Искренняя виконтесса Альт-Вельдер". Довериться кузине, чужому, несмотря на родство, человеку? Да как такое вообще возможно?!
Тем временем Синтия продолжала болтать - мысли Ирэны по неподвижному лицу не смог бы прочитать даже родной отец. Во всяком случае, женщине очень хотелось верить в то, что уроки Вальтера порой обращаются против него же.
Удивительно, фрейлина - и не любит предпраздничной суеты, не чахнет часами над шкатулкой с украшениями, подбирая подходящее к наряду? Или кузина просто не успела привыкнуть к придворной жизни? Надо будет узнать, как давно она была представлена ко двору, - отметила про себя виконтесса. На словах собеседницы о любовных романах Ирэна мысленно улыбнулась - малышке еще кажутся глупыми напыщенные фразы про душевный непокой и сжигающее пламя любви. Женщина считала точно так же, только с поправкой: вместо "еще кажутся" на "уже". А вот давать детям романы про греховную страсть - очень, очень большая глупость. Теперь Синтия будет приставать ко всем с просьбами объяснить, что это такое, а дамы - смущаться и не знать, что ответить. Сама Ирэна, впрочем, тоже собиралась сделать вид, что не заметила скрытого вопроса.

А Синтия, не дожидаясь ответа, уже называла ее сестренкой, и запрещать было поздно. Что ж, за детское непосредственное доверие можно потерпеть и такое обращение... Похоже, девочка в самом деле верит своей двоюродной сестре, не мучаясь раздумьями - и нельзя этим не воспользоваться. И можно попробовать укрепить это доверие. Дождавшись паузы в речи собеседницы, Ирэна ответила:
- Хорошо, можешь называть меня сестренкой. Но только когда рядом нет чужих. Понимаешь, - доверительный взгляд, - есть правила, которые нельзя нарушать. Во всяком случае, в заполненной свитскими комнате. Но когда нас слышат только близкие, обращайся только так, - вот и общая маленькая тайна. Слегка поднять уголки губ в мимолетной улыбке. - Знаешь, книги про любовь - далеко не самое интересное, что можно найти в библиотеке. Лучше почитай книги со сказками и легендами. А еще в них есть красочные картинки, которые можно рассматривать часами... - сменить интонацию на более деловую. - Платье, боюсь, придется сменить - просто так подол не сразу расправится, и тут я ничего не смогу поделать, - постараться улыбнуться, добавить в голос побольше теплоты, насколько это вообще возможно. - Ты же потерпишь немного увещевания старшей сестры? А вот с прической я тебе помогу. Жаль отбирать ленту у Софи, но у тебя не найдется похожей?

+1

6

Услышав ответ виконтессы и поймав ее улыбку, малышка склонилась к кукле, как будто бы что-то обсуждая. При этом на лице маленькой фрейлины был такой коктейль из гордости, восхищения, расстройства и неуверенности, что выглядела она очень забавно. Наконец, явно что-то решив вместе с Софи, Синтия подняла головку, встряхнула непослушными локонами и гордо, с достоинством, явно копируя кого-то из старших, проговорила:
- Софи говорит, что мы с ней договорились стать чуть менее красивыми, чем Ее Величество. Ведь во всех романах Ее Величество - самая прекрасная дама при дворе. Мы с Софи хотим, чтобы Ее Величество была счастлива, ведь она такая добрая, красивая и, - девочка всхлипнула, - наша королева такая грустная. А шутов у нас нет, не то, что у короля Филиппа из одного романа. Я думаю, что шут - это очень веселый и умный человек, иначе бы он не стал шутом!
малышка, явно устав стоять на одном месте, сделала пару танцевальных шагов с куклой в виде партнера, а затем вернулась на прежнее место, глядя на Ирэну смеющимися глазами.
- Может, попросить Жана - это мой знакомый паж, он такой неуклюжий, всегда так смешно падает - стать шутом, может правда? Или Жюля, он умнее, но и внимательнее, ой, я хотела сказать, что он более ловкий - упал всего один раз рядом со мной, - малышка покраснела и смущенно шаркнула ножкой.
Услышав дозволение, пусть и только наедине, называть двоюродную сестру Альт-Вельдер сестренкой Ирэной, девочка расцвела и, радостно сверкая глазами, подобралась поближе и оперлась на подлокотник кресла сестрички, усадив перед своими руками куколку.
- Правда-правда можно, госпожа виконтесса? Я так рада, мне Тоше никогда не хотелось называть сестренкой - она скучная и занудная и всегда читает нотации и поучает. Тоше - моя старшая сестра Антуанетта, - девочка, объясняя это, скривилась, как от зубной боли. - Только я бы предпочла быть с братиками, а не с этой занудой! - малышка состроила жалостливую мордочку, надеясь, что Тоше не позовут для помощи ей, Синтии, в переодевании…
Затем девочка бросила взгляд на оставленную книжку и гордо продолжила^
- А я - чтец, ой нет, чтитальщица, нет, не так, - девочка немного задумалась. - Вспомнила! Чтица, вот!
Девочка откинулась назад, повиснув на руках на подлокотнике кресла, лукаво глядя на сестренку. Затем маленькая фрейлина тяжело вздохнула, опустилась на колени перед креслом, сняла Софи с подлокотника и удобно устроила куколку у себя на коленях.
- А дамам интересны романы, а не сказки и легенды. А про библиотеку знаю, из нее Тоше, - малышка сделала страшные глаза, - почти не выходит. Читает, читает и читает! Глупая она… - тихо, чуть слышно, закончила Синтия.
Предложение забрать у Софи ленточку девочка восприняла плохо. Малышка прижала к себе куколку и умоляюще посмотрела на виконтессу.
- Может, все-таки можно одной ленточкой? А то Софи такая красивая… Я не хочу отбирать у нее эту красоту…
Затем девочка недоверчиво взглянула на сестренку, которая предлагала поменять платьишко. Малышка посадила куколку рядом с креслом, встала, покружилась, стараясь понять, что не так с платьем. По мнению малышки, все было так - не рваное, чистое и красивое, вполне красивое!
Девочка тяжело вздохнула, но на предложение причесать радостно согласилась. Ведь если это будет сестренка, а не дуэнья, то, наверное, не так будут рвать локоны. Ну непослушные они, но ведь аккуратнее можно!
Девочка быстренько сбегала за своей скамеечкой, поставила ее у ног Ирэны. Затем протянула гребень сестренке и взяла на руки Софи, очень надеясь, что одной ленточки хватит для прически.

0

7

- Ну что ж, - вздохнул Ричард, когда Алва скрылся из виду. - Идем?
Нахмурившись, юноша протянул Джастину руку. Позор, конечно, для герцога Окделла водить по дворцу приемыша Ворона, но мальчика оставили под его присмотром, и до возвращения опекуна он за него отвечает. Твари закатные, он все же позволил превратить себя чуть ли не в сиделку! Но почему-то приказам, отданным в таком тоне, противиться не хотелось. Не то чтобы Ричард боялся, но... Но утром Алва просто сказал, что они едут во дворец втроем. А сейчас вот велел идти в приемную и ждать его там. Объяснить он ничего не удосужился, так что Ричард терялся в догадках, с какой стати Ворону тащить во дворец оруженосца и воспитанника, разве только... Может, это Ее Величество так пожелала? Ну, конечно! Королеве доложили о мальчике, и она захотела его увидеть. Или Алва сам ей рассказал... У Катарины Ариго доброе сердце, она не смогла остаться равнодушной к истории беспризорника и сироты, но, кроме Ричарда, Алве не с кем было оставить ребенка. Да, все именно так! Значит, ничего унизительного в том, что он приведет Джастина в приемную и присмотрит за ним, пока не появится Ее Величество, нет.
А вдруг... вдруг королева хотела видеть и сына Эгмонта тоже?!
- Идем, - повторил Дик, улыбаясь. - Может быть, нас уже ждут!
Но в приемной были одни фрейлины. Взгляд Ричарда невольно упал на красивую даму, которая расчесывала волосы прелестной девочке, сидящей на скамейке у ее ног. Кажется, только эти двое здесь не суетились и не болтали.
Что ж, значит, надо подождать...
- Добрый день, сударыни, - Ричард, сделав несколько шагов, учтиво поклонился. - Простите, что помешали вам, но нам  велели ожидать здесь. Я - герцог Ричард Окделл, а это - Джастин, воспитанник герцога Алвы.

Отредактировано Ричард Окделл (2011-06-29 15:38:58)

+3

8

С каждым днем Джастин все меньше и меньше понимал в происходящем. События, бывшие для беспризорника настоящими недосягаемыми чудесами, быстро сменялись одно другим. Поэтому когда монсеньор сообщил ему о необходимости ехать во дворец (ну конечно же, не объяснив, зачем это надо), мальчишка не удивился и не растерялся, а спокойно принял это как должное - уже успел привыкнуть, что удивляться больше ничему не надо.
Не удивился он и когда монсеньор ушел непонятно куда, оставив его под присмотром герцога Окделла. Джастин послушно взял Ричарда за руку и тихо пошел рядом с ним, по пути восхищенным взглядом разглядывая все вокруг и пытаясь увидеть сразу все и сразу все внимательно разглядеть, что было невозможно. Впрочем, так как при этом приходилось еще и не отставать от герцога Окделла, мальчишка не успевал разглядеть практически ничего.
Может быть, нас уже ждут!
Кто должен ждать? Где? И зачем? Обо всем этом тоже надо было подумать, и на это тоже не хватало времени на ходу. Проще было бы, конечно, прямо спросить об этом у герцога Окделла, но Джастин не решился.

Наконец коридоры закончились. Джастин тут же снова заоглядывался вокруг, пытаясь разглядеть сразу все в большой комнате, где они сейчас находились. Обстановка здесь была ничуть не хуже, чем в особняке Алвы, если не еще лучше, но это само по себе уже не заслуживало пристального внимания - в отличие от толпы девушек, находящихся тут и сильнее привлекающих внимание.
Мальчишка еще никогда ни на ком не видел таких красивых платьев, какие носили,  кажется, все находившиеся тут - включая и девочку еще младше его, и уже совсем взрослых женщин.
- Здравствуйте, - как можно более вежливым тоном поздоровался он, когда герцог Окделл подвел его к девочке едва ли старше девяти лет и женщине рядом с ней. Будь его воля, мальчишка забился бы куда-нибудь в уголок и устроился понезаметнее, пока не придет монсеньор - но приходилось слушаться герцога Окделла, никуда не отходить от него и пытаться не сделать или не сказать чего-либо, не принятого здесь - о том, как принято вести себя во дворце, мальчишка не имел ни малейшего представления, а рассказать ему об этом, конечно же, не удосужились ни монсеньор, ни герцог Окделл.

0

9

В приемной редко что происходило интересного, но фрейлины на то и фрейлины, чтобы быть при особе Ее Величества в любое время, когда королева пожелает, а потому Леони с несколько обреченным видом направлялась к двери, полагая, что вновь придется сидеть у окна и тыкать иголкой в пяльцы. Тем не менее, опасениям девушки не суждено было сбыться - прямо перед ней зашли мальчик с юношей, в котором по сине-черному колету Леони опознала оруженосца Алвы. Неужели Окделл, чья присяга наделала столько шума? Скользнув в приоткрытую дверь следом, она даже услышала представление герцога.
Стоять за спиной у молодых людей далее было неприличным, молча обойти их и занять свое место - еще неприличнее.
- Приятно видеть вас, господа, - проворковала Леони, выплывая из-за правого плеча Ричарда. - Хоть и несколько неожиданно.
Теперь, когда она предстала перед молодым человеком, столь трогательно держащим за руку ребенка, девушка не могла не улыбнуться. Внезапное причудливое настроение заставило полдня провести ее перед зеркалом, выбирая платье и украшения и занимаясь прической (точнее, позволяя заниматься ею камеристке), и сейчас она являла собой воплощение очарования, но  это совершенно вылетело из головы, как только девица оказалась рядом с Джастином. Воспитанник Алвы удостоился самой теплой улыбки из ее запаса, но на большее фрейлина не решилась.
- Леони, графиня Дорак.
Девушка грациозно присела в реверансе, вопросительно взглянув на юношу. О том, какие чувства он питает к ее фамилии, сомневаться не приходилось, но выскажет ли их хоть как-то или укроется за маской ледяного спокойствия?

0

10

Ричард улыбнулся в ответ на приветствие юной фрейлины, вошедшей следом за ними, но тут девушка назвала свое имя, и улыбка мгновенно исчезла с его лица. Дорак! Она - родственница кардинала?! Бедная Катарина Ариго, даже здесь старый паук не оставляет ее в покое, без сомнения, приставив эту девицу шпионить и всячески вредить несчастной королеве!
Но на приветствие все же следовало ответить.
- Счастлив знакомству, сударыня, - как мог холоднее произнес Дик, наклоняя голову, и продолжил, делая вид, что больше не замечает ее присутствия:
- Джастин, поправь воротник, он у тебя смялся. Эрэа, я вижу, у вас очаровательная кукла! Вы мне ее не представите?
Айри, когда была маленькая, всегда давала своим куклам имена и очень расстраивалась, когда кто-то не верил, что ее игрушки - живые. Сестре нельзя было плакать, она начинала задыхаться, и Ричард привык подыгрывать. Теперь это пригодилось...

0

11

Который год Иоланта обитала при дворе Ее Величества королевы Талига и который год поражалась, сколько воодушевления всякий раз вызывает день рождения Катарины Оллар. Кажется, даже Изломы не встречали с таким же размахом. Придворный курятник начинал шуметь, копошиться и квохтать так, словно в него запустили сразу десяток наседок с выводками. Притаившиеся среди куриц змеюки тоже приходили в странное возбуждение. Может, просто не хотели выделяться, но выглядело это глупо.
Себя виконтесса Эммануилсберг скромно относила к змеюкам, но предпраздничная кутерьма действовала на нее угнетающе, настолько, что даже жалиться сил не оставалось. От снующих всюду разряженных в пух и прах дам и служанок рябило в глазах, голоса уже сливались в монотонный гул, вид постоянно крутящейся рядом и что-то вдохновенно вещающей Розалин Дрюс-Карлион вызывал безотчетное раздражение и желание придушить. Ну, или хотя бы вставить кляп. Увы, приходилось кивать, невпопад улыбаться и старательно придавать взгляду хоть какую-то осмысленность: Розалин была глупа, как пробка, и этим полезна, портить отношения с такой - непозволительная роскошь.
Наконец даже нервы Иоланты сдали, и, отговорившись головной болью, девушка собралась укрыться в своих комнатах. Там, конечно, обретались дуэнья с камеристкой, но они хотя бы обе откровенно опасались своей хозяйки и подопечной, чем Иоланта не гнушалась пользоваться, в приказном тоне гоняя обеих, как ей удобно. Розалин старательно поахала в ответ на жалобы виконтессы, предложила какой-то чудо-отвар, получила вежливый отказ и наконец отстала. Иоланта с облегчением выбралась в коридор, где было потише, чем в комнатах. Нет, блистать на праздниках ей определенно нравилось, но от творящейся в преддверии суеты хотелось шипеть и ругаться.
Побродив немного, девушка хотела было и впрямь уйти к себе, но планы немедленно изменились, когда в приемной послышались незнакомые голоса. Любопытство немедленно взяло верх, и Иоланта тихо сунула нос внутрь, оценивая обстановку. Гости и в самом деле имелись, мальчик и юноша, причем второй, судя по сине-черной одежде, был тот самый нищий надорский герцог, по прихоти Алвы ставший его оруженосцем. Помимо гостей в приемной присутствовали среди прочих сразу две двоюродные сестрицы и графиня Дорак, кои и вели беседу с визитерами. Это определенно стоило внимания, и Иоланта, изобразив на лице условно-любезное выражение, вошла, заняв место чуть сбоку, чтобы видеть и визитеров, и фрейлин.
- Графиня, виконтесса, доброе утро, надеюсь, вам хорошо спалось? - вежливо поприветствовала она товарок. С Ирэной им всерьез поговорить до сих пор не удавалось, а следовало бы понять, что за птица двоюродная сестрица. - Синтия, милая, чудесная кукла, - девочке досталась в меру теплая улыбка. Младшая виконтесса Карье вызывала у девушки чувство странного злорадства: своей непосредственностью девочка часто ставила в неловкое положение то сестру, то кого-нибудь еще, кто не вовремя попадался под руку, и наблюдать за этим было забавно. - Судари? - с ноткой вопросительной интонации протянула наконец Иоланта, внимательно поглядывая на предполагаемого герцога Окделла. По крайней мере, представляться ему полагалось первым, и то хорошо.

Отредактировано Иоланта Манрик (2011-06-30 21:11:52)

+2

12

Ирэна внимательно слушала маленькую фрейлину, не перебивая. Да, образ бледного гиацинта королеве очень подходил, с первого взгляда - и не поймешь, что перед тобой стоит первая интриганка Талига. И такое трепетное отношение малышки к королеве не удивляло. А кто знает, как отнеслась бы к Ее Величеству сама Ирэна, если бы не нелюбовь к толпе и неприязнь к дворцовой жизни? К слову, завести пажа - интересная идея. Каково будет первой страдалице страны оставаться в своем образе, когда рядом старается ее рассмешить слуга? - от этих мыслей Ирэна даже улыбнулась. Пусть Синтия считает, что развеселила собеседницу рассказом - в конце концов, она не так уж и неправа...
А девочка явно обрадовалась, услышав разрешение виконтессы. "Главное, чтобы не забылась и не ляпнула ничего при посторонних - отвечать придется мне" - невесело подумала Ирэна. Все-таки обращение "сестренка" царапало слух и память сильнее, чем того хотелось. Не думать - не время и не место! А с настоящей сестрой Синтия, видимо, не совсем ладит - что вполне понятно с ее характером. Еще одна мелочь, которую нельзя упускать... Вот только, видит Создатель, Ирэна сама с радостью заперлась бы в библиотеке над книгами. Особенно с такой подопечной, которая и минуты на месте усидеть не может.
Кузина, похоже, не понимала, что у нее с платьем. С ее точки зрения, действительно, смятые юбки и банты - ничего страшного, не порваны - и ладно! Но не вести же кузину к дуэнье силой. Пусть ходит так, ей из-за возраста все простится... Однако с прической виконтесса опрометчиво пообещала помочь. Женщина была готова себя проклясть за не вовремя сорвавшиеся слова, но было поздно. А Синтия с явным удовольствием восприняла эту идею. Закатные твари! Вот уж попала, так попала... "Хорошо, я постараюсь обойтись одной лентой" - пообещала она малышке. Умолчав о том, что искусством камеристки никогда не владела, хоть и приходилось делать прически самой себе. В таком же нежном возрасте, когда не хотелось лишний раз отдаваться в руки слугам, которые ваяли прекрасные, но очень уж неудобные композиции из ее волос.

Если уж взялась за дело, сделай его хотя бы сносно. Ирэна торопливо перебирала в уме возможные прически: " Только одна лента, даже никаких шпилек... Заплести в косу? Нет, слишком по-простецки, даже для маленькой девочки. Собрать лентой волосы спереди и оставить распущенными сзади? Тоже не то, и без шпилек тут не справиться... Сделать "лукошко"? Тоже не королевская прическа, но большего не получится. " Тем временем Синтия уже сбегала за скамеечкой и уселась у ног виконтессы, не забыв обнять куклу. Как будто бы всегда так делала - подумалось ей. Отступать было совсем поздно, остается лишь послать кузине очередную не вполне искреннюю улыбку.
- Если будет больно, говори - С этими словами "Сестренка Ирэна" взяла гребень и, решившись, осторожно провела им по волосам кузины. Разумеется, тот почти сразу же увяз в золотистой кудели. Дернуть? Нет, девочке будет больно и неприятно - Ирэна сама прекрасно знала это ощущение, как бы ни старалась камеристка. Виконтесса постаралась вспомнить, как слуги справлялись с ее прической... Придержав прядь ладонью свободной руки, Ирэна с нажимом провела гребешком дальше. Синтия, к ее чести, не дернулась, хотя сама виконтесса подозревала, что, несмотря на осторожность, причинила малышке боль. Так, еще одна прядь... Не выказывать неуверенности ни единым жестом! "Музыкант имеет право на ошибку, но ему запрещено прекращать музыку" - услышанная пару дней назад фраза вертелась в голове, вытесняя ненужные мысли. Гребень - придержать прядь левой рукой - провести. Гребень - прядь - провести... А ведь это только начало! Наконец волосы кузины удалось привести в какой-никакой порядок. Виконтесса припомнила, как когда-то делали такую прическу ей, как оную делала Габриэле сама Ирэна. Непослушные пряди все норовили выскользнуть из пальцев девушки, неудивительно, что сестра тогда предпочла распустить получившийся ужас и позвать камеристку...
Женщина взяла прядку, разделила ее на три. Перекрестить две, перекинуть третью, придерживая остальные пальцами. Подтянуть, стараясь не причинить боли. Подобрать пару тоненьких прядок, добавляя к основным. Скрестить, перекинуть свободную, затянуть. Приняв из понятливо протянутой руки малышки ленту, Ирэна приложила ее к одной из прядок, вплетая в прическу. И опять - подобрать прядки - перекрестить - перебросить - подтянуть... Теперь главное - не сломать ровную линию прически. По мере того, как пальцы приноравливались к работе - волосы, на удивление, почти не выскальзывали из рук - можно было дать волю мыслям.
Это ведь надо так оступиться. - внутренний голос с интонациями Вальтера не кричал, он был спокойным и ровным, но более приятным от этого не становился - Кто просил тебя предлагать помощь кузине, как последней камеристке? Отправила бы к дуэнье, к своим слугам, а не позорилась бы на виду у всей приемной. - Ирэна могла лишь отмалчиваться. В самом деле, сорвавшиеся с языка слова были лишними. Остается наивно надеяться, что никто не обратит на ее оплошность внимания.

Словно бы в насмешку над ее мыслями, распахнулась дверь - Ирэна похолодела, за пару мгновений успев представить десяток персон, до королевы включительно, перед которыми виконтессе никак нельзя предстать в виде камеристки. Но вошли совсем не те гости, хоть приятными их было трудно назвать. Как, впрочем, и практически всех людей, обретающихся во дворце. Первым шел юноша - синий с черным колет, цвета дома Алва, дали понять, что это и есть тот самый оруженосец Первого Маршала, взятый против воли кардинала; о нем рассказывал отец. А что за мальчишка с ним? Судя по неуверенным движениям и восхищенно-любопытному взгляду - недавно в столице и вряд ли бывал раньше во дворце. И хорошо. Он явно не искушен в этикете, раз с таким удивлением осматривается. Про Окделла, если это был именно он, Ирэна ничего не могла сказать, но в столице они появляются крайне редко, что давало надежду на то, что он и не обратит внимания на недостойное занятие виконтессы. Больше по внешнему виду незнакомцев нельзя было ничего сказать.
- Рада знакомству - выслушав приветствия, прикованная к прическе женщина лишь слегка склонила голову. Нарушение этикета, но по сравнению с причесыванием Синтии - детская шутка. Да, в своих рассуждениях Ирэна не ошиблась, перед ней тот самый герцог Окделл. А тот мальчишка рядом... Так, спокойно! - мысленно приказала себе виконтесса. Мало ли людей носит имя Джастин. И герцог Алва может брать в воспитанники кого захочет. На лицо - маску полуулыбки, не выказывать мыслей. Мальчишка был ничем не похож на Юстина - волосы светлее, телосложение гораздо более хрупкое; двигается осторожно, словно боится сделать что-то не так - полная противоположность порывистому младшему брату... Спохватившись, что пауза затянулась, женщина продолжила: "Прошу прощения, я не представилась. Виконтесса Ирэна Альт-Вельдер". - Синтия сама себя назовет, она не из тех, кто робеет перед чужими. А о новом воспитаннике герцога Ирэна еще подумает. Потом, когда останется одна.
Лента наконец была вплетена в прическу кузины - можно вздохнуть с облегчением. Про себя, разумеется. Результат, хоть и был весьма далек от того, что творили камеристки, приятно удивлял - Ирэна не ожидала от себя и такого. Напоследок погладив малышку по волосам, женщина произнесла: "Вот и все, можешь идти дальше... " - сдобрив слова той теплотой, на которую была способна. Чуть-чуть улыбнуться, адресуя улыбку именно Синтии - виконтесса была искренне рада тому, что мучения с гребнем закончились. Неприятно, что их прервали в середине разговора, но укрепить доверие можно будет и чуть попозже.

Между тем в приемной становилось все более людно. И ладно бы посетители проходили мимо! Ирэна с трудом подавила желание сослаться на головную боль и сбежать куда-нибудь в библиотеку или сад... Вот только чутье подсказывало, что там будет ненамного тише и спокойнее.
С Леони Дорак виконтесса сегодня уже успела переброситься парой малозначащих фраз, тому, что она лишь равнодушно скользнула по женщине взглядом, переключив внимание на гостей, Ирэна не удивилась. Странно, что он так закаменел, услышав имя фрейлины? Хотя что тут гадать - родственница кардинала.
Мысли прервало появление еще одной фрейлины. И тоже двоюродной сестры - к тому, что во дворце обретается столько родственников, женщина уже привыкла, но радости от этого не испытывала. Тоже полузнакомая девушка, но с ней, в отличие от Синтии, лучше не расслабляться. И не думать о посторонних вещах.
- Приветствую, виконтесса - легкий реверанс. На лицо - обычное холодное безразличие, дежурная улыбка. Как обращаются к ней, так ответит и Ирэна.

Отредактировано Ирэна Альт-Вельдер (2011-06-30 21:07:10)

0

13

-Счастлив знакомству, сударыня.
Счастье господина герцога так и обдавало зимним холодом. Не будь Леони заранее известно об отношении оруженосца Первого маршала к ее семейству, девушка могла бы и обидеться, а так лишь улыбнулась, благоразумно удержавшись от просившейся колкости.
- Доброе утро, виконтесса. Благодарю, превосходно, -  соврала Леони.
За ночь она не сомкнула глаз, но выкладывать Манрикам все начистоту было нельзя. Как, впрочем, почти всем  остальным - проведенных во дворце двух недель хватило, чтобы понять, что представляет собой окружение августейшей четы. Пожалуй, только с Синтией можно быть достаточно откровенной, но та в своей непосредственности может легко поделиться чужой тайной, а раз так, лучше все держать при себе.
- Сударь, вы слишком строги к мальчику, - не глядя на Окделла, девушка сама занялась злополучным воротничком. Джастин выглядел слишком бесхитростным, чтобы вникать в дворцовые интриги, и слишком растерянным, чтобы девушка не прониклась к нему симпатией.

0

14

-Вовсе нет, сударыня, - Ричард, едва дождавшись, пока родственница Дорака уберет от воротника Джастина руки, дернул мальчика к себе. Еще не хватало! Он, конечно, воспитанник Алвы, а всем известно, что Ворон и кардинал - два крыла зла, но ребенок не виноват, что ему достался такой покровитель. И, пока это в силах герцога Окделла, Ричард будет оберегать его от пагубного влияния и дурных замыслов.
Очень удачно, что здесь оказалась сестра Валентина, она-то точно разбирается во всем этом, и может, при случае, оказать поддержку.
А вот рыженькая фрейлина, подошедшая последней... Кого-то она напоминала, но кого именно, Дик так и не вспомнил. Молчать становилось неприличным, и он повторно представился.
-Сударыня, я герцог Ричард Окделл. А этот мальчик - Джастин, воспитанник Первого Маршала.

0

15

Первое время Джастин молча наблюдал за происходящим, не решаясь как-либо вмешаться. Слишком много незнакомых людей было вокруг. Мальчишка непроизвольно шагнул чуть ближе к герцогу Окделлу и чуть сильнее стиснул его пальцы - сейчас тот был единственным хотя бы отдаленно знакомым человеком здесь, а оказаться совсем без поддержки было страшно.
- Леони, графиня Дорак, - между тем представилась девушка, улыбнувшаяся ему так, что сразу захотелось ей доверять.
Дорак... знакомая фамилия.... Кажется, ее носит нынешний кардинал Талига. Интересно, кем эта девушка может ему приходиться?..
Впрочем, ее последующие действия совсем не привели мальчишку в восторг, скорее наоборот. Он, отвыкший доверять людям, не умел принимать заботу о себе, он просто последний год не видел заботы ни от кого. И монсеньор, и герцог Окделл всегда вели себя с ним достаточно сдержанно, и мальчишка привык к этому. Поэтому как отреагировать на действия графини Дорак, он не знал, но никаких положительных эмоций они у него не вызывали.
- Благодарю вас, сударыня, но я вполне мог бы справиться сам, - как можно более вежливо проговорил Джастин. - Право, это не стоит вашей заботы.
Мальчишка был, пожалуй, рад тому, что герцог Окделл действия девушки тоже не одобрил.
На подошедшую последней и еще не успевшую представиться девушку Джастин почти не обратил внимания, разве что мельком взглянул. Конечно, по элементарным правилам приличия надо было хотя бы поздороваться, но об этом мальчишка просто не подумал.

0

16

Синтия сидела вполне спокойно, немного морщась от движения гребня в волосах. Она не любила, когда к ее волосам кто-то прикасался, кроме матушки. Хотя, Тоше наверняка даже не приходило в голову, по мнению малышки, просто одобряющее потрепать сестру по волосам, как это всегда делал братик. А камеристки никогда не заботились о том, чтобы маленькой фрейлине было не больно.
Девочка легонько гладила Софи по волосам и думала о своем. Ей вспомнилась давешняя гроза. Ночь, когда Синтия опять четко почувствовала свое одиночество. От смеха горных ведьм, грохочущего в вышине, малышка постаралась забиться под одеяла, но жуткие голоса так и были слышны всю ночь. Зато следующий день был веселым! Средняя из дочерей Креденьи улыбнулась своим мыслям. Она вспомнила, как Жюль рассказал о том, что горные ведьмы украли ножницы младшего садовника. Дальше все дети тайно, стараясь не попасться взрослым, искали те самые ножницы по всему замку! Как же Синтия сожалела о том, что она не может присоединиться к поискам в башнях. Ходили слухи о привидениях, живущих там. Маленькая мечтательница с сожалением вздохнула и тут чуть не пискнула от боли. Сестренка Ирэна начала прочесывать непослушные волосы малышки, а гребень привычно застревал в волосах, путался и всячески препятствовал своему изыманию из локонов маленькой фрейлины.
Синтия, стараясь не вздрагивать, прижала к себе поплотнее куклу и продолжила терпеть эти издевательства над своими волосами. Хотя, издевались и больше, а сестренка почти нежно, как мама, перекладывала прядки. Девочка тяжело вздохнула, вспоминая дом, и еще крепче обняла Софи.
Именно в этот момент в дверь вошли юноша и мальчик. Синтия жадно посмотрела на них и подумывала вскочить, но… Встать сейчас означало испортить всю работу сестренке, а портить что-то малышка не хотела. Она продолжала упорно сидеть, с интересом рассматривая вновь прибывших. Мальчик ей нравился больше всего – тихий, но вежливый, немного смущенный. Малышка подумала о том, что хорошо бы подружиться с этим Джастином, и совсем не потому, что он воспитанник Алвы, а потому что он такой, какой он есть. Второй же дядя, пришедший вместе с мальчиком, тоже оказался достоин внимания. Взрослые редко когда спрашивали имя подруги Синтии, а этот дядя Ричард поинтересовался!
Малышка немного поерзала, готовясь вскочить в любой момент, но Ирэна все еще делала прическу. Наконец, последняя прядка заняла свое место и девочка аккуратно подняла руку, трогая свои волосы. Ощущение было новым, непривычным, и поэтому маленькая фрейлина посмотрела на сестренку Ирэну как на фею.
– Благодарю вас, виконтесса Альт-Вельдер за то, что уделили мне немного вашего времени, – как можно официознее поблагодарила малышка. Она помнила уговор, что «сестренку» Ирэну можно звать сестренкой только наедине.
Затем малышка встала, аккуратно разгладила платье, что, впрочем, не слишком улучшило его внешний вид, а затем скромно присела в реверансе перед всеми новоприбывшими. Стоит отметить, что помимо двух представителей сильного пола прибыли еще два цветочка Ее Величества – Иоланта и Леони. Впрочем, последняя предпочла проигнорировать и Синтию, и Ирэну. Малышка кинула обиженный взгляд на графиню Дорак – было бы понятно, если бы эта особа не поздоровалась с Синтией – малышка привыкла к такому, - но вот с сестренкой Ирэной! Но маленькая фрейлина не дала волю своей обиде, а продолжила играть из себя скромницу.
– Синтия Креденьи, виконтесса Карье, очень рада с вами познакомиться! – затем малышка подняла обеими ручками свою куклу и на вытянутых руках представила ее Ричарду. – Софи говорит, что ей приятно с вами познакомиться, герцог Окделл, Джастин. Софи – подарок моего папочки. У меня недавно родилась сестренка, ей сейчас два - вы представляете, какая она прелестная? Так вот, папа подарил мне куколку, чтобы я о ней заботилась как о Лети – так зовут мою младшенькую сестричку – Летиция, правда красивое имя? Кстати, она так забавно играет в прятки, но моя сестренка очень умная, хотя пока и прячется, закрывая глазки ладошками, – маленькая фрейлина остановилась, набирая в легкие побольше воздуха, и продолжила. – Но она вырастет и станет умной-умной, и мы будем вместе помогать Ее Величеству. Ее Величество – просто ангел! Мне так нравится читать королеве и фрейлинам книжки, они тогда слушают и Ее Величество не такая грустная… Джастин, а ты прятки любишь, хочешь, поиграем? Я могу почитать книжки – я достаточно хорошо читаю, так говорит Ее Величество! Только, – малышка немного смутилась, – у нас в основном рыцарские романы. Джастин, а хочешь, мы поиграем во что-нибудь из рыцарских романов? Ты будешь прекрасным рыцарем Ринальди, а я – прекрасной эория Магделеной? – девочка задорно блеснула глазками, довольная тем, что Джастину не понравилась попытка графини Дорак привести его воротник в надлежащий вид. – Виконтесса Эммануилсберг, благодарю вас. А так же вас благодарит Софи, но мы с ней договорились не быть прелестнее Ее Величества. Королева должна быть прекраснейшим цветком в своем цветнике, - явно немного заученно из пафосных рыцарских романов закончила малышка.

Отредактировано Синтия Креденьи (2011-07-10 18:48:14)

0

17

Безродный воспитанник Первого Маршала оказался галантнее герцога Окделла. Тот даже не попытался скрыть свой неприязни к девушке, единственная вина которой заключалась в том, что ей случилось принадлежать к семейству кардинала Сильвестра. Зато Джастин оказался весьма мил, хоть и хорохорился в присутствии старшего приятеля. Или не приятеля - в каких отношениях живущие под одной крышей юноша и мальчик, Леони как-то не задумывалась.
- Конечно мог бы, - легко согласилась девушка. - И все же заботу дамы  надо уметь принимать. Тем самым, как правило, дают понять, что кавалер небезразличен, - с трудом удержавшись, чтобы не взъерошить мальчику волосы, Леони обернулась на щебечущую Синтию. - Впрочем, вы похоже, небезразличны не только мне, а потому не буду утомлять своей заботой.
Фрейлина тепло улыбнулась и отошла к окну. Это место поазалось ей удобнее всего - достаточно светло для вышивания и видно всю комнату, чтобы не упускать из виду происходящего.

0

18

Воспитанник герцога Алвы! Подумать только! Это определенно стоило внимания, и Иоланта пристально проследила за тем, как мальчишка принял внимание графини Дорак. На саму виконтессу он внимания не обратил - то ли уже успел задрать нос в достаточной мере, чтобы не снисходить до стайки фрейлин, то ли просто еще не выучился вести себя должным образом. Вежливый ответ мальчика Леони Дорак говорил за первое, еще бы: одно дело - племянница кардинала, другое - какая-то там девица Манрик, понахватался у своего "воспитателя" презрения к семейству тессория и демонстрирует вовсю. С другой стороны, гость выглядел слишком растерянным для зазнайки. Неужто Алва подобрал совсем уж сироту с улицы? Шутка в его духе, пожалуй, даже интересно, что будет с мальчиком, когда Первый маршал насмеется вдоволь.
- Джас-тин... - задумчиво повторила девушка, как бы случайно поставив ударение на второй слог и внимательно покосившись на Ирэну. Да, это тоже было похоже на Алву - насмешка в лицо то ли семейству Приддов, то ли всей Олларии, который год распускающей сплетни о маршале и порученце, и уж, конечно, трудно предположить, что мальчик случайно оказался почти тезкой Юстиниана Придда. С другой стороны, представить, чтобы Рокэ Алва специально выбирал из толпы ребенка с нужным именем?.. Занятно. Ирэна осталась бесстрастна, впрочем, ничего другого Иоланта и не ждала.
За мыслями она едва не забыла представиться в ответ, но наконец спохватилась и присела в реверансе.
- Иоланта Манрик, виконтесса Эммануилсберг, - подчеркнуто ровно сообщила она. - Рада знакомству с вами, монсеньор.
Руку для поцелуя девушка подавать не стала, хотя соблазн был велик. Если то, что она уже слышала об Окделле, правда, то этот волчонок (или вепренок?) ей руку скорее постарается откусить, чем поцелует. Ну или гордо проигнорирует, хотя и сам при этом будет выглядеть глупо. Еще бы, ведь ее семья давно пытается продвинуть свои владения за пределы Красного Манрика вглубь Надора. Целью унизить Окделла Иоланта пока не задалась, а обращение "монсеньор" уже было в некотором роде насмешкой, так что виконтесса просто дежурно улыбнулась и отошла к графине.
- Очаровательный мальчик, не правда ли? - тихо, чтобы гости не услышали, обратилась она к Леони с милой улыбкой, продолжая пристально наблюдать за Джастином и Ирэной. Эти двое сейчас казались ей интереснее надорского герцога, а разделять внимание на троих было бы уже слишком.

0

19

Час от часу не легче! Рыжая фрейлина оказалась манриковской родственницей. Кем именно она приходилась тессорию, Ричард не знал, ему не было нужды держать в голове имена всех "навозных" отпрысков. Создатель, каково, должно быть, приходится Ее Величеству в окружении врагов! Не удивительно, что королева всегда печальна. Как можно улыбаться, зная, что за тобой все время следят злые глаза?
Он сам не провел здесь и получаса, а ему уже не по себе. Ах, ну почему, почему он не король? Тут бы и духу этих, с позволения сказать, фрейлин, не было!
Ричард выпустил руку Джастина, оставляя его на попечение малышки Синтии и ее куклы, а сам обратился к похоже, единственной благородной женщине в свите Ее Величества.
-Эрэа, могу я спросить, как давно вы видели вашего брата?
Не то, чтобы ему было особенно интересно, как там дела у Валентина, но надо же с чего-то начать разговор!

0

20

Виконтесса, не вмешиваясь в разговор, внимательно наблюдала за происходящим. Из чужих разговоров можно извлечь немало интересной информации. Ирэна машинально раскрыла и закрыла веер - привычка, которой рано или поздно обзаводятся все придворные дамы. С огромной радостью она бы отошла в сторону и вернулась к вышиванию, но избегать общения с такими интересными собеседниками нельзя.
Иоланта не потрудилась скрыть свое отношение к мальчику. Ирэна сделала вид, что не услышала ее "случайной" обмолвки. Виконтесса прекрасно представляла ход мыслей двоюродной сестры. Нелепая сплетня, пущенная Штанцлером, неожиданно пришлась по вкусу аристократии, особенно новой. Сама женщина не сомневалась, что слухи были придуманы отцом, чтобы скрыть правду. Вот только какова была эта правда - не знали даже братья, не говоря о самой Ирэне.
Сохранять внешнее спокойствие - легко, а вот как отвлечься от ненужных мыслей? Герцог Алва решил в очередной раз показать, что сплетни его не касаются? Сначала оруженосец, теперь воспитанник. Знает ли сам Джастин, кому приходится тезкой? Если знает, то от кого? Хотя нет, на имя виконтессы он никак не отреагировал, а если верить поведению мальчишки - не от умения скрывать свои чувства.
Тем временем Ричард обратился к ней. Вопрос был предсказуем, как и ответ на него, но придворные условности нужно соблюдать. Даже удивительно, что удалось избежать столь любимого многими обсуждения погоды... Интересно, Окделлу действительно так интересно узнать про однокорытника, или он просто не придумал других способов начать разговор?
- Последний раз мы встречались три дня назад. Как вы, наверное, знаете, Валентина взял в оруженосцы маршал Ариго. - будничным тоном ответила Ирэна. Желания разводить придворные экивоки с герцогом она не имела ни малейшего, куда нужнее было бы пообщаться с Джастином.

0

21

-Да, я знаю, - у Ричарда невольно вырвался тоскливый вздох. Не то, чтобы он завидовал Валентину, все же оруженосец Первого Маршала стоит выше остальных, но Дик был бы только рад уступить эту честь взамен на службу у настоящего Человека Чести, каким, без сомнения, являлся брат Ее Величества.
-В таком случае, - продолжил юноша. - Не могли бы вы сказать мне, как он себя чувствует?
Только спросив, Ричард понял, какую глупость совершил. Ну кто тянул его за язык?! Зачем было вспоминать о ране, а, следовательно, и о дуэли?! И как быть, если сестра Валентина захочет узнать подробности?..

0

22

Вокруг происходило уже слишком много всего одновременно, и Джастин просто запутался в происходящем. Хотя для того, чтобы перестать понимать, что происходит, было достаточно одной девочки, представившейся Синтией. Та, похоже, еще не замечала разделяющей их в социальном положении пропасти и радовалась возможности поговорить с относительно ровесником. Одиноко ей, наверное, тут, среди всех этих дам и их скучных разговоров... Джастин вполне понимал девочку - ему и самому было скучновато в окружении взрослых, занятых своими разговорами. И он бы, пожалуй, был только рад поближе познакомиться с Синтией. Только вот не нарушит ли он этим какие-нибудь правила приличия.
- Я рад знакомству с вами, Синтия. И с Софи тоже, - подбирать нужные слова было трудно, мальчишка осознавал, что его речь звучит не так, как надо бы. Но отмалчиваться было невозможно, и приходилось отвечать, напряженно подбирая слова. - Знаете, играть мне в последнее время почти не приходилось, а читать я и вовсе не умею, а поэтому не знаю содержания тех книг, которые вы любите. Боюсь, вам со мной будет скучно - я слишком мало знаю.
Остальные увлеклись своими разговорами и вроде забыли о нем... И слава Создателю! Мальчишка внимательно прислушивался к тому, что говорилось, но не услышал ровным счетом ничего интересного, одни незнакомые имена да ничего не значащие, как казалось Джастину, фразы.

0

23

Первый маршал появился как всегда неожиданно для окружающих. Он поприветствовал присутствующих в приемной дам, пожелав им доброго дня. Своему оруженосцу герцог Алва бросил только:
- Оставайтесь здесь! - и прошел дальше, в покои Ее Величества.

0

24

"Оставайтесь здесь!", передразнил про себя Ричард. Что он ему, собака? Где посадили, там и сидит?
Но оскорбляться было совершенно бесполезно, к тому же, Алва уже ушел. В покои Ее Величества... Ричард нахмурился и украдкой вздохнул. Если бы королева вышла в приемную, хоть ненадолго... если бы она снова обратила внимание на сына Эгмонта Окделла... Но дверь больше не открывалась, и Ричард заставил себя отвести от нее тоскливый взгляд.

0

25

- Милый мальчик? Который из них?
Леони взглянула на Иоланту, словно не понимая, кого та имеет ввиду - Ричарда или Джастина. Похоже, внучка тессория тоже предпочла воздержаться от активного участия в светских беседах с герцогом Окделлом. Леони даже пришла в голову совершенно несуразная мысль, что Дораки и Манрики даже чем-то похожи. Нет, нет, не может этого быть. Графиня отогнала неуместный бред и перевела взгляд на казавшихся потерянными подопечных Первого Маршала. Обоих она видела впервые (клятву Повелителя Скал в Фабианов день сложно было назвать встречей), а потому не спешила полностью отвлекаться от них даже с появлением Алвы.

0

26

Дверь из кабинета королевы распахнулась, и герцог Алва быстрым шагом вышел в приемную и уже было пошел дальше, как остановился.
- Ричард! - голос Первого Маршала звучал как на плацу, он огляделся в поисках оруженосца. - А вот вы где! Идемте! Джастин, ты тоже! - И направился к выходу.

0

27

Они уже уходят? Так скоро? Но он ведь еще не видел королеву! Проклятый Алва, сначала притащил во дворец, а теперь забирает! И еще командует, будто перед ним какие-то солдаты!
-Прошу прощения, эрэа, - Ричард торопливо поклонился. - Джастин! Иди сюда, нам пора.
Он еще взглянул с надеждой на дверь, из которой вышел Алва, но та оставалась закрыта, и Ричарду ничего не оставалось, кроме как последовать за своим эром.

0


Вы здесь » Талигойский лабиринт » Архив » Свитские будни